Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваЧетверг, 18.07.2019, 22:52



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Николай Мельников

 

ПОСТАВЬТЕ ПАМЯТНИК ДЕРЕВНЕ

 
Поставьте памятник деревне
На Красной площади в Москве,
Там будут старые деревья,
Там будут яблоки в траве.
И покосившаяся хата
С крыльцом, рассыпавшимся в прах,
И мать убитого солдата
С позорной пенсией в руках.
И два горшка на частоколе,
И пядь невспаханной земли,
Как символ брошенного поля,
Давно лежащего в пыли.
И путь поет в тоске от боли
Непротрезвевший гармонист
О непонятной "русской доле"
Под тихий плач и ветра свист.
Пусть рядом робко встанут дети,
Что в деревнях еще растут,
Наследство их на белом свете -
Все тот же черный, рабский труд.
Присядут бабы на скамейку,
И все в них будет как всегда -
И сапоги, и телогрейки,
И взгляд потухший... в никуда.
Поставьте памятник деревне,
Чтоб показать хотя бы раз
То, как покорно, как безгневно
Деревня ждет свой смертный час.
Ломали кости, рвали жилы,
Но ни протестов, ни борьбы,
Одно лишь "Господи помилуй!"
И вера в праведность судьбы.
 
 
 
ГРАЖДАНИНУ

Твоя Россия… Думая о ней,
Уберегись соблазнов и обманов:
Одна молитва может быть сильней,
Чем целый митинг с сотней горлопанов.

«За Русь, на бой!» – всё суета сует,
И суетою души захлебнулись.
Одна молитва! Но молитвы – нет!
«На бой, за Русь!» – и снова обманулись.

Твой враг не там – не на коне с копьём
И не с мечом в открытом чистом поле,
Он – невидим, его не взять живьём
Ни силою, ни криками «Доколе!"

Твой враг – раскол, далёкий, вековой,
И если в душах нету единенья –
Ликует он, и тщетен подвиг твой
На поприще «российского спасенья».

Есть Вера, Бог, Отечество и ты!
Лишь это русских делает народом!
Решись, уйди бесовской суеты,
Пусть даже «струсил» скажут мимоходом.

Уйди! И сам неистово молись,
Чтоб Бог вернул и Веру, и сплоченье,
Ни слёз, ни покаянья не стыдись
Во имя долгожданного спасенья.

Из всех краёв растерзанной земли,
Как нити золота, польются вверх молитвы,
Чтобы до Господа, до всех Святых дошли,
Прося благословенья правой битвы!

Тогда – сама собою встанет рать,
И будет вождь – один, одна – дорога,
Спасётся Русь… И пусть не будут знать,
Что ты всё это вымолил у Бога!

 
 
 
ТОСКА

Я в разлуке с Родиной бывал,
Уезжал в далёкие края,
Но нигде сильней не тосковал
Так, как здесь, где Родина моя!

Я немало видел стран чужих,
Но домой быстрей спешил опять,
Потому что здесь, среди своих,
Мне хотелось горе горевать!

Ничего я в жизни не имел,
От земли не прыгал в облака,
Я, как все, сквозь слёзы песни пел,
И была светла моя тоска…

Нет тоски по Родине, враньё!
То – печаль по прошлым временам.
Есть тоска по – Родине! Её
Бог зачем-то дал с рожденья нам…

 
 
 
ОГОНЁК

Вдалеке от людей, вдалеке от дорог
Я в ночи заплутал, я в снегах затерялся,
Но в простуженной тьме вдруг мелькнул огонёк,
На мгновенье пропал и опять показался.

Я побрёл на него, я поверить не мог,
Что в российских полях, без конца и начала,
Для таких же, как я, здесь горит костерок,
Чтобы чья-то душа в темноте не пропала…

Как спасенье, горит в темноте огонёк,
Будто Бог его нам, заплутавшим, зажёг…
Всем, кто сбился с пути, кто устал и продрог,
Как спасенье, горит в темноте огонёк.

И сидит у костра всякий разный народ,
Молчаливо сидит в ожиданье рассвета,
И не хочется слов – пусть душа отдохнёт,
Только б было тепло и хватало бы света.

А закончится ночь, побредём не спеша
И направится каждый своею тропою.
Так гори, огонёк, как России душа,
Среди белого света, объятого тьмою!..

Как спасенье, горит в темноте огонёк,
Будто Бог его нам, заплутавшим, зажёг…
Всем, кто сбился с пути, кто устал и продрог,
Как спасенье, горит в темноте огонёк.

 
 
 
РОССИЯ, НЕ СТАНЬ ИУДОЙ (песня)

Сколько столетий вместе с Христом
Крест ты несла непосильный,
И дорожила этим крестом,
Матушка Русь-Россия.

Веры святой ты не предала,
Сколько бы ни страдала,
И на церквах всегда купола
Золотом покрывала.

И никогда понять не могли
Пришлые иноверцы:
Сколько же сил у Русской земли
И что у неё за сердце?!

А сердце твоё – это вера и крест!
И если оставишь веру,
Горького горя будет не счесть,
Страданьям не будет меры.

Весь мир, обезумев и душу убив,
Глядит на тебя как на чудо.
Так значит, когда-то Христа возлюбив,
Россия не стань Иудой!

Раны твои всё больней и сильней,
Соблазны кружат, как стаи,
Но матушка-Русь, без тебя на земле
Огня и тепла не станет.

Пусть все побросали свои кресты
И ходят во тьме без Бога,
Но если спасёшься одна лишь ты,
Собою спасёшь ты многих.

Ведь сердце твоё – это вера и крест!
И если оставишь веру,
Горького горя будет не счесть,
Страданьям не будет меры.

Весь мир, обезумев и душу убив,
Глядит на тебя как на чудо.
Так значит, когда-то Христа возлюбив,
Россия не стань Иудой!

 
 
 
ПРОРОК

Пророки есть в Отечестве своём,
Но их удел – молчать в миру жестоком,
И Лермонтов, и Пушкин не о том
Пророчили судьбу своим «Пророкам».

Да, ниспослал Всевышний Судия
Заветы избранным: «Восстань, и виждь, и внемли…»
Но… Неизвестна нам судьба твоя
«Глаголом жгущий», «обходящий земли».

Кто даст ходить свободно меж людей
Пороки обличающим пророкам?
Любая власть объявит: «Он – злодей,
И кончит наказанием жестоким!»

И будет схвачен, и в сырой подвал
Он будет брошен жёсткими руками,
Чтоб меж людей речей не толковал
И властвовать не смел над их умами!

Его в темнице страшно изобьют,
И глаз его лишат, и дара речи,
И выведут на волю, и толкнут:
«Ступай, пророчествуй, свободный человече!»

 
 
 
* * *

На мне стоит клеймо поэта,
А у поэта на Руси –
Так довелось – недолги лета.
Мне тридцать. Господи, спаси!

Поэтов нагло убивали
Во все века, и всякий раз
Убийц на волю отпускали –
Другим поэтам напоказ!

Чего ж мне ждать? Всё это было –
Удар ножа иль выстрел в грудь,
Или подвыпивший верзила
«Случайно» стукнет чем-нибудь.

Самоубийств инсценировки,
«Несчастный случай» – как назло…
Какой цинизм! Какой сноровки
Достигло это ремесло!

 
 
 
НЕНУЖНЫЕ

У людей от смеха колики:
Я шоссейною дорогою
Провожаю алкоголика,
Непобритого, безногого.

Трудно деда препроваживать:
У него душа надорвана:
Он горел в Рейхстаге заживо
И стрелял из пушки в Бормана!

У прохожих – смех дебиловый,
Только мент с душой некаменной
Прошипел, как ванилиновый:
– Не заткнёшься, будешь в камере!

И стучит протез негнущийся,
И глаза – тоскливо-пьяные,
И рубашка в клетку – лучшая,
И медаль с портретом Сталина.

Эх ты, старость непутёвая,
От рассвета и до вечера
У пивнушек расфасована,
Непомыта, непривечена.

Каждый раз тебя уважить мне –
Всё одно же – пиво с воблою…
Ну, идём… а то сограждане
Нам кивают не по-доброму.

От пивка походка флотская,
В голове асфальт качается…
Так вот жизнь проходит, скотская,
А потом она кончается.

 
 
 
ПИСЬМО

Здравствуйте, все, кто услышит нас!
Наше письмо – открытое!
Пишет вам в тихий вечерний час
Деревня, вами забытая!

Длинные тени легли на траву,
Ушли дневные заботы.
Мы собрались и пишем в Москву:
Быть может, услышит кто-то?

Нам столько хотелось всего рассказать,
Но сразу просятся строки –
За что вы оставили нас умирать?
Зачем же вы так жестоки?

Нас будто бы нет – мы как дым, как туман,
Ходячие тени без плоти…
Родные, куда же вы без крестьян?
К какой вы цели идёте?

Но… всё по порядку… Мы живы пока,
Хоть жизнь наша еле тлеет,
Хоть невзлюбила власть мужика
И баб с детьми не жалеет!

Мы брошены здесь – поглядите на нас,
Поймите же все, кто может:
Погибнет деревня – приходит час,
Но вы – погибните тоже.

Будут ночами звёзды сиять
Над тем, что жило когда-то,
И будут поля на Руси зарастать,
И рухнет последняя хата.

Если теперь не желает страна
Тяжкий наш труд уважить,
Значит, деревня ей не нужна –
Нужна земля на продажу.

Нет к нам вниманья! Хозяина нет!
Былого нет уваженья!
Для нас он не белый, наш белый свет –
Тленье… вокруг тленье…

В лихую годину, во веки веков,
Когда нам враги грозили,
Мы в бой посылали лучших сынов
За землю и за Россию.

А бабы, как кони, тянули плуги,
Скрипя зубами, пахали…
Родина! Слышишь ты нас? Помоги!
Мы тебе всё отдали!
…………………………………………

Деревни, как лодки, ложатся на грунт,
Объятые тьмой громадной.
Не будет протестов, не вспыхнет бунт
«Бессмысленный и беспощадный».

… Мы очень устали… Порою ночной
Нам стало нередко сниться,
Как слёзы свои загребаем рукой
И сеем, словно пшеницу.

 
 
 
ЕДИНЕНИЕ

Единения нет, есть призывы, но нет единения,
Славословья себе, а каменья – в чужой огород.
О спасенье кричим, но не будет нам грешным спасения,
Если мы для себя не единый великий народ!

Единения нет, каждый сам по себе выживает:
Кто торгует, кто спит, кто ворует, кто горькую пьёт.
И не знает никто, что нас всех впереди ожидает,
И воскликнуть не смеет: «Мы русский единый народ!»

Русаки, русаки… знать, мы всё про себя позабыли,
Коль при слове Отчизна сильнее сердца не стучат,
Коль на наших глазах басурмане наш дом разорили
И совсем по-хозяйски нерусские речи звучат!

Единения нет, единение только от Бога!
Значит, надо просить, покаяньем заполнив сердца, –
Чтобы знамя одно, чтоб одна для народа дорога,
Чтобы Вера одна, чтобы Правда одна – до конца!

Не стесняйтесь рыдать, не стыдитесь упасть на колени,
Перед взором Христа, перед взорами предков упасть!
И молить об одном: «Единенья хотим, Единенья!..»
Только так победим, только так одолеем напасть!

 
 
 
ПОСЛЕСЛОВИЕ (песня)

Бывший друг пожелал
И родная жена,
Чтоб я взял и пропал,
Чтоб я сдох от вина!

И притих я тогда,
Как во тьме, как в дыму:
Значит, всё – ерунда,
Значит, жить ни к чему!

Я жену обожал,
И за друга – на бой!
А в ответ мне – кинжал
И в канаву – ногой!

Я им душу принёс
На ладонях своих.
И лечу под откос
Под ухмылочки их…

Я по жизни бузил,
Но не слыл подлецом.
Так за что же в грязи
И душа, и лицо?

Как сдержал меня Бог
У беды на краю
И зачем-то сберёг
Душу раненую?..

Не друзья, не родня,
А чужие вполне
Врачевали меня,
Берегли в тишине.

Чтобы был я тверёз
Чтоб забыть и поспать,
И молитвами слёз
Помогали мне встать…

Вот, гляжу, пред собой:
Бывший друг пробежал,
Окружённый толпой,
Но один, как шакал.

Он Россию спасал,
А друзей разбросал.
Так и бегать ему
C- одиноченному!

А жена моя, глядь,
Ни с того, ни с сего –
Быстро замуж бежать
За потрёпанного.

Или, может, давно
Припасён был жених?
Мне теперь всё равно:
Не хочу я про них!

Вроде был я побит,
Но не зол, не уныл.
И душа не болит:
Всяк своё получил!

Дай мне, Господи, сил
И веди до конца.
Те же, кто получил,
Пусть довольствуются

 
 
 
ПРОСЬБА (песня)

Упаду и усну, и из далей далёких услышу
Плач друзей и родных и псалмы, что споют надо мной.
Возликует душа, поднимаясь всё выше и выше,
Как ликует невольник, бегущий из плена домой!

Возликует душа от надежды на свет и спасенье,
Только что её ждёт – в этой жизни узнать не дано.
Я немало грешил, и не там я искал утешенье,
Но прости меня, Боже: к Тебе я хотел всё равно!..

Будет путь у души, а чужое, холодное тело
Повезут из Москвы в те глухие, лесные края,
Где заросший погост утопает в черёмухе белой,
Где родные лежат, где с родными останусь и я…

Все друзья и враги, все, кого я обидел когда-то,
Вы простите меня, и просить об одном вас хочу:
Будет вам тяжела иль совсем безразлична утрата,
Всё равно вы хоть раз помяните, поставьте свечу!..

 
 
 
Я ВЕРНУСЬ

Прощаясь, ты смотрела на меня,
Как Ярославна, с Игорем прощаясь,
Когда он сел на белого коня,
С дружиной на погибель отправляясь.

Я уходил не в бой, не на войну,
Но взгляд твой был такой наполнен болью,
Что я теперь, куда бы ни взглянул,
Лишь синий взгляд твой вижу пред собою.

Так женщины смотрели на Руси,
Когда навек любимого теряли,
Когда, устав просить и голосить,
Без сожаленья косы постригали.

Но в монастырь, родная, не спеши:
Ведь я вернусь однажды на рассвете,
Душа моя – в тебе, а без души
Какой мне смысл блуждать на белом свете?..

Прощаясь, ты смотрела на меня,
Как Ярославна, князя провожая,
И с этого мучительного дня
Вся жизнь моя мне без тебя чужая.

Я точно знаю этот женский взгляд
И что он на Руси обозначает,
Но я вернусь, хоть приползу назад,
И в этом мне никто не помешает…

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2019
Яндекс.Метрика