Библиотека поэзии Снегирева - Владимир Скиф. Стихи 2011г. (часть 2)
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:29



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


 


Владимир Скиф



                        Стихи 2011г.
                           (часть 2)



* * *

Накрыли сосен кроны
Полмира, как полой.
Влюблённые вороны
Летают над землёй.

Они, то кувыркаясь,
То, падая к земле,
Нам обещают, каясь,
Не пребывать во зле.

К зиме готовят сосны
Зелёный свой тулуп,
А в небе крутит солнце
Лучистый хула-хуп.

К нежданным звукам
чуткий,
У кедра взяв красу,
Под музыку речушки
Танцует лось в лесу.
.
Подобием короны
Топорщится трава.
Влюблённые вороны,
Летите к нам сперва!

Пока вас не потушит
Своим провалом ночь,
Быть может, нашим душам
Вы сможете помочь ─

Влюблёнными остаться
На жизненной волне,
И крыльями касаться
Друг друга в вышине.

2011



РАЗДУМЬЕ

Мою страну раздели и разули
И поселили в ней войну.
Но, наконец-то, снизошло раздумье
На мой народ и на страну:

Неужто мы поднять себя не сможем?
Неужто не найдём домкрат?
На рынки повезли обозы кожи ─
Содрал с народа демократ.

– Что стало с бедной русской стороною?
Русь вопрошает из веков.
Случилось с Русью самое дрянное ─
Не стало русских мужиков.

Над нами скалятся дурак и умник,
Хохочет Лондон, Анкара…
И раздирает мой народ раздумье:
А может действовать пора?

2011



* * *

О, Боже мой! Как благолепна осень!
Какой рассвет, какая в поле тишь.
По небу осень солнышко проносит,
И ты ─ тиха ─ средь осени стоишь.

Вот подошла к берёзке, прикорнула,
Вот горькую рябину обняла.
Вот на коленях у меня уснула,
И так бы вечность целую спала.

2011



СУРОВЫЕ ДЕТИ

Отщипнули стервятники-птицы
По кусочку от мёртвой души…
«Между тенью и светом»

Подарить облакам чёрно-белую душу,
Ни о чём не жалеть, ни о чём не мечтать…
«На чёрном коне»

Ещё чувствую сердце в груди,
Но зачем оно бьётся ─ забыла…
«После неё»

Юлия Ольховская



Как случилось на свете?
Где такой институт ─
Что суровые дети
Из России растут?

В темноте невозможной,
Где лишь света лоскут,
Словно куст придорожный
Эти дети растут.

Что ни сердце, то вывих
И в любви, и в судьбе.
Люди, видите вы их,
Заточённых в себе?

Молодые растенья
Костенеют от пут.
Чёрной вскормлены тенью,
Эти дети растут.

Станет горько и больно
За своих и чужих,
И порежешь невольно
Своё сердце о них.

Мои мысли, как пули,
Застревают во мне.
Вон Ольховская Юля
Мчит на чёрном коне!

Ворон вьётся над нею,
Как летучий кастет,
И крестять, и мертвея,
Я гляжу ей вослед.

Цокот в лунном июле
Пулемётом строчит.
Конь с Ольховскою Юлей
Вдоль по кладбищу мчит.

…И кочуют потери
По разломам страны
Между светом и тенью,
И края ─ не видны…

2011



ВДОХНОВЕНЬЕ

А вдохновенье ─ это что-то свыше,
Оно ударит сразу мощью всей,
И сразу строчка, как земля, задышит,
И засвистит метафор карусель.

Оно себя, как будто бы обрушит,
Устроит в кабинете сущий гнёт.
И наизнанку вывернет мне душу
И нежным светом с неба полыхнёт.

К черновику, к работе вдохновенье
Меня гвоздями острыми прибьёт,
Помучает, родит стихотворенье,
Как будто в небо Ангела взовьёт.

2011



* * *

Гроза гремела на полсвета,
Катился гром из тишины.
Ты пряталась под крышей лета,
А я за пазухой весны.

Я по весенним дням шатался,
Там были у меня дела.
Я при весне бы и остался,
Да только ты меня нашла.

Корить, расспрашивать не стала,
Тебе ответы не нужны…
Ты, как щенка, меня достала
Из тёплой пазухи весны.

2011



* * *

Дремлю на сеновале. Пахнет сеном.
Поют собаки, брешут петухи.
Я вдруг почую сквозь меня,
сквозь стены
Как будто люди ─ ломятся стихи.

Они галдят, они перебивают
Друг друга.
Катят,
как байкальский вал.
К душе ютятся, споры затевают,
И свары, аж дымится сеновал.

А я молчу, я строчками играю,
Но вдруг
стремнину высверка
схвачу,
И лучшие из строчек выбираю,
И рифмы-заклинания шепчу.

Всю ночь пишу, как будто умираю,
Потом хвосты кометам тереблю,
Окно небес от ночи протираю
И до звезды на сеновале сплю.

2011



ОСЕННИЙ СОН

Я разорвал свой сон, как чёрную бумагу,
И начал жечь его на пламени души.
Но вдруг заплакал сон и проявил отвагу:
Он не хотел гореть и взвился: ─ Потуши!

В том сне витала ты, как раненая птица,
В забытом сентябре, в прозрачном тальнике.
Там расставались мы.
В моих глазах двоится
Видение твоё, как парус вдалеке.

Там, будто бы цветок, твой раскрывался голос
И что-то мне шептал и что-то говорил…
С теченьем быстрых дней ты там –
во сне боролась,
Душою трепеща и выбившись из сил.

И вдруг пропала ты, из осени исчезла,
Лишь в тонком тальнике остался света звон.
…В глухую темноту я отодвинул кресло,
И вышел из себя, и разорвал свой сон.

2011



* * *

Мы по макушку в землю врыты,
А нам так хочется в зенит.
Но думы русские забыты,
И память русская звенит,

Как будто колокол небесный.
Как будто выдох всей земли.
Нас уничтожил век железный ─
Себя мы в Господе нашли.

2011

 


ЗАБВЕНЬЕ

Как неба седина, и как свинец ─ забвенье.
Забвение молчит, как в космосе дыра.
В забвенье нет луча, нет боли, озаренья.
Забвенье ─ это смерть на кончике пера.

Век Пушкина ушёл
и Блока век ─
в забвенье,
В забвение ушла история Руси.
Созрело среди нас манкуртов поколенье:
Как омуты глядят ─ о чём их не спроси.

Забвеньем поражён, как будто бы проказой,
Моей России лик, и город, и село.
Народ не прошибить
простою русской фразой:
«Давайте выживать забвению назло».

Поэзией родной свои омоем раны,
Вернёмся в Божий дом, одыбаем в тепле,
А то мы всей страной
сидим, как наркоманы,
На острой и слепой Останкинской игле.

Сидим в безглазой тьме, забыв своё рожденье,
Забыв, что мы ─ творцы, поэты, мастера…
Нас оплетает сеть всемирного забвенья,
И с неба нам грозит живая тень Петра.

2011



* * *

И перед нами было поле,
По краю поля свет летал.
И горько плакала неволя,
Свой покидая пьедестал.

А мы на волю наши лица
Несли, как песню, сквозь года.
И в тальнике свистела птица,
Как не свистела никогда.

2011



ПУСТОТА

А в сердце у меня нет радости и грусти,
Свинцовая в него вселилась пустота.
На небесах растёт надежды голый кустик,
А на земле горит ─ упавшая звезда.

Вселилась пустота в меня уже так плотно,
Как будто я себя в той пустоте заспал.
И превратился мир в стоячее болото,
Где правит пустота свой пустотелый бал.

Я маюсь в пустоте, здесь нет меня пустее,
Я пустотою сбит, как будто пулей влёт…
Прибился в пустоте к сгорающей звезде я,
Где злая пустельга над пустошью поёт.

2011



О ЛЮБВИ

Шла жизнь моя легко и плавно,
Никто не будоражил кровь…
Я вдруг узнал совсем недавно,
Как расточительна любовь.

Она порой под небосводом
Затеять может пылкий бал.
Махнёт крылом над тихим бродом,
И по тебе ударит шквал.

Она слетит голубкой кроткой
У глаз, у сердца ворковать.
Вначале кажется короткой,
Где можно раз поцеловать.

И вдруг обнимет, засмеётся,
Разбудит спящего меня
И нежным чувством разольётся,
Как солнце в середине дня.

С ней можно долго целоваться,
Теряя мысли и слова…
Ей можно страстью называться,
Ей можно всё! Она права.

2011



* * *

В моих руках лежит полмира,
Где наша Родина жива.
И выговаривает лира
О ней высокие слова.

Небесный свет для глаз раскатан,
Земля готова для труда.
Но дремлет плуг и спит лопата
В пустой деревне у пруда.

Россию пестует раскольник,
Готовит глотку ─ для земли.
И так пронзительно и больно
Кричат на небе журавли.

Стою у солнечного прясла,
И мысли о беде гоню…
…Чтоб ты, Россия не погасла,
Готовлю из любви броню.

Не думай, мир потусторонний,
Что для России мы ─ балласт.
Душа Россию не уронит,
На поруганье не отдаст.

Сердцам от верных слов не сбиться,
Глазам от света не устать.
И вам, властители-убийцы,
Русь не убить, не разорвать.

2011



ЗЕМЛЯ

На самом дне алеющего утра
Проснусь и замираю, и от него таюсь.
Средь сизых облаков, среди туманов утлых,
Как будто рыба омуль в сетях рассвета бьюсь.

То кану, то взовьюсь, сверкая опереньем,
То чайкой голубой качаюсь на волне.
Мне кажется Байкал моим стихотвореньем,
Я в нём себя таю, а он живёт во мне.

Моя любовь к родной земле непостижима.
Между моей душой и вечностью земли
Совсем зазора нет. Мы с ней нерасторжимы.
Мы в космосе ─ вдвоём! Друг друга мы нашли.

В кромешной темноте я продышал оконце,
Когда дремал рассвет и спали тополя,
Чтоб тёплое, как печь, уже вставало солнце,
Чтоб грелась поскорей родимая земля.

2011



* * *

Я расставаний долгих не терплю,
И ─ чтобы рана ─ душу бередила.
Я не люблю, а, может быть люблю
Ту, что всю жизнь из сердца уходила.

Забыть былое! ─ я себе велю.
Как эта осень дали изжелтила.
Люблю ли я? Мне кажется: люблю,
Но быть с тобою ─ сердце запретило.

Вот я луну под голову стелю…
Моя судьба твою судьбу простила.
Люблю ли я? Ах, Господи! Люблю!
Кричу, чтоб ты навек не уходила.

2011



* * *

Уже Покров с небес скатился,
Моей тоской покрыл поля.
Лес белой смертью нарядился,
Покрылась саваном земля.

Душе болеть тоскою больно,
Она звучит внутри меня,
Как звон церковный, колокольный,
А сердце требует огня.

А сердце бьётся между небом,
И потрясённою землёй,
Оно горит огнём и снегом
И покрывается золой.

Оно, как нищий у дороги
Ждёт подаяний от любви,
Где бродят чёрные итоги
И умирают соловьи.

Взметнулся вихрем призрак счастья,
Оно лишь призрак – не зови!
А с неба сыплется ненастье,
И остывает снег любви.

2011



* * *

Явленье утра. Тьма раскрепостилась.
Уже порозовели небеса,
Хотя над лесом тишина сгустилась,
Чтобы разлиться в птичьи голоса.

Вот-вот уже ударят птичьи трели,
Вот-вот исчезнет тёмнота невзгод.
Любовь себя
по всей земле расстелет,
И моё сердце к счастью припадёт.

Всё высветится чувствами живыми,
И все печали выгорят дотла,
Из трелей ─ птицы составляют имя,
Которое ─ любовь во мне зажгла.

2011



* * *
                                     С. А.

Я не ревнитель постоянства,
Мне ближе ветреная высь.
Ты любишь долгое пространство,
Хотя повадками ты – рысь.

Ты любишь длинные дороги,
Теченье медленной реки,
И упоительные сроки
Всепожирающей тоски.

В пространстве ветер легкокрылый
Теребит жухлую траву.
…Ты дверцы осень открыла
В свой мир, где я теперь живу.

2011



* * *

Какое царство осени могучей,
Где золотые россыпи листвы,
Как царь, в награду от неё получишь,
И станешь пировать среди травы,

Среди пространства голого, немого,
Где призрачна, прозрачна пустота,
Неизречённым остаётся слово,
И равнозначна слову ─ немота.

Где свет берёз сияет удлинённо,
Синеет небо, пламенеет кровь.
Сосна на нас взирает удивлённо,
И льётся во все стороны любовь.

2011



ВЗЯТИЕ КРЕМЛЯ

Я чуял, знал, что варвары нагрянут,
Для них Москва была,
как тульский пряник
С её дворцами и её Кремлём.
Они не только душу ей изранят,
Не просто древний город испоганят,
А будут рвать и жечь Москву огнём.

И варвары пробили крепь оплота,
Они вошли в Кремлёвские ворота,
Где раздавался колокольный звон.
Они громили отчие красоты,
Они кромсали вечные высоты,
Был даже воздух ими взят в полон.

И вид Кремля вдруг оказался страшен:
Горело небо. С раскалённых башен
Рубиновые звёзды вниз текли.
Иван Великий был обезображен,
Он, как кострище, покрывался сажей,
И варвары Царь-пушку волокли.

Был даже полк засадный уничтожен,
А на Москве правитель
с пьяной рожей
В Нью-Йорк звонил о взятии Кремля.
И посреди глухих многоэтажек
Дымился кровью даже Сивцев Вражек,
И Сталина ─ почуяла земля.

Он шёл легко вдоль Старого Арбата,
Незыблемою поступью солдата,
Минуя Храм Спасителя Христа.
Великий призрак, для врагов расплата,
И на груди его горела свято,
Ещё никем не взятая звезда.

2011



* * *

                                 Александру Казинцеву

Звенит надо мною большое стеклянное небо,
Царапает душу колючая, ломкая высь.
Ещё далеко до осеннего первого снега,
А птицы, как пули, уже в никуда понеслись.

За ними душа, словно ласточка, в небо рванулась,
За край горизонта ушла и на самом краю
Крылом зацепилась за Родину и оглянулась,
И с лёту упала на тихую землю свою.

Упала, уткнулась в пожухлые, горькие травы,
Забыв улетевших в невечное прошлое птиц…
Ей стали ненужными почести, вестники славы,
Ей только б с молитвою пасть перед Господом ниц.

Покинули Родину птицы и, может быть, правы…
Травинки приникли к моей измождённой душе.
И небо, как зеркало, не отразило Державы,
Стеклянной Державы, которой не стало уже.

2011



ТОСКА

Холодный космос долгий, вечный,
Он поселился у виска,
Как седина, как полог Млечный,
В котором движется тоска.

Тоска – угрюмая комета,
Которую открыл Галлей,
Вся изо льда, как с того света,
Без обжигающих углей.

Себя в полнеба расстилая,
Летит в бездонной тишине,
Не убывающая, злая –
Тоска, назначенная мне.

2011



ОГНЕННАЯ ГЕЕННА

И вынула земная высь
Жару ─ из непогоды,
И все костры переплелись,
И обмелели воды.

И бросило планету в жар,
Жара клубилась долго,
И вздулся мировой пожар,
Горела даже Волга.

Катил по миру человек
Пороховую бочку…
С размаху двадцать первый век
На нём поставил точку.

2011



* * *

В тиши синица засвистела,
Осенний возвестила день.
И день пришёл, и облетела
Моя печальная сирень.

Уже осыпались пионы,
Исчезла трепетная сень,
И в диком ветре бьёт поклоны
Моя печальная сирень.

Затмилось небо серой сталью,
Посёлки дачные пусты.
Невыразимою печалью
Покрылись голые кусты.

Глазницы окон смотрят слепо,
А осень делает разбег.
Уже вот-вот сорвавшись с неба,
Обнимет землю первый снег.

И усыхают, тают астры,
От острых первых холодов.
И лишь Байкала звучный раструб
Гудит на тысячи ладов.

2011



ПОЗЁМКА

Завивает позёмка земные концы,
Серебрится змеёй за синеющей далью,
Засыпает осенней реки останцы,
И в душе у меня стекленеет печалью.

И леса, и поля застилает, как дым…
Человек под собою не чувствует тверди,
Пропадает в позёмке, как будто над ним
Не позёмка летит, а дыхание смерти.

Протыкает позёмка бревенчатый дом
И таскает за космы пустое болото…
…Над землёю летят, будто некий фантом,
И скрипят деревянные крылья заплота.

Вместо стёкол в окне ─ чёрно-белая мгла,
И душа не поёт, и дорога затмилась,
Словно в щели небес вся земля протекла,
И позёмкой в ночи даже тьма задавилась.

2011



* * *

Опять взойдёт зелёная звезда,
Ночной перрон разлуками задышит.
Мир пополам разрежут поезда,
Где я тебя в объятьях не увижу.

Сырой вагон умчится в никуда,
За ним – хвостом – осеннее ненастье.
На сердце боль оставят поезда,
Кинжалом свиста перерезав счастье.

В провал разлуки рухнут города,
Печаль размоет радости границы.
И только в тёмном небе сохранится.
Зелёная, студёная звезда…

2011



* * *

Красной жаровней пылает закат,
Или в огне моё сердце сгорает.
Ветер колючий – лесной музыкант
На золотой камышинке играет.

Что он играет? О чём он поёт
В вечном своём неустанном полёте?
Ветер забыть мне тебя не даёт,
Что расставалась со мной на болоте.

Дыбом вставала осока-трава,
И загоралась от крови заката…
…В ночь покатилась моя голова,
Как за любовь неземную расплата.

Ветер свистел: – Никогда, никогда
Осень с любимою – не повторится…
…В зябкий кочкарник сорвётся звезда,
И в темноте – пустота загорится…

2011



ЗВЕРЬ ИЗ БЕЗДНЫ

Ах, Россия моя, ты становишься мне чужедальней,
В моём сердце растёт ощущение зримых потерь.
Я совсем не хочу ни молвы и ни славы скандальной,
Но скажу: – Ты – дыра и в заветное прошлое – дверь.

Зверь из бездны пришёл, черноту изрыгая из пасти,
Он Россию пожрал, как солому – всеядный огонь…
Зверь из бедны – страну разорвал на кровавые части,
В каждой части он – герб! Моё сердце в тоске захолонь!

Зверь из бездны в Кремле заселился, как гнусная особь,
Чтобы камнем сердца начинялись у высших особ,
Чтоб служили они чёрной бездне, а Родина бóсой
Понесла по земле – укокошенной нации – гроб.

Зверь из бездны взалкал и завыл сам собой потрясённый,
Он вставал на дыбы, разгрызал пустоту, как слепой.
А по небу летел лишь младенец, от бездны спасённый,
И остатки России он нёс в небеса за собой.

2011



ИСТУКАНАМ

Хорошо на свете жить болвану,
Хорошо на свете – дураку,
Но, наверно, лучше истукану
Жить в России на своём веку.

У него – железные подошвы,
У него – чугунные слова,
У него – латунные ладошки,
У него – пустая голова.

Истуканов мы создали сами,
Перед ними упадая ниц.
Истукан ворочает глазами
Посреди базальтовых глазниц.

Истуканов по стране засилье:
Явится чиновник-истукан
И ползёт по матушке России,
Будто бы чугунный таракан.

Истуканам – лучшие отели,
В хрусталях и золоте жильё,
Коньяки и ляжки Куршавеля,
Веселись, российское жульё!

…Будем пить водяру из стаканов
В грязных забегаловках, в пыли,
За родимых наших истуканов,
Что на смерть Россию повели!

2011



ЗАГАДКА

На небесах разверзлась складка,
Разлился свет во все края,
И вылетела из небес загадка
О вечной тайне бытия.

Загадка превратилась в птицу
И полетела вдоль земли.
За нею двинулись гробницы
И устремились корабли.

За нею ринулись народы
И даже сдвинулись пески,
Но птица – на земные своды,
На лбы – навесила замки.

На страны бросила границы
И в тёмном, словно ад, краю
Ударилась о землю птица,
Сверкнула и ушла в змею.

И если время приближало
Кого-то к тайне бытия,
Огнём выплёскивая жало,
Смертельно жалила змея

Всех, кто безумству на потребу
К ней приближался среди сна:
И путешественников неба,
И мореплавателей дна…

Изобретателей машины,
Завоевателей миров,
Змея затмила, иссушила,
Не принимая их даров.

Потом змея вернулась в камень,
А камень смог загадкой стать.
И человечество веками
Её стремится разгадать.

2011



БУЛЫЖНИК

Убийственный булыжник боли,
Он в сердце, кажется, растёт…
Но сердца бедного без боя
Упрямый разум не сдаёт.

Он сердце слушает и слышит,
Как льётся сквозь булыжник кровь.
И может быть, уже не дышит
Внутри булыжника любовь.

Булыжник в сердце у поэта
Неужто врос в живую плоть?
И кажется – булыжник этот
Никто не сможет расколоть.

2011



* * *

Душа стала слепнуть и в мороке чёрном таиться,
И ждать потрясений, и острые звёзды глотать.
А тьма всё темней, но душа слепоты не боится,
Она обострённее чует земли благодать.

Душа стала меркнуть, но света она, в самом деле,
Во тьме не теряет, над бездной, как солнце, висит.
Душа не забыла ни гор, ни глубоких ущелий,
Ни белых метелей, где русское горе сквозит.

В ней столько любви и тревоги, в ней столько боренья,
Что кажется снова, черпнув благодати земной,
Душа обретёт свои силы и острое зренье,
Спасая Отечество, не постоит за ценой.

2011



* * *

Как хорошо идти по свету,
По краю звёздного пути
И славу русского поэта
Державной поступью нести.

Как хорошо служить России
И знамя чести поднимать.
Как горестно своё бессилье
В служенье этом понимать…

2011



ГРЕЧИХА

В родной деревне тихо-тихо,
Нигде работа не видна,
И не растёт в полях гречиха,
А ходит-бродит сатана.

Он отчебучивает лихо
Победоносный танец дна.
И разве вырастет гречиха
Там, где танцует сатана?!

2011




 




 

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика