Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваСреда, 24.07.2019, 12:08



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Василий Лебедев-Кумач

 

 Стихи 1923 – 1936


 
МОЯ!

Мужик хлестал жестоко клячу
По умным, горестным глазам.
И мне казалось, я заплачу,
Когда я бросился к возам.

- Пусти, товарищ, ты не смеешь!
Он обернулся зол и дик:
- Моя! Какую власть имеешь?
Нашелся тоже... большевик!

1923

 
 
 
СТРОЙКА

Идут года, яснеет даль...
На месте старой груды пепла
Встает кирпич, бетон и сталь.
Живая мощь страны окрепла.

Смешно сказать - с каким трудом
Я доставал стекло для рамы!
Пришла пора - и новый дом
Встает под окнами упрямо.

Не по заказу богачей
Его возводят, как когда-то,
Встает он - общий и ничей,
Кирпичный красный агитатор.

Эй, вы, соратники борьбы,
На узкой стиснутые койке,
Бодрей смотрите! Как грибы,
Растут советские постройки.

Сам обыватель вдруг угас,
Смиривши свой ехидный шепот,
И изумленно-зоркий глаз
На нас наводят из Европы...

Идут года, яснеет даль...
На месте старой груды пепла
Встает кирпич, бетон и сталь.
Живая мощь страны окрепла.

1925

 
 
 
ТАК БУДЕТ

Мы доживем свой век в квартире,
Построенной при старом мире,
Кладя заплаты там и тут
На неприглядное наследство.
Но наши внуки проведут
Свое сверкающее детство
Не так, как деды и отцы,
Согнувшись в жалкой кубатуре.
Наследникам борьбы и бури
Мы возведем дома-дворцы.
И радует меня сознанье,
Что, может быть, в каком-то зданье
Частица будет кирпича
от Кумача.

1925

 
 
 
ЖАРКАЯ ПРОСЬБА

Солнце, одумайся, милое! Что ты!
Кочегары твои, видно, спятили.
Смотри, от твоей сверхурочной работы
Расплавились все обыватели.
В тресте, на фабрике,- всюду одурь!
Ты только взгляни, порадуйся:
Любой деляга хуже, чем лодырь,
Балдеет от каждого градуса...
Зря вот ты, солнце, газет не читаешь,
Прочти и прими во внимание:
Ты нам без толку жару пускаешь,
А у нас срываешь задание.
Пойми, такая жара - преступление,
Дай хоть часок холодненький.
Смотри: заразились знойной ленью
Лучшие профработники!
Перо едва дотащилось до точки,
Не хочешь - а саботируешь.
Солнце смеется и сушит строчки...
Разве его сагитируешь?

1925

 
 
 
ДВЕ СЕСТРЫ

Запах мыла, уютный и острый,
Всюду - пар, и вода, и белье...
В комнатушке беседуют сестры
Про житье,
Про бытье...

Над корытом склонясь и стирая,
Раскрасневшись, как мак, от жары,
Смотрит искоса младшая Рая
На изящное платье сестры.
Лида - в новеньком, и перед Лидой
Стыдно ей за белье, за старье...

- Райка, милая! Ты не завидуй!
Не гляди так на платье мое...
У Сергея - опять увлеченье.
Он подолгу не любит скучать.
Ты не знаешь, какое мученье
Видеть все - и терпеть... и молчать!
Каждый день я их вместе встречаю...
Ну, скажи, разве можно так жить?
Остается позвать ее к чаю
И заставить меня ей служить!
Он является с нею открыто
И вчера пропадал до утра...-
И, поднявши лицо от корыта,
Смотрит нежно на Лиду сестра.
- Что мне делать? Уйти? Я хотела!
Ну, уйду,- а кому я нужна?
Скажут: "Что вы умеете делать?
Специальность какая?" Жена!
Я беспомощна, милая Райка!
Десять лет отдала я ему...
Кто я? Даже не домохозяйка,
Он мне не дал прийти ни к чему!
Не завидуй! Пускай от работы
Ноют руки твои день и ночь,
Ты без платьев сидишь... Но зато ты...
Но зато у тебя муж и дочь!
У тебя есть семья...
А я...-
И, замазавшись в мыльном объятье,
Лида крепко целует сестру.
- Что ты, Лидка! Испортишь все платье!
Ах, какая! Ну, дай я сотру!

1927

 
 
 
В МОСКВУ!

Рвет на клочья встречный ветер
Паровозный сизый дым.
Над полями тает вечер...
Хорошо быть молодым!

С верхней полки ноги свесив,
Шуткой девушек смешить,
Коротать дорогу песней,
Волноваться и спешить.

Пусть туманом даль намокла,
Никнет блеклая трава,
Ветер свистом лижет стекла.
«С-с-скоро крас-с-сная Мос-с-сква!»

Едут все кругом учиться,
Не вагон, а целый вуз!
Светят молодостью лица,
Паровоз ворчит и злится
И везет, везет в столицу
Небывало шумный «груз».

Крики, споры, разговоры,
Хохот дружный и густой...
— Говорю же, это скорый!
— Нет, не скорый, а простой!
— Стыдно, друг, в путейцы метишь,
А с движеньем не знаком!
— Ой, как долго!.. Едешь, едешь...
— Кто пойдет за кипятком?!

— Нет, товарищ, вы, как страус,
Не ныряйте под крыло,
«Фауст» есть, конечно, «Фауст»,
Но что было, то прошло!

Взять хоть образ Маргариты,
Что он сердцу говорит?
— Эх, брат, что ни говори ты,
Трудно жить без Маргарит...

— Слушай, Нинка, ты отстала,
Петухом не налетай.
О фосфатах ты читала?
О коррозии металла
Не читала? Почитай!..

Позабыв о жарком лете,
Мокнет блеклая трава,
В стекла бьется скользкий ветер,
И вдали туманно светит
Необъятная Москва.

Паровозный дым, как войлок,
Рваным пологом плывет.
Точно конь, почуяв стойло,
Паровоз усилил ход.

Станционные ограды
Глухо сдвинулись вокруг...
Эй, Москва! Прими, как надо,
Молодежные отряды
Дружной армии наук!

1932

 
 
 
ДВА МИРА

На жадных стариков и крашеных старух
Все страны буржуазные похожи,-
От них идет гнилой, тлетворный дух
Склерозных мыслей и несвежей кожи.

Забытой юности не видно и следа,
Позорной зрелости ушли былые свойства...
Ни мускулов, окрепших от труда,
Ни красоты, ни чести, ни геройства.

Надет парик на впалые виски,
И кровь полна лекарством и водою,
Но жадно жить стремятся старики
И остро ненавидят молодое.

Укрыв на дне столетних сундуков
Кровавой ржавчиной подернутые клады,
Они боятся бурь и сквозняков,
Насыпав в окна нафталин и ладан.

У двери стерегут закормленные псы,
Чтоб не ворвался свежей мысли шорох,
И днем и ночью вешают весы:
Для сытых - золото, а для голодных - порох.

Бесстыден облик старческих страстей,-
Наркотиком рожденные улыбки,
И яркий блеск фальшивых челюстей,
И жадный взор, завистливый и липкий.

Толпа лакеев в золоте ливрей
Боится доложить, что близок час последний
И что стоит, как призрак у дверей,
Суровый, молодой, решительный наследник!

Страна моя! Зрачками смелых глаз
Ты пристально глядишь в грядущие столетья,
Тебя родил рабочий бодрый класс,
Твои любимцы - юноши и дети!

Ты не боишься натисков и бурь,
Твои друзья - природа, свет и ветер,
Штурмуешь ты небесную лазурь
С энергией, невиданной на свете!

И недра черные и полюс голубой -
Мы все поймем, отыщем и подымем.
Как весело, как радостно с тобой
Быть смелыми, как ты, и молодыми!

Как радостно, что мысли нет преград,
Что мир богов, и старческий и узкий,
У нас не давит взрослых и ребят,
И труд свободный наливает мускул!

Чтоб мыслить, жить, работать и любить,
Не надо быть ни знатным, ни богатым,
И каждый может знания добыть -
И бывший слесарь расщепляет атом!

Страна моя - всемирная весна!
Ты - знамя мужества и бодрости и чести!
Я знаю, ты кольцом врагов окружена
И на тебя вся старь в поход собралась вместе.

Но жизнь и молодость - повсюду за тобой,
Твой каждый шаг дает усталым бодрость!
Ты победишь, когда настанет бой,
Тому порукой твой цветущий возраст!

1932

 
 
 
НОВЬ

Тает облачко тумана...
Чуть светает... Раным-рано
Вышел старый дед с клюкой.
Бел как лунь, в рубашке длинной,
Как из повести старинной,-
Ну, совсем, совсем такой!
Вот тропа за поворотом,
Где мальчишкой желторотым
К быстрой речке бегал дед...
В роще, в поле - он как дома,
Все вокруг ему знакомо
Вот уж семь десятков лет...
Семь десятков лет - не мало!..
Все случалось, все бывало...
Голод, войны и цари,-
Все ушло, покрылось новью...
И на новь глядит с любовью
Белый, высохший старик.
Он стоит, склонясь над нивой.
Золотой густою гривой
Колосится в поле рожь.
Нет межей во ржи огромной,
И своей полоски скромной
В этом море не найдешь.
Деловитый и серьезный,
Смотрит дед, и хлеб колхозный
Сердце радует ему.
- Эх! И знатно колосится!-
Дед хотел перекреститься,
Да раздумал... Ни к чему!

1933

 
 
 
БЫЛЬ О СТЕПАНЕ СЕДОВЕ

Большой Медведицы нет ковша,
Луна не глядит с небес.
Ночь темна... Затих Черемшан.
Гасит огни Мелекесс.

Уснул и Бряндинский колхоз...
Только на дальних буграх
Ночь светла без луны и звезд,-
Там тарахтят трактора.

Другие кончают осенний сев,
Стыдно им уступать -
Вот почему сегодня не все
Бряндинцы могут спать.

Пускай осенняя ночь дрожа
Холодом бьет в ребро,-
Люди работают и сторожат
Свое трудовое добро...

Амбар - копилка общих трудов -
Полон отборных семян.
Его сторожит Степан Седов,
По прозвищу Цыган.

Крепок амбара железный запор,
Зорок у сторожа глаз.
Не потревожат враг и вор
Семян золотой запас.

Слышит Степан, как новые га
С бою берут трактора.
И ночь идет, темна и долга,
И долго еще до утра.

Мысли плывут, как дым махры:
"Колхоз... ребятишки... жена...
Скоро всем для зимней поры
Обувка будет нужна..."

Осенняя ночь долга и глуха,
И утра нет следов,
Еще и первого петуха
Не слышал Степан Седов...

И вдруг - испуг расширил зрачок
Черных цыганских глаз:
На небе огненный язычок
Вспыхнул и погас.

И следом дым, как туман с реки,
Клубом поплыл седым.
И взвились новые языки
И палевым сделали дым.

Глядит Степан из черной тьмы,
И губы шепчут дрожа:
Или соседи... или мы...
В нашем конце пожар!

Огонь присел в дыму глухом,
Невидимый, но живой,
И прыгнул огненным петухом,
Вздымая гребень свой.

Степаново сердце бьет набат,
Забегал сонный колхоз.
И вспыхнул крик: "Седовы горят!"
И прогремел обоз...

Искры тучами красных мух
Носятся над огнем...
Степан едва переводит дух,-
И двое спорят о нем.

- Степан! Колхозные семена
Не время тебе стеречь!
Смотри! В огне семья и жена!-
Так первый держит речь.

- Горит твой дом! Горит твой кров!
Что тебе до людей?
Беги, Седов! Спеши, Седов!
Спасай жену и детей!

Но в этот яростный разговор
Крикнул голос второй:
- Постой, Степан! И враг и вор
Ходят ночной порой!

Такого часа ждут они,
Готовы к черным делам!..
Жена и дети там не одни,-
Ты здесь нужней, чем там.

Амбар получше обойди,
Быть может, неспроста
Горит твой дом! Не уходи,
Не уходи с поста!

Тебе плоды колхозных трудов
Недаром доверил мир!..-
И был на посту Степан Седов,
Пока не снял бригадир.

Утих пожар. Как дым белёс,
Холодный встал рассвет.
И тут увидел весь колхоз,
Что черный сторож сед.

И рассказало всем без слов
Волос его серебро,
Как сторожил Степан Седов
Колхозное добро.

1933

 
 
 
ЛИШНИЕ РТЫ

(Монолог зарубежной работницы)

Отца все нет, а скоро ночь...
Гудит метель в трубе холодной.
Спи крепко, маленькая дочь,
Спи, птенчик мой, всегда голодный.
Отец опять пустой придет
И скажет, что ты лишний рот.

Ах, рот твой бледненький так мал,
Так грустны глаз большие вишни...
Какой палач там приказал
Отцу считать твой ротик лишним?
Ведь папка нас любил всегда...
Проклятый голод и нужда!

Не знаешь ты, как трудно мне,
Всегда усталой от заботы,
Хорошей мамой быть в стране
Где нет ни хлеба, ни работы!
Быть может, я плохая мать,-
Но где ж мне сил для ласки взять?

На полках хлеб и пирожки,
В витринах шубки и игрушки,
А я сжимаю кулаки,
И нет в кармане ни полушки.
И вместо пряников и книг
Несу тебе я боль и крик!

И, гладя голову твою,
Я чувствую глухую горечь:
Что, если ты судьбу мою
Во всем безрадостно повторишь
И будешь нынче и потом
Всегда голодным, лишним ртом?

Иль, может быть, ты детский рот
Намажешь краской ярко-красной,
Чтоб стать игрушкой для господ,
Нарядной, жалкой и несчастной?
Нет, нет, мой птенчик! Никогда!
Уж лучше голод и нужда!

Ты засмеялась... Этот смех
Мне говорит, что есть на свете
Страна, где труд и хлеб - для всех,
Где радостно смеются дети.
Постой, родная,- и для нас
Засветит солнца яркий глаз!

Что толку брызгать солью слез
На корку, данную судьбою!
Обед не сделаешь из грез,
Бороться будем мы с тобою.
Ты будешь умной, смелой, злой,
Чтоб крикнуть вовремя: "Долой!"

Я выйду с армией подруг,
И вы пойдете вместе с нами.
И взмахом наших женских рук
Мы вас подымем, точно знамя.
И хлопнут тысячи дверей
В квартирах жен и матерей!

Спи крепко, маленькая дочь,
Закрой пушистые ресницы.
Пускай тебе сквозь мрак и ночь
Страна веселая приснится,
Где звонки крики: "Будь готов!",
Где нет нужды и лишних ртов.

1934

 
 
 
КАК ХОРОШО НА СВЕТЕ ЖИТЬ!

Как много девушек хороших,
Как много ласковых имен!
Но лишь одно из них тревожит,
Унося покой и сон,
Когда влюблен.

Любовь нечаянно нагрянет,
Когда ее совсем не ждешь,
И каждый вечер сразу станет
Удивительно хорош,
И ты поешь:

- Сердце, тебе не хочется покоя!
Сердце, как хорошо на свете жить!
Сердце, как хорошо, что ты такое!
Спасибо, сердце, что ты умеешь так любить!

1934

 
 
 
МАРШ ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТ

Легко на сердце от песни веселой,
Она скучать не дает никогда,
И любят песню деревни и села,
И любят песню большие города.

Нам песня строить и жить помогает,
Она, как друг, и зовет, и ведет,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет!

Шагай вперед, комсомольское племя,
Шути и пой, чтоб улыбки цвели.
Мы покоряем пространство и время,
Мы - молодые хозяева земли.

Нам песня жить и любить помогает,
Она, как друг, и зовет, и ведет,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет!

Мы все добудем, поймем и откроем:
Холодный полюс и свод голубой.
Когда страна быть прикажет героем,
У нас героем становится любой.

Нам песня строить и жить помогает,
Она, как друг, и зовет, и ведет,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет!

Мы можем петь и смеяться, как дети,
Среди упорной борьбы и труда,
Ведь мы такими родились на свете,
Что не сдаемся нигде и никогда.

Нам песня жить и любить помогает,
Она, как друг, и зовет, и ведет,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет.

И если враг нашу радость живую
Отнять захочет в упорном бою,
Тогда мы песню споем боевую
И встанем грудью за Родину свою.

Нам песня строить и жить помогает,
Она на крыльях к победе ведет,
И тот, кто с песней по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет.

1934

 
 
 
НА КАТКЕ

У "ремесленницы" Зинки
Крепко врезаны пластинки
В каблуки.
Пусть не модные ботинки
У "ремесленницы" Зинки -
У нее в руках коньки!
Ни в кино и ни к подругам
Нынче Зинка не пойдет,-
По катку навстречу вьюгам
Будет мчаться круг за кругом,
Будет звонко резать лед...
Ну, скорее на трамвай -
Не зевай!
Тормоши людской поток.
На каток! На каток!
Барабан, стучи!
Дуйте лучше, трубачи!
Нынче праздник на катке,
В ледяном городке.
Люди, как чаинки в блюдце,
Вкруг катка легко несутся
По дорожке беговой;
Флаги вьются,
Льются,
Бьются
Высоко над головой...

У закованной реки
Ждут в теплушке огоньки,
Манит крепкий, синий лед,
Ноги сделались легки...
Поскорей надеть коньки...
Вот!..
- Ой, Петров, я упаду!
Глупый. Ну, куда несется?
Вдруг ремень с ноги сорвется
На ходу?..
Разобьюсь тогда на льду!
Я устала. Стойте! Ну же!
Вон туда, под елку, в тень...
Затяните мне потуже
Мой ремень!..-
Спину гнет Петров дугой.
- Не на этой, на другой!
Вот тюлень!..

Зинке жарко. Часто дышит,
Щеки алы, как заря.
А Петров, поднявшись, пишет
Возле лавки вензеля.
На ходу
Вывел четкую звезду,
А потом быстрей волчка
Букву "Зе" вплетает в "Ка".
Буква "Ка" не без причин:
Звать Петрова - Константин.

1934

 
 
 
СТИХИ НЕ НА ТЕМУ

Я мыслить образом привык с ребячьих лет.
Не трогает меня газетный жирный лозунг,
Пока не вспыхнет жизнь сквозь полосы газет
И не запляшет стих под каждой строчкой прозы.

Я разумом пойму любой сухой доклад,
Но соль не в этом... Вы меня простите,-
Ведь разум - он всегда немножко бюрократ,
А сердце - милый и растерянный проситель...

И чтобы жизнь без промаха творить,
Чтоб труд был радостен, порою очень надо
Пошире дверь для сердца отворить
И написать: "Входите без доклада!"

Коль сердца стук по-искреннему част,-
Легко и разуму владеть мотором воли.
Ведь только так растет энтузиаст...
Энтузиаст без сердца - не смешно ли?

Я вижу наш большой и радостный Союз,
Такой огромный, что над ним висит полнеба.
Он - как в тумане: честно признаюсь -
Я в тысячной его частичке не был.

Но те места, где я в былые дни
Бродил и жил зимой и в полдень летний,
Я вижу так, как будто вот они
Передо мной мелькают в киноленте.

Ничтожно мал пунктир моих следов,
Но даже в этом маленьком пунктире
Так много милых сердцу городов,
Людей и дел, неповторимых в мире!

Все полно бодростью моей большой страны -
Простор степей, как ожиданье, долгих,
И ветки подмосковной бузины,
Казбека снег и рыбный запах Волги.

В ее дыханье - запахи земли
И крепкий ритм осмысленной работы,
И вздох ее колышет корабли
И подымает в воздух самолеты.

На целый мир она свой гимн поет,
И звонкий голос никогда не смолкнет -
С улыбкой отирающая пот
Веселая, большая комсомолка!

Стихи не кончены... А в окна смотрит ночь.
Вот время чертово - летит быстрее птицы!..
Во сне смеется маленькая дочь:
Хороший сон, веселый сон ей снится.

Все спит кругом... И мне бы надо спать,
Но я свой сон за рифмой проворонил
И не сумел ни строчки написать
О будущей войне и обороне.

А я ведь обещал. И знают все друзья,
Что я на редкость аккуратный автор...
И ясно-ясно представляю я
Свой труд и путь в уже наставшем "завтра":

Протяжный крик недремлющих гудков.
Проснувшийся большой и дружный город,
Звонки трамваев, гул грузовиков,
И холодок, струящийся за ворот.

Редакция... Пожатья крепких рук
И пробной шутки выстрел ощутимый,
Листы газет - и тем огромный круг,
И труд, порой тяжелый, но любимый...

Не летчик я, не снайпер, не герой,-
И не сумел сказать про оборону,
Но в миг любой я встать готов горой
За наш Союз.

Пусть только тронут!

1935

 
 
 
ОТ ИНЖЕНЕРА УШЛА ЖЕНА

(Лирическая повесть)

От инженера ушла жена,
Взяв чемодан и пальто под мышку...
Жизнь была так налажена,-
И вдруг - трр-рах!- и крышка.
Один ложишься, один встаешь.
Тихо, просторно... и горько!
Никто не бросит чулок на чертеж,
Никто не окликнет:- Борька!-
Не с кем за чаем в уголке
Поссориться и помириться.
Никто не погладит по щеке
И не заставит побриться...
От инженера ушел покой
И радость с покоем вместе.
"Подумать только, что тот, другой,-
Просто пошляк и блатмейстер!
Остротки, сплетни, грубая лесть...
Конфеты... и прочие штучки...
И вот ухитрился в сердце влезть,
Взял - и увел под ручку!
И ведь пошла, пошла за ним!
Ну, что ей в нем интересно?
А я так верил, что любим...
А почему... Неизвестно!"
Инженер растерян и поражен
И ревностью злой терзаем.
"Мы на поверку наших жен
Порой совсем не знаем!
Пустил турбину, сдал чертеж,
Удачно модель исправил,-
Приходишь домой и жадно ждешь,
Чтоб кто-то тебя поздравил.
Ведь это не только твой успех,
Рожденный в бессонные ночи,-
Работа была нужна для всех,
И ты ее с честью окончил.
И вдруг скучающий голосок:
"А деньги скоро заплатят?
Я тут нашла чудесный кусок
Фая на новое платье...
Что ж ты молчишь? Я иду в кино!
Какой ты нескладный, право!
Молчит и дуется, как бревно,
И под ногтями траур..."
Ладно! К черту! Ушла и ушла.
Пожалуй, это и лучше.
По горло дел!!!"

...Но стоят дела.
А мысли идут и мучат:
"А может, я сам во всем виноват?
Ушел в работу по горло,
Забыл жену - и... вот результат:
Турбина всю радость стерла!
Конечно, ей скучно было со мной,
Усталым после завода...
Если б я больше был с женой -
Я бы ее не отдал!
Она - красива. Она - молода.
И как там ни вертись ты -
Надо в кино бывать иногда,
И ногти должны быть чисты...
Теперь ушла. Теперь не вернешь!
Пойди догони, попробуй!.."
Лежит на столе любимый чертеж,-
А руки дрожат от злобы.
И вот инженер, хохол теребя,
Завыл, подушку кусая...
Это непросто, если тебя
Подруга твоя бросает!
Это непросто, когда ты горд,
Самолюбив и страстен.
Но труд любимый - лучший курорт
И время - великий мастер...
Два дня инженер работать не мог,
Метался, точно Отелло.
Злость брала на себя, на него,
И всех угробить хотелось.
Два дня он не спал, не ел и курил;
На третий - взял газету,
Прочел, густейший чай заварил...
И кончил чертеж к рассвету.
Почистил ногти, побрился. И вот
Желтый, как малярия,
Он потащился к себе на завод,
Склоняя имя "Мария"...
Гудят заводы по всей стране,
Гул их весел и дружен,
Им невдомек, что чьей-то жене
Вздумалось бросить мужа.
Гул их весел и напряжен -
Им торопиться надо:
Они для всех мужей и жен
Готовят уют и радость.
И тысячи нежных женских лиц
Вместе с мужскими рядом
В сложный танец машин впились
Острым, хозяйским взглядом...
- Что с вами?- все инженеру твердят,
И в голосе - строгая ласка.
Молчит инженер. Потупил взгляд,
И в щеки бросилась краска.
- Вы нездоровы? Вы больны?
Зачем вы пришли, скажите?
Правда, вы тут до зарезу нужны
Но... лучше уж полежите!-
Смущен инженер. Он понял вдруг,
Что горе его ничтожно
И в жизни много хороших подруг
Найти и встретить можно.
Таких подруг, что скажут:- Борись!-
И вместе бороться будут,
Оценят то, что сделал Борис,
И Борьку любить не забудут.
Таких подруг, что любят духи
И жаркий запах работы,
Знают и формулы и стихи
И не умрут без фокстрота.
Конечно, надо щетину брить
И за культуру биться.
Но чтобы для всех культуру добыть,
Можно порой и не бриться!..

1935

 
 
 
ПЕСНЯ О РОДИНЕ

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей
Человек проходит, как хозяин
Необъятной Родины своей.
Всюду жизнь и вольно и широко,
Точно Волга полная, течет.
Молодым - везде у нас дорога,
Старикам - везде у нас почет.

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

Наши нивы глазом не обшаришь,
Не упомнишь наших городов,
Наше слово гордое "товарищ"
Нам дороже всех красивых слов.
С этим словом мы повсюду дома,
Нет для нас ни черных, ни цветных,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы родных.

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

Над страной весенний ветер веет,
С каждым днем все радостнее жить.
И никто на свете не умеет
Лучше нас смеяться и любить.
Но сурово брови мы насупим,
Если враг захочет нас сломать,-
Как невесту. Родину мы любим,
Бережем, как ласковую мать.

Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.

1935

 
 
 
ЛУННЫЙ ВАЛЬС

В ритме вальса все плывет,
Весь огромный небосвод.
Вместе с солнцем и луной
Закружился шар земной,-
Все танцует в этой музыке ночной.

В ритме вальса все плывет,
Весь огромный небосвод,
Все танцует, скользя,
Удержаться нельзя -
В ритме вальса все плывет!..
Светят звезды далеко,

Все и просто и легко...
Этой пляской голубой
Заражается любой,-
В ритме вальса мы закружимся с тобой!

В ритме вальса все плывет,
Весь огромный небосвод,
Все танцует, скользя,
Удержаться нельзя -
В ритме вальса все плывет!..

1935

 
 
 
СОН ПРИХОДИТ НА ПОРОГ

Сон приходит на порог,
Крепко-крепко спи ты,
Сто путей,
Сто дорог
Для тебя открыты!

Все на свете отдыхает:
Ветер затихает,
Небо спит,
Солнце спит,
И луна зевает.

Спи, сокровище мое,
Ты такой богатый:
Все твое,
Все твое -
Звезды и закаты!

Завтра солнышко проснется,
Снова к нам вернется.
Молодой,
Золотой
Новый день начнется.

Чтобы завтра рано встать
Солнышку навстречу,
Надо спать,
Крепко спать,
Милый человечек!

Спит зайчонок и мартышка,
Спит в берлоге мишка,
Дяди спят,
Тети спят,
Спи и ты, малышка!

1935

 
 
 
НУ КАК НЕ ЗАПЕТЬ!

Ну как не запеть в молодежной стране,
Где работа как песня звучит,
В стране, где гармонь отвечает зурне
И задорное сердце стучит?

Растем все шире и свободней,
Идем все дальше и смелей,
Живем мы весело сегодня,-
А завтра будет веселей!

Ну как не запеть, если счастье в руках
И его никому не отнять?
Ну как не запеть, если мы в облаках
Точно соколы можем летать?

Ну как не запеть, если всё впереди
И дорога пряма и светла?
Ну как не запеть, если ждут на пути
И любовь и большие дела?

Седой партизан, вдохновитель побед,
Погляди, как идет молодежь,-
И станешь ты сам восемнадцати лет
И со сменой своей запоешь!

Ну как не запеть, если радость придет
И подскажет для песни слова?
Ну как не запеть, если с нами поет
Молодая, родная Москва?

Растем все шире и свободней,
Идем все дальше и смелей,
Живем мы весело сегодня,-
А завтра будет веселей!

1936

 
 
 
ВЕСЕННИЙ СЕВ

Вчера, прощаясь, сказал редактор:
- Главная тема - весенний сев!
Чтоб были готовы зерно и трактор,
Чтобы за сев отвечали все,
Чтоб город вплотную помог колхозу,
А не так, что, мол, он у деревни в гостях.
Хлестните покрепче стихами и прозой
Тех, кто забыл о запасных частях!

"Хлестните покрепче!"- Я сам про это
Думал. Ведь в воздухе пахнет весной!
И стыдно сатирику и поэту
Стоять в стороне от посевной.
И нынче, склонясь над столом рабочим,
Я вижу героев колхозных полей.
О, как бы хотел я сейчас помочь им
От сердца идущей строчкой моей!

Право, порой я вижу несчастье
В том, что я только токарь стиха:
Сейчас вот нужны запасные части,
А я по части частей - никак!
Кричать другим, чтоб они поднажали,-
Они, пожалуй, скажут: "А сам?"
Что я могу? Я могу лишь жалить,
Жалить мешающих, как оса.

Всюду - в редакциях и на заводах,-
Белкой вертясь в городском колесе,
Поэты, рабочие и счетоводы -
Мы все порой забываем про сев.
Поздней ночью по переулкам,
Идя с заседаний, спеша на завод,
Мы нюхаем запах свежей булки,
Забыв, что булки не падают в рот.

О хлебе никто не позабывает.
Встал, оделся - вынь да полона!
Но хлеба из воздуха не бывает,
Для хлеба нужны пшеница и рожь.
Стройка кипит. Союз наш - огромен,
И надо запомнить всем навсегда:
Мука для пекарен, как уголь для домен,
Требует сил, борьбы и труда!

Я знаю, я знаю, товарищ редактор:
Я отошел от заданья слегка,-
Я не писал про коня и про трактор
И отстающих не взял за бока.
Стих мой не дышит отвагой и злостью,
Но надо на злость заработать права.
Раньше в колхозах бывал как гость я,
И надо себя перестроить сперва.

1936

 
 
 
БЕРЕГИ ЛЮБОВЬ

Если милой улыбки не стало
И насупилась тонкая бровь,
Если друг отвернулся устало,-
Это значит, что время настало
И уходит любовь.

Догони ее,
Удержи ее,
Береги ее, защищай,-
Не то отвернется счастье твое
И скажет тебе: "Прощай!"

Если ласковый рот не смеется,
Если щеки не вспыхнули вновь,
Если милое сердце не бьется,-
Это радость с тобой расстается
И уходит любовь.

Догони ее,
Удержи ее,
Береги ее, защищай,-
Не то отвернется счастье твое
И скажет тебе: "Прощай!"

1936

 
 
 
БУДЬ ГОТОВ!

Пионер! Всегда будь смелым,
Не бросай на ветер слов
И проверить слово делом
Будь готов!
- Всегда готов!

Будь веселым, плавай, прыгай,
Жги костры среди кустов,
Но склонить лицо над книгой
Будь готов!
- Всегда готов!

Развивай и ум и руки,
Помни: труд не даст плодов
Без учебы, без науки.
Будь готов!
- Всегда готов!

В жизнь идя победным маршем,
В шуме битвы и трудов
Смену дать героям старшим
Будь готов!
- Всегда готов!

Взглядом ясным и бесстрашным
Различать умей врагов.
За друзей стоять отважно
Будь готов!
- Всегда готов!

Будь готов всегда вступиться
За калек, сирот и вдов
И за правду встать, как рыцарь,
Будь готов!
- Всегда готов!

Будь готов отдать все силы
Делу славному отцов,
Послужить Отчизне милой
Будь готов!
- Всегда готов!

1936

 
 
 
ЗАСТОЛЬНАЯ

Товарищи, гости, подруги, друзья,
Не праздник без песен застольных!
Да здравствует наша большая семья
Советских республик привольных!
Колхозным полям - урожайных дождей,
Заводским станкам - изобилья!
За смелых героев, за мудрых вождей,
За наши орлиные крылья!

Подымем заздравную чашу
За дружное наше житье,
За славную Родину нашу,
За красное знамя ее!

За силу, которой сильней не найдешь,-
За наших защитников, храбрых!
За девушек наших, за всю молодежь
Колхозов, и вузов, и фабрик!
За крепкую спайку отцов и детей!
За наши особые свойства:
За скромность и твердость советских людей
За мужество, честь и геройство!

Подымем заздравную чашу
За дружное наше житье,
За славную Родину нашу,
За красное знамя ее!

За всех матерей и веселых ребят,
За теплую женскую ласку,
За солнце, за весны, за радостный взгляд,
За звонкую песню и пляску!
За то, чтоб у нас развернул человек
Все лучшие мысли и чувства!
За новый, советский невиданный век
Науки, труда и искусства!

Подымем заздравную чашу
За дружное наше житье,
За славную Родину нашу,
За красное знамя ее!

1936

 
 
 
ЕСЛИ Б ИМЕЛА Я ДЕСЯТЬ СЕРДЕЦ

Вся я горю, не пойму отчего...
Сердце, ну как же мне быть?
Ах, почему изо всех одного
Можем мы в жизни любить?

Сердце в груди
Бьется, как птица,
И хочешь знать,
Что ждет впереди,
И хочется счастья добиться!

Радость поет, как весенний скворец,
Жизнь и тепла и светла.
Если б имела я десять сердец,-
Все бы ему отдала!

Сердце в груди
Бьется, как птица,
И хочешь знать,
Что ждет впереди,
И хочется счастья добиться!

1936

 
 
 
* * *

Нет, не глаза твои я вспомню в час разлуки...
Не голос твой услышу в тишине...
Я вспомню ласковые, трепетные руки,
И о тебе они напомнят мне!..

Руки! Вы словно две большие птицы!
Как вы летали, как оживляли все вокруг!
Руки! Как вы могли легко обвиться,
И все печали снимали вдруг!..

Когда по клавишам твои скользили пальцы,
Каким родным казался каждый звук...
Под звуки старого и медленного вальса
Мне не забыть твоих горячих рук!..

Руки! Вы словно две большие птицы!
Как вы летали, как оживляли все вокруг...
Руки... Как вы могли легко проститься,
И все печали мне дали вдруг!

1936

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2019
Яндекс.Метрика