Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваВторник, 23.07.2019, 10:30



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Самуил Маршак

 

Повести в стихах

         Часть 3

 

КАК ИСКАЛИ НАТАШУ

Отряд приехал в лагерь,
Над крышей вьются флаги.
В полях, в лесах, в овраге
Мы слышим голоса.

Несутся звуки горна,
Взбегая вверх задорно,
И будят луг просторный
И дальние леса.

Машины разгрузили,
Шоферов накормили,
И вновь автомобили
Отравились в Москву.

Приезжие ребята
И Надя, их вожатый,
Идут на склон покатый,
Садятся на траву.

Они - вторая смена.
Уже скосили сено.
Плывет комбайн степенно.
Уборка началась.

Но вот к вожатой Наде
Подходит рослый дядя.
- Кто, - говорит, - в отряде
За старшего у вас?

Нужна нам помощь ваша.
Пропала внучка наша,
По имени Наташа,
Трех с половиной лет.

Жена и дочка Валя
Орехи с нею рвали,
Да внучку прозевали-
Глядят - девчонки нет.

Моя старуха с дочкой
Обшарили все кочки.
Коль не найдем до ночки,
Ребенка не спасти.

В колхозе нашем "Горки"
Все нынче на уборке.
А вы, ребята, зорки,
Попробуйте найти!

- Найдем! - сказала Надя,
На лес далекий глядя. -
Кто из ребят в отряде
Отправится со мной?

- Мы все! - сказали Вова,
И Катя Иванова,
И Шура Глазунова,
И Петя Куренной,

И Кузнецова Зойка,
И Вероника Бойко
С Мариной Ильиной,

И Бондарева Ленка,
И Громов Константин,
И длинный Нестеренко,
И маленький Фомин.

- Товарищи! Два слова!
Мы предлагаем план, -
Сказали Белкин Вова
И Бондарев Иван. -

Давайте для разведки
Разделим лес на клетки.
А лучше цепью редкой
Прорежем лес насквозь.

Прочешем лес гребенкой -
Нельзя ж искать ребенка,
Как курица цыпленка,
Без плана, на авось!

- Да только, чур, смотрите, -
Сказал Малеев Витя, -
Грибов в пути не рвите
И ягоды лесной!

- Кто будет рвать орехи,
Тем будет на орехи!
Идем не для потехи! -
Добавил Куренной.

Ребята входят в чащу,
В густой и темный лес.
Над ними шелестящий
Колышется навес.

Здесь делом каждый занят
В закатной тишине.
Вон дятел барабанит
На розовой сосне.

Пригнулась ветка ниже,
Упал лесной орех.
И белки красно-рыжей
Сверкнул пушистый мех.

Снует народ пернатый
Вокруг примолкших гнезд,
И тихо в час заката
Посвистывает дрозд.

- А я нашла чернику.
Да как она крупна! -
Позвала Веронику
Марина Ильина.

- Нашла? - спросили Вова,
И Катя Иванова,
И Шура Глазунова,
И Петя Куренной.

И сразу гулко, звонко
Откликнулись вдали:
- Нашли, нашли ребенка!
- Две девочки нашли!..

Когда же понемногу
Горячка улеглась,
Спросила Надя строго:
- С чего ж у вас тревога,
Ребята, началась?

Краснея, Вероника
С Мариной Ильиной
Признались, что черника
Была всему виной.

Пришлось им перед всеми
Вину свою признать.
- Ну вот, нашли же время
Чернику собирать!

За нами ночь вдогонку,
Домой идти пора.
Но как в лесу девчонку
Оставить до утра?

- Взглянуть бы сверху надо
Взберись-ка на сосну, -
Вожатая отряда
Сказала Фомину.

Фомин быстрее белки
На дерево залез.
Кругом - кустарник мелкий
И рослый, старый лес,

Вон пышная рассада
Молоденьких дубков,
Как дети из детсада
Меж дедов-стариков.

Ручей струится тонкий,
А там - туманный луг.
Но нет в лесу девчонки,
Как ни гляди вокруг!

Опять бредут ребята,
Проходит долгий час.
Последний свет заката
Меж соснами угас.

Последний свет заката
Угас, блеснув огнем,
И говорят ребята:
- Неужто не найдем?

- Нет, - Надя им сказала, -
Прошли мы полпути -
Во что бы то ни стало
Должны мы след найти!

Хоть, правда, поздновато,
Но старшие ребята
Пускай идут со мной,
А младших вместе с Натой,
Со звеньевой вожатой,
Отправим мы домой.

- Домой? Да что ты, Надя! -
Послышалось в ответ. -
Все старшие в отряде,
В отряде младших нет!..

Луна встает над чащей,
И луч ее косой
Покрыл кусты дрожащей
Туманной полосой.

Идут-бредут ребята
Гуськом, за шагом шаг.
И вдруг с крутого ската
Фомин скользнул в овраг.

С горы Фомин Сережка
Скатился, словно мяч,
Опомнился немножко
И слышит тихий плач.

Он слышит голос тонкий
Из-за густой листвы.
Что это? Плач ребенка?
А может, крик совы?

Но плач затих. Ни звука
В овраге не слыхать.
Кричит Фомин: - А ну-ка,
Заплачь, заплачь опять!

Да нет, никто не плачет.
В лесу шумит листва,
Журчит ручей. Ну, значит,
То вскрикнула сова.

Во мраке куст колючий
Хватает Фомина.
Но вот из темной тучи
Прорезалась луна.

И сразу стал просторней
Овраг в лучах луны.
Торчат, чернея, корни
Березы и сосны.

Густой кустарник колкий
Теснится у ручья.
Как мелкие осколки,
В кустах блестит струя.

Фомин идет смелее.
Вдруг что-то вдалеке,
В лучах луны белея,
Мелькнуло в лозняке.

Забилось сердце звонко
У Фомина в груди:
Среди кустов девчонку
Он видит впереди.

Идет она, хромая,
С корзиночкой в руке.
Одна нога босая,
Другая в башмачке.

Идет, тревожно дышит,
Глядит на каждый куст
И плачет, чуть услышит
Далекий треск иль хруст.

Фомин ползет вдогонку,
Крадется позади -
И вдруг позвал девчонку:
- Наташа, погоди!

Но девочка сначала
Метнулась, как зверек,
От страха закричала,
Пустилась наутек.

Фомин за ней: - Наташа!
Твой дед, сестра и мать
И все ребята наши
Пришли тебя спасать!

Наташа поглядела
Назад из-за ствола
И медленно, несмело
К Сереже подошла.

Приставшие колючки
Он снял с ее волос
И, взяв ее на ручки,
Через кусты понес.

Наташа понемножку
Становится смелей.
- Я уколола ножку.
Гляди-ка, кровь на ней!

Он обвязал ей пальчик:
- Ну вот и не болит!
- Спасибо, дядя мальчик!
Наташа говорит.

Но вновь исчезла в туче
Бродячая луна,
И снова куст колючий
Хватает Фомина.

Фомин прибавил шагу
И слышит сквозь листву,
Как по всему оврагу
Разносится "ау"!

"Ау!" - несется снова
Из темноты ночной.
Да это Надя, Вова,
И Катя Иванова,
И Шура Глазунова,
И Петя Куренной,
И Кузнецова Зойка,
И Вероника Бойко
С Мариной Ильиной.

- Нашел! - кричит Сережа
И слышит, как вдали
Звенит: - Ура, Сережа! -
И маленькая тоже
Кричит: - Меня нашли!

С крутой горы ребята
И Надя, их вожатый,
Гуськом, замедлив шаг,
Спускаются в овраг.

Идут цепочкой Вова,
И Шура Глазунова,
И Катя Иванова,
И Петя Куренной,
И Кузнецова Зойка,
И Вероника Бойко
С Мариной Ильиной.

Фомин передовому
Ребенка отдает,
Передовой - другому,
А там и третий ждет.

Потом четвертый, пятый,
Шестой,
Седьмой,
Восьмой...
И вот идут ребята
С Наташею домой.

Горнисты будят лагерь.
Трава блестит от влаги.
Горит на алом флаге
Рассветная заря.

Несутся звуки горна,
Взбегая вверх проворно,
И вторят им задорно
Другие лагеря.

 

ЛЕДЯНОЙ ОСТРОВ

Посвящается
капитану медицинской службы
Павлу Ивановичу Буренину

Там, за далью непогоды.
Есть блаженная страна
Не темнеют неба своды,
Не проходит тишина

Но туда выносят волны
Только сильного душой ..
                       Н. Языков

- 1 -

Этот старинный поморский рассказ
В детстве слыхал я не раз.

В море затерян скалистый Удрест.
Волны бушуют окрест.

А на Удресте всегда тишина.
Там и зимою весна.

Вольным ветрам на Удресте приют.
Недруги в дружбе живут.

В гости к Норд-Осту приходит Зюйд-Вест,
Пьет у соседа и ест.

В гости к Зюйд-Весту приходит Норд-Ост,
Время проводит до звезд.

Только во мраке погаснет заря,
Оба летят на моря.

Мачты ломают, свистят в парусах,
Рвут облака в небесах

И, погуляв на просторе зимой,
Мчатся на остров - домой.

Буйный Норд-Ост и веселый Зюйд-Вест
Мчатся домой, на Удрест...

Много измеривших свет моряков
Бросили жен и невест.
Чтобы найти за грядой облаков
Солнечный остров Удрест.

Чайки кружились у них за кормой.
Чайки вернулись домой.

Но не вернулись домой корабли -
Те, что на Север ушли.

Только один мореход уцелел.
Был он вынослив и смел.

Шхуну доверив движению льдин,
Цели достиг он один.

Он и донес до родных своих мест -
Этот счастливый пловец -
Вести про северный остров Удрест,
Пристань отважных сердец.

В книгах старинных встречал я не раз
Сказочный этот рассказ.

Книги покрыла столетняя пыль.
Червь переплеты их ест.

Лучше послушайте новую быль -
Сказку про новый Удрест...

- 2 -

На севере северной нашей земли,
За мшистою тундрой Сибири,
От самых далеких селений вдали
Есть остров, неведомый в мире.

Тяжелые льдины грохочут кругом,
И слышится рокот прибоя.
Затерян на острове маленький дом.
Живут в этом домике двое.

В полярную стужу и в бурю они
Ведут, чередуясь, работу
Да книжки читают. А в ясные дни
Выходят с ружьем на охоту.

Добыча их - птица, тюлень иногда,
Порою медведь-северянин.
Но вот на зимовке случилась беда:
Один из полярников ранен.

Ружье ль сплоховало, патрон ли подсел -
Кто знает? В глубоком сугробе
Его полумертвым товарищ нашел
В тяжелом бреду и в ознобе.

Над ним просидел он всю ночь напролет,
Гоня неотвязную дрему,
Повязки менял да прикладывал лед.
Но легче не стало больному.

Всю ночь на подушках метался больной,
А взломанный лед скрежетал за стеной,
И слышался грохот прибоя.

И снилось больному: он едет в Москву,
И где-то в дороге ложится в траву,
И слышит листву над собою...

Но чаще и громче удары колес,
Пронзительный скрежет железный,
И поезд несется с горы под откос.
Ломая деревья, летит паровоз
Со всеми вагонами в бездну...

Очнувшись, услышал больной наяву:
Ключом телеграфным стуча,
Товарищ его вызывает Москву
И требует срочно врача.

"Та-та! Та-та-та! Та-та-та! Та-та-та" -
Радист отбивает тревожно:
- Раненье серьезно. Грозит слепота.
Посадка на лед невозможна...

- 3 -

В любую погоду с утра до утра
По городу ходят к больным доктора.

Иль с красным крестом на стекле и борту,
Пугая прохожих гудком за версту,
Машина закрытая мчится
К бессонным воротам больницы.

А в дальнем краю, среди горных стремнин,
Куда не проникнут колеса машин,
Оседланный конь быстроногий
Бежит по отвесной дороге.

Песчаною степью кибитка ползет,
В полярных просторах летит самолет,
Да мчатся в упряжке собаки
По снежному насту во мраке.

Но может ли путник пробраться туда,
Где рушатся горы плавучего льда,
Куда не пройти пешеходу,
Куда не доплыть пароходу,
Где лодки своей не причалит рыбак,
Не ждет самолетов посадочный знак,
Где даже упряжке полярных собак
В иную погоду нет ходу!

- 4-

- Серьезное дело я вам поручу! -
Начальник сказал молодому врачу. -
Взгляните на карту с маршрутом.
Сюда предстоит совершить вам полет
В летающей лодке, откуда на лед
Вы прыгнуть должны с парашютом.

- К полету готов! - отвечал капитан,
Потом оглядел деловито
Синевший на карте пред ним океан,
Где надпись была: "Ледовитый".

Мы знали, что лечат больных доктора, -
Так было по прежним понятьям.
Но, видно, отныне настала пора
Не только лечить, но летать им.

К полету готов молодой капитан.
Ему-то летать не впервые.
Летал он с десантом в отряд партизан
В недавние дни боевые.

Не в залах, где свет отражен белизной,
Где пахнет эфиром, карболкой,
А и тесной и темной землянке лесной
Из ран извлекал он осколки.

Он смерть свою видел на каждом шагу,
Но был он душою не робок.
Не раз с партизанами ночью в снегу
Лежал он в засаде бок о бок...

- 5-

Над тундрой сибирской гудит самолет.
Грозят ему вьюги и ветры.
Пять тысяч. Шесть тысяч. Шесть тысяч пятьсот
Легло позади километров.

И вот за спиною осталась Сибирь
В мохнатой овчине тумана.
Открылась пустынная, бледная ширь -
Белесая муть океана.

Под солнцем базовым летит самолет,
Над бледно-зеленой страною.
Ложится он набок - и вздыбленный лед
Встает на мгновенье стеною.

Не видно нигде ни полоски земли.
Равнина мертва, нелюдима.
И вдруг померещилось где-то вдали
Ползущее облачко дыма.

На льду среди трещин и мелких озер
Блеснул в отдаленье сигнальный костер...

Кружит самолет над водою и льдом,
Изрезанным тысячей речек.
Уж виден в тумане игрушечный дом
И рядом на льду человечек.

Как он одинок, как беспомощно мал
В пустыне холодной и белой.
Но Родину-мать он на помощь позвал -
И помощь к нему прилетела.

Крылатая лодка кружит над водой,
Десант она сбросить готова.
А этот десант - капитан молодой,
Летящий к постели больного.

Приказа последнего ждет капитан,
И вот наступила минута:
Он прыгнул с крыла в ледяной океан
И дернул кольцо парашюта...

- 6 -

В любую погоду с утра до утра
Повсюду - в горах, на равнинах -
К постели больного спешат доктора
В телегах, в санях, на машинах.

Но в мире таких не бывало чудес,
Чтоб доктор на землю спускался с небес.
Верней, не на землю, а в воду -
В такую дурную погоду...

Он дернул кольцо и над морем повис
Под белым шатром парашюта,
Но камнем тяжелым стремительно вниз
Его понесло почему-то.

Мгновеньем в опасности люди живут, -
Оно не воротится снова...
Он понял, что прорван его парашют,
И дернул кольцо запасного.

Беду отвратил он движеньем одним.
Серебряный купол раскрылся над ним,
И снова могучая сила
Его на лету подхватила.

И, плавно спускаясь с холодных высот,
Услышал он вновь, как гудит самолет,
Плывущий по бледному своду.

Услышал, как лает на острове пес...
Но тут его ветер куда-то отнес -
Он сел не на остров, а в воду.

Помог парашют человеку в беде,
Но стал его недругом лютым.
И долго, барахтаясь в талой воде,
Боролся пловец с парашютом.

Его парашют, словно парус, тянул.
Он вымок насквозь - до рубашки,
Но все же он встал и с трудом отстегнул
Застывшими пальцами пряжки.

Он вышел на лед, - утомленный борьбой,
Воды наглотавшись студеной,
И свой парашют потащил за собой...
Нельзя же оставить - казенный!

- 7 -

Возник этот остров из старого льда,
А почвенный слой его черный
Сюда нанесла по песчинке вода
Веками работы упорной.

Стоит здесь не больше недель четырех
Холодное, бледное лето.
Растет из-под снега один только мох
Седого и черного цвета.

Весною здесь пуночка робко поет,
Проворная, пестрая птичка.
Тепло возвещают утиный прилет
Да черных гусей перекличка.

Посылки и письма привозит сюда
Зимою упряжка собачья,
А летом дорогой, свободной от льда,
Приходит и судно рыбачье.

Но редки такие событья в году,
А год у полярников долог.
Живут одиноко в снегу и во льду
Два парня: радист и попавший в беду
Гидролог-метеоролог.

По радио только они узнают
О том, что творится на свете...
Но в самую злую из горьких минут
Пришел к ним на выручку третий.

- 8 -

Никто б не узнал офицера, врача
В продрогшем насквозь человеке.
Он шел, за собой парашют волоча,
И наземь текли с него реки.

Вошел и сказал он: - А где же больной?
Нельзя нам минуты терять ни одной!

Сменил он одежу, умылся, согрел
Над печкой озябшие руки.
Потом он больного, раздев, осмотрел
По правилам строгой науки.

В дорожном мешке инструменты нашел,
А вечером вместе с радистом
Он вымыл и выскоблил стены и пол,
Чтоб все было свежим и чистым.

И только тогда принялись за еду
И час провели в разговоре
Усталые люди - в избушке на льду
Среди необъятного моря...

- 9 -

А утром, когда за вспотевшим окном
На солнце капель зазвенела,
Приехавший гость, освежившийся сном,
Оделся и взялся за дело.

Не зря он вчера парашют приволок:
Теперь - после стирки и сушки -
Он шелком блестящим покрыл потолок
И голые стены избушки.

Блестят серебром инструменты и таз.
Больному хирург оперирует глаз.
Бежит за мгновеньем мгновенье...

И в эти мгновенья бегущие спас
Товарищ товарищу зренье.

Придет катерок через восемь недель,
Доставит врача к самолету.
А раненый раньше покинет постель
И выйдет опять на работу.

На море и небо он будет смотреть,
На все, что нам дорого в мире...
Для этого стоило в бурю лететь
На край отдаленный Сибири.

Для этого стоило прыгать с высот
В седой океан, на изрезанный лед,
Куда не пройти пешеходу,
Куда не доплыть пароходу,
Где лодки своей не причалит рыбак,
Не ждет самолетов посадочный знак,
Где даже упряжке полярных собак
В такую погоду
Нет ходу!

 

КТО ОН?

- 1 -

Из-за моря-океана
Отдохнуть от всяких дел
Мистер Смолл из Мичигана
К нам в столицу прилетел.

Прилетел на две недели,
Чтоб увидеть, какова
Не в кино, а в самом деле
Эта красная Москва.

С голубым цветком в петлице,
В белой шляпе набекрень
Колесил он по столице
На машине целый день.

За рекой, в тиши окраин,
Он у спутника спросил:
- Извините, кто хозяин
Этих загородных вилл?

Из окна автомобиля
Спутник вывеску прочел
И сказал: - На этой вилле
Отдыхает Комсомол.

В тихом парке на лужайке
Высоко взлетает мяч.
Паренек в зеленой майке
За мячом несется вскачь.

- Чья спортивная площадка?
Кто играет в баскетбол? -
Проводник ответил кратко
Тем же словом: - Комсомол.

И сказал румяный янки,
Член конгресса и богач:
- Есть, как видно, деньги в банке
У владельца этих дач!

- 2 -

По дороге перед будкой,
Где висел афишный лист,
Задержался на минутку
Любознательный турист.

- В оперетте - "Перикола".
А в балете - "Красный мак".
А в театре Комсомола -
"Сирано де Бержерак".

Видно, дорого он стоит,
Этот мистер Комсомол.
Под Москвой он дачи строит
И театры приобрел!

Мимо берега крутого
Пароход, гудя, прошел.
На борту блестело слово
Золотое: "Комсомол".

Иностранец хитровато
Бровью рыжею повел
И сказал: - Какой богатый
Этот мистер Комсомол!

Мне рассказывали в Штатах,
Будто нет у вас богатых.
Между тем в СССР
Есть еще миллионер!

Я прошу вас на прощанье:
Если с вами он знаком,
Вы устройте мне свиданье
С вашим знатным земляком!

- 3 -

Мимо каменных заборов
Едет за город турист,
Слышит ровный гул моторов
И ремней протяжный свист.

Надпись четкую у входа
Переводчик перевел:
- "Комсомольский цех завода"...
Вот он, мистер Комсомол!

Шли с портфелями ребята
Из ворот соседних школ.
- Вот, - заметил провожатый, -
Вот он, мистер Комсомол!

Над Москвою реял летчик,
Как над скалами орел.
- Вот, - промолвил переводчик, -
Вот он, мистер Комсомол!

Не откажется он с вами
Повидаться, мистер Смолл,
Но, как видите вы сами,
Очень занят Комсомол!

 

КАК ПЕЧАТАЛИ ВАШУ КНИГУ

Мне говорили много раз
Знакомые ребята:
- Стихи, пожалуйста, для нас
Скорее напечатай!

Я написать стихи готов,
Ребята дорогие,
Но не печатаю стихов -
Печатают другие.

Я был на фабрике такой,
Где вам готовят книжки.
Там в самой первой мастерской
Есть ящики без крышки.
Их люди кассами зовут.
В них буквы разные живут -
Свинцовые,
Литые,
Заглавные,
Простые.

На клетки ящик разделен, -
По букве в каждой клетке,
И запрещает ей закон
Перелезать к соседке.

Наборщик знает, где, какой
Хранится знак печатный,
Берет привычною рукой
И ставит аккуратно.

Строка к строке, строка к строке.
За рядом ряд ложится.
И вот сверкает на доске
Свинцовая страница.

Как полк солдат, в строю стоят
Все буквы, цифры, точки.
И где стоит свинцовый ряд,
Там в книжке будут строчки.

Но утомителен для глаз
Наборный труд старинный.
Пускай работает за нас
Наборная машина.

Она и строчки соберет
И отольет в пластинки.
А ты работаешь, как тот,
Кто пишет на машинке.

Но все же бодро до сих пор
Живет на белом свете
Заслуженный ручной набор,
Проживший пять столетий.

-----

Сейчас набор пойдет в печать,
В машину ляжет скоро.
Но прежде надо оттиск снять
С готового набора.

По строчкам валиком мазнут
И тиснут отпечаток,
Чтобы увидеть, нет ли тут
Ошибок, опечаток.

Но вот наборщик лист собрал,
Теперь страницы свяжет,
А уж в машине круглый вал
Их свежей краской смажет.

Пошла, пошла машина в ход
Бесшумным шагом скорым.
Бумага белая идет,
Чтоб встретиться с набором.

Выходит комом первый лист,
Но это только проба.
Теперь, печатник-машинист,
Глядеть ты должен в оба, -

Чтобы печать была чиста,
Красива и опрятна,
Чтоб на поверхности листа
Не появились пятна.

С бумагой встретится на миг
Набора лист свинцовый -
И уж страницы наших книг
Оттиснуты, готовы.

Взяла машина лист простой
И наложила краску -
И вот писатель Лев Толстой
Рассказывает сказку.

Хоть у машины нет ума,
Машина знает дело:
Листы нарежет вам сама
И сложит их умело.

А переплетчик их сошьет,
Края обрежет миюм.
Потом оденет в переплет,
И вот пред вами - книга!

Теперь нам надо разобрать
Свинцовые страницы:
Ведь буквы могут нам опять
Для книжек пригодиться.

На них лежит дорожный прах
Налет свинцовой пыли.
Они и в горьковских строках,
И в гоголевских были.

Иная буква так умна:
Печатала немало.
И в астрономии она
И в химии бывала!

Когда рассыпанный их строй
Вернется в цех наборный,
Их покрывает толстый слой
Машинной краски черной.

-----

Приятно книжки почитать.
А сделать их попробуй!
Искусство тонкое - печать
И требует учебы.

Мы знаем славных стариков,
Печатающих книжки,
А рядом с ними у станков
Работают парнишки.

Один хороший паренек
Знаком со мною лично.
Он невелик и невысок,
Но трудится отлично.

Он предан делу всей душой,
И посмотреть приятно,
Как он командует большой
Машиною печатной.

Хоть говорят, что ростом он
Не более аршина, -
Ему послушна, точно слон,
Огромная машина.

Меня печатал он не раз,
И эту книжку тоже
Мы вместе сделали для вас -
Я и Смирнов Сережа.

Работа сложная - печать.
И всем рабочим цеха
Должны мы счастья пожелать,
Здоровья и успеха!

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2019
Яндекс.Метрика