Библиотека поэзии Снегирева - Владимир Скиф. Стихи 2011г. (часть 1)
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:27



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

     

 

 

         Владимир Скиф

 



         Стихи 2011г.
            (часть 1)

 



* * *

Я еду в поезде. Домишки
Во тьме мелькают и бегут
За поездом, как в норку ─ мышки,
А там их кошки стерегут.

Пушистого тумана кошки
Глотают тёмные дома…
И пропадают люди, стёжки,
Сторожки, дрожки, закрома.

Состав летит без передышки
В тумане, будто ─ в никуда…
Играют с нами в кошки-мышки
Шального века ─ поезда.

2011


 



СЕНОВАЛ

                                        Кельчик Любе

Я помню в роще клёкот стрепета,
Ночного неба звёздный вал,
И жар девического лепета,
И деревенский сеновал.

По тихим гнёздам спали ласточки,
Часы настраивал петух…
А сеновал дымился ласками,
И ночь ─ переводила дух.

Какие были мы счастливые!
Звенела неба бирюза…
И ты девчонкою стыдливою ─
От мамы прятала глаза.

2011


 



* * *

Мне твердят: всё в мире образуется…
Но разносят вдребезги страну
Власти, словно твари неразумные,
За собой влекущие войну.

Государства гиблая раздвоенность
Порождает хама и дельца,
И народом правит вседозволенность,
Над страной возвысив подлеца.

2011


 



О ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ

Меня предавали все самые близкие женщины,
Прожить без которых ─
порою не мыслил и дня.
Друзья предавали ─
они Люциферу обещаны,
Неверные жёны в любви предавали меня.

А я их любил, напевая им:
─ Ваше сиятельство!
Я сердце своё без остатка им всем отдавал…
Взамен получал,
будто молнии вспышку ─
предательство…
И сердце моё уходило в бездонный провал.

Оно умирало, искало в пути одиночества,
Томилось, болело, в нём жило тоски остриё.
Спасали стихи.
И спасали святые пророчества
Да мама спасала… Вот только не стало её.

А все ненаглядные, все дорогие «сиятельства»
Уже никогда в моём сердце себя не найдут.
Они остаются навеки
в селеньях предательства,
Где им ─
мои други-предатели ─ песни поют.

2011


 



ЛАСТОЧКА

                                            Памяти Шариковой
                                            Анфисы Алексеевны

Есть люди,
ясный свет которых
Так поразительно глубок,
Что думать остаётся впору:
К себе их призывает Бог.

Их сила жизни ощутима!
А ─ непростая их судьба
Нам, как пример, необходима,
Чтоб не была душа слаба.

Свет имени живёт над ними,
И мы в какой-то день и час
Как только вспоминаем имя ─
Оно высвечивает нас.

Анфисы имя помним все мы,
Её спокойный, мягкий свет,
Хотя Анфисы Алексеевны
Сегодня рядом с нами нет.

Она жила, она светила,
Мир отводила от беды.
В себе Анфиса воплотила
Забытой кротости черты.

Она хлопот не доставляла,
Она той ласточкой была,
Что рядом пела и летала,
И тихо в мир иной ушла.

Ушла в заоблачные выси,
Иною не хотела стать…
…Весною ласточка-Анфиса
К нам будет часто прилетать.

2011


 



СИБИРСКИЕ ДИВИЗИИ

Наша память на века пронизана
Иглами заснеженных дорог,
Где прошли сибирские дивизии,
Всей Отчизне преподав урок

Мужества и прочного стояния
На пути стремительных атак.
Не отдать Москву на поругание ─
Нёс в душе надежду сибиряк.

Шли полки, шли русские дивизии,
Поднимая к небу снежный бус.
Каждый холм и берег был Отчизною,
Цитаделью становилась Русь.

Из окраин дальних были призваны,
Чтобы биться на передовой ─
Лучшие сибирские дивизии.
…И сошлись две силы под Москвой!

Под Москвою ─ косари и плотники
Встали грудью и не напоказ…
Вóрогов ─ сибирские охотники,
Как зверей, выцеливали в глаз.

Воевали крепко, основательно
И, крестясь в небесное окно,
Гнали от Москвы завоевателей,
Памятуя день Бородино.

2011


 



КОРШУНИХА

Коршуниха─Ангарская,
Ты ─ не кошка ангорская,
Не хоромина барская
И не зона приморская.

Коршуниха─Ангарская,
Ты ─ земля богатырская,
Ты ─ наследница царская,
И праматерь сибирская.

Ты идёшь от Радищева
И купца неизвестного,
Что смогли в тебе высчитать
Твои клады железные.

Те страницы далёкие
И рассказы былинные,
Словно тропы глубокие
И глаза соболиные ─

Недосказанной сказкою
Нынче смотрят из памяти.
Коршуниха─Ангарская
В снежной кроется замяти…

И взирает неласково
За дремучими елями
Коршуниха─Ангарская,
Словно соболь подстреленный.

14. 03. 2011.


 



* * *

Что стряслось на земле ─ не постичь!
Мчит по ней заблудившийся поезд.
Вон мелькнул цепенеющий «бич»,
В насыпь будто зарытый по пояс.

Полустанки, гнилые мосты,
Уходящие в прошлое тропы,
И кресты над землёю, кресты,
И пустые дома, и сугробы…

Там уже не наступит пора
Сеять хлеб, ждать в печи каравая,
Там ─ постылые ходят ветра
Вдоль пустынного русского края.

Там ─ в осколки разбившийся день,
И на фермах ─ разбитые окна,
И печаль, и среди деревень
Наркоман, теребящий волокна

Ожиревшей в полях конопли,
Да забытая слава солдата…
А ведь мы среди этой земли
Колос счастья лущили когда-то…

15. 03. 2011 г.,
станция Коршуниха


 



ТАЙНА МИРОЗДАНЬЯ

                                       Открылась бездна, звезд полна,
                                       Звездам числа нет, бездне дна…

                                                                          М. В. Ломоносов

Непостижима тайна Мирозданья,
Её осмыслить не хватает дней,
Ночей, веков и жизни, и дыханья…
Мы только-только приникаем к ней.

В бескрайний космос поглядишь и сразу,
Остолбенеешь посреди планет
И бездны звёзд.
Заходит ум за разум,
Когда представишь, что конца в ней нет.

И нет начала. Нет того предела,
К которому стремится слабый ум.
Вон снова в небесах звезда сгорела,
А, может, человек сгорел от дум…

Ему охота тайну, как преданье,
Прочесть и к мысли прикрепить крыла.
Но он придавлен тайной Мирозданья.
И крыльев нет. И мысль с ума сошла.

15 марта 2011 г.


 



* * *

Кто знает тайну бытия?
Ни вы, ни я, никто не знает.
Дымятся космоса края,
Как рана чёрная, сквозная.

Куда, разлуками дыша,
Спешит душа в полёте кратком?
С бессмертьем встретится душа,
Но не приблизит нас к разгадкам.

2011


 



* * *

Под оловянною луной
Видны дороги белые.
Залиты тёмной тишиной
Поля заледенелые.

Снегами запечатал лес
Чащобы непролазные,
И звёзды сеются с небес,
Как семена алмазные.

Душа потянется к звезде
Среди пространства голого.
Чугунный ворон на кресте
Луны проглотит олово.

Земля и небо надо мной
Поделят вечность поровну.
Ничто не вечно под луной,
И только вечны ─ вороны!

16 марта 2011 г.


 



* * *

С утра стремится по лесам
Осенний день-облётыш.
И по дырявым небесам
Плывёт косяк-заглотыш.

Непостижимая печаль
Дожди в клубок мотает.
Звенит прожорливая даль
И журавлей глотает.

Уже не слышно лягушат,
И плещет надо мною
Ночь ─ опрокинутый ушат
С водою ледяною.

17 марта 2011 г.


 



ТУЧА

Скорый-скорый, неминучий
Собрала под брюхом гром
Фиолетовая туча
И взмахнула топором.

Рассекла литые волны,
Громыхнула, осеклась
И на лыжах белых молний
По Байкалу понеслась.

Золотым дождём провисла
И, вращая волн круги,
Развернула коромысло
Яркой радуги-дуги.

2011


 



* * *

Жизнь
прекрасна
и опасна,
Где с и я н и е Христа
Видит пред собою паства
У С о б о р н о г о Креста.
Есть
в народе
ощущенье:
в день
Святого
Рождества
паства
вымолит
прощенье,
и останется
жива.

2011


 



ВЕК И ЧЕЛОВЕК

                                                    Я устал от двадцатого века,
                                                    От его окровавленных рек.
                                                    И не надо мне прав человека,
                                                    Я давно уже не человек.

                                                                               Владимир Соколов

Царит когтистый век ─ угрюмый, безнадзорный,
Век беспримерных войн, кровавых диктатур.
Кто спасся от него? Неверный и проворный,
Да скользкий депутат, да властный самодур.

И вот уже страна утратила названье,
Её без лишних слов, как русского царя,
В кровавую страду отдали на закланье,
А, проще говоря, ─ убили втихаря.

И нет, чтобы забыть убийцу-костолома,
Пустившего страну, как поезд ─ под откос…
Нет! Ныне ─ палачу Ипатьевского дома
Возводит монумент свихнувшийся Свердловск.

И Англия спешит, в губах усмешку пряча,
Приветить у себя безумца-Горбача,
И он приемлет всё, как будто много значит…
Да, много значит он ─ в обличье палача.

Загубленная Русь, великая от века,
Как больно говорить, что ты уже ─ была!
В России нет ни прав, ни даже ─ человека,
Да и России нет, обугленной дотла…

2011


 



* * *

Как странен этот мир железа,
Кастета, камня и ножа.
Ребёнок плачет от пореза,
Святая Русь ─ от мятежа.

Кто нас полюбит, кто разбудит,
Заставит выбраться со дна?
Быть может, Валентин Распутин?
А, может, новая война?

Опять на четверть нас убудет,
Другую четверть понесёт
По свету, словно вихрь закрутит.
Мы, видно, прóклятый народ.

Наш мир и вправду неуютен,
Бессилен заново расцвесть.
Но если рядом есть Распутин,
То значит и надежда есть.

Ведь что-то впереди светлеет,
Ведь совесть русская болит.
И, может быть, нас пожалеет
Господь ─ и выстоять велит.

2011


 



К БАЙКАЛУ

                                    Игорю Тюленеву

Мой друг полмира обживал,
Во многих странах побывал
Но не был на святом Байкале.
Он на Севане пировал
И грудь у Волги целовал,
Как будто у волжанки-крали.

Култук, Ольхон, залив Провал,
И Баргузина мощный вал,
А Чивыркуйские красоты!
И я его в Сибирь позвал,
Чтоб он почувствовал Байкал
И рая ощутил высоты.

Несправедливо, чёрт возьми,
Мой друг с восьми и до восьми,
Как раб, прикованный к галере
Сидит в какой-то там Перми
А я ему: ─ В Иркутск ломи!
Он вышибает рифмой двери!

И от волненья ─ весь горит,
Он о Байкале говорит,
Стихами приближая встречу.
Байкал ─ не Крит, не Уолл-Стрит,
Не мексиканский колорит.
Байкал ─ он космоса предтеча.

Здесь тонут солнце и звезда,
Столкнулись лава и вода,
И волны бьют до Хубсугула.
Мой друг забыл про все года,
И в ночь метнулась борода,
И до Байкала досягнула.

2011


 



О ПРАВДЕ

Идём по русской крови вброд,
И пораженьем путь свой метим.
А правду знает ли народ?
А есть ли истина на свете?

Какой разор по всей земле!
Всосала Русь ─ воронка боли.
И все, кто ныне сел в Кремле,
Вы просто карлики! – не боле…

Вы уронили свой народ
И вы поднять его не в силе…
Не городите огород
О том, что вы спасли Россию!

Вон снова рухнул самолёт
И судно вновь перевернуло…
Уже упало сто высот
И пол России утонуло.

А для кого «Народный фронт»
Развёрнут в рамках небосвода?
Быть может, он ─ наоборот ─
Нацелен прóтиву народа?

Народ распяли, как Христа,
Деревня не поднимет лика…
Живая правда неспроста
В народе ходит безъязыко

Но не зашьёте правде рот,
Как не зашьёте рот поэту.
Есть в мире истина, живёт!
Но нищенкой бредёт по свету.

Историю не переврать,
Не оскопить души и слуха.
И никогда не отобрать
У русских ─ таинства и духа.

2011


 



НА ПОЛКОРПУСА ВПЕРЁД

Живу я всё неистовей, острей,
Спешу по жизни скоротечной.
Я в беге на полкорпуса быстрей
От всех спешащих к доле Млечной.

Живу стремглав и даже сплю стремглав,
Среди печали, страсти, славы.
Мечусь я сразу в четырёх углах
От боли и любви-отравы.

Я вижу, как душа России мрёт,
Как свет над нею погасили.
Стараюсь на полкорпуса вперёд
Идти в заботах о России.

Спасаю песню, русский огород,
Что сшибла русская кривая.
Я даже на полкорпуса вперёд
От многих вас ─ к любимым успеваю.

А при свечах я ─ триязык, трёхглав ─
Взлетаю, Ангелом разбужен.
Я разрываюсь в рифмах и в делах,
А потому что ─ русским нужен.

Пишу и плачу. Сердце не соврёт,
Оно в ночи немеет снова.
Сумею ль я на полкорпуса вперёд
Идти сквозь зло, спасая Слово.

2011


 



* * *

Потрогайте мой пульс ─ он учащённей бьётся,
Чем бился у меня всего лишь год назад.
И в пламенном чаду, в любви мне так поётся,
Как только может петь многоголосый сад.

Потрогайте мой пульс! Моя душа смеётся,
И рифма так остра, метафора смела.
Мне пишется легко и это всё зовётся
Любовью, изнутри сжигающей дотла.

Качается земля, сдвигается планета,
Когда меня несут в ночи твои глаза.
И нет уже ни сна, ни света, ни полсвета,
Есть столкновенье тел и между них гроза!

Потрогайте мой пульс!
И пол России вздрогнет.
Закрутится листва и пыль в веретено.
Потрогайте мой пульс ─ и вас сметёт с дороги
С листвой и кабаком, и пылью ─ заодно.

И обопрётесь вы ─ что делать остаётся? ─
На мой горячий стих, дымящийся в огне.
Почувствуете вы: не просто сердце бьётся ─
Вулкан моих страстей пульсирует во мне.

2011


 



МОЛИТВА ПЕРЕД БОЕМ

Солдат молился перед боем
У русской жизни на краю,
Спасая смертью и любовью
Отчизну горькую свою.

Он обладал сердечным зреньем,
Он видел ─ русская тропа
Упёрлась в край родной, в селенье
Где тлела отчая изба.

В полях ночные травы меркли,
Спал батальон береговой.
Среди страны, как среди церкви
Стоял солдат ещё живой.

Дышала взорванной утробой
Земля ─ на ранах клевер, лён.
Солдат встречал врага не злобой,
А верой в русский батальон.

Вставало солнце в чёрном поле,
Не зная дальше как идти.
Солдат ─ печальник русской доли ─
Свой автомат прижал к груди:

─ Земля, у Господа все живы.
Не бойся!
К брустверу припал,
Шагнул под яростные взрывы
И в вечность тёмную упал.

2011


 



* * *

Бог водит судьбами людей,
Нас окормляет неизменно,
А рок ─ за суетность страстей
Ломает нас через колено.

Бог бережёт нас неспроста
От самомненья и гордыни.
Кто помнит заповедь Христа,
Тот в небесах спасён отныне.

Я к Богу обращаю взор:
Прости меня, великий Боже!
А с неба рухнувших в костёр
И падших ─ ты спасаешь тоже?

2011


 



ГОРЛОХВАТ

Всему на свете сват и брат,
И даже ─ крысе корабельной
В меня вперяет горлохват
Свои ухватистые бельма.

Грозит народный паразит ─
Всё отберу и всех умою,
Пойдёте с нищенской сумою,
Всех вас зараза поразит.

Я даже гору съесть могу ─
Вопит он в каждом околотке.
Могу закуской взять для водки
Я даже бабушку-каргу.

А горлохват и вправду хват,
Он столько хапает, хватает.
Берёт нас горлом горлохват
И негорластых ─ побеждает.

Подумал как-то горлохват:
Хорошая у бабки хата.
А бабка вынула ухват
Да и прибила горлохвата.

2011


 



* * *

Влюблённая стремится осень
Сердец влюблённых не забыть.
Она листвою жаркой просит
Не расставаться, а любить.

Влюблённая краснеет осень.
Как щёки у берёз горят!
И не весна, а осень косит
Косой любовной всех подряд.

Она, как чаркою обносит
Влюблённых в городе, в селе,
Очаровательная осень
На очарованной земле.

Влюблённая хохочет осень,
Пылает жар в её крови…
Быть может, и меня забросит
Она в осенний сад любви?

2011


 



УГУ

Ты говорила мне: – Угу!
И это было, как согласье
Во всём. И слова «не могу»
Не слышал я. То было счастье.

– Угу! – мне скажет телефон,
«Угу» звучит роднее «Здравствуй!»
– Угу! – и сразу слышен стон
И шёпот ласковый и страстный.

– Угу! Угу! – и я могу
Сражаться с рифмой до рассвета,
И целоваться на лугу
С тобой, как с нимфой, в Ночь Поэта.

Какое сладкое «Угу!»,
Такое нежное, как губы.
Я за «Угу» уже в долгу,
Взять в сердце навсегда «Угу» бы.

Чтоб на песке и на снегу
Среди разлуки и печали
Звучали мне «Угу!», «Угу!»
И нас с тобой не разлучали.

2011


 



ЖУРАВЛИ

В колыбели моей хризантемы цвели,
А осенние листья достались в наследство.
И летят журавли, и летят журавли
Сквозь меня, сквозь моё позабытое детство.

Вспомню нашу деревню и станет теплей
В непроглядном, как ночь,
И расхристанном мире.
Никогда не смогу позабыть журавлей,
Что летели по небу, играя на лире.

Дорогие мои, леденеет земля
И о первый мороз спотыкается осень.
Превращался и я в эти дни в журавля,
И кричал, и летел в светоносную просинь.

Горизонты мостили в глазах пелену,
На виске у земли бились тёмные реки,
Там тугие сомы прилипали ко дну,
И в тоску журавли улетали навеки.

Кто-то лунный свинцом заливал тишину,
Грызла лошадь ночная ─ пеньковые путы…
…Снова в детство, как в небо, с утра загляну,
Там летят журавли без меня почему-то.

2011


 



СИБИРСКИЙ ДИВИЗИОН

«Укрепрайон, укрепрайон» ─
Откуда-то звучит ночами.
Восходит из войны печальной
Погибший в ней дивизион.

Он под Москвой, как твердь стоял,
Дивизион сибирской дали.
Он был из нервов и из стали,
Железу противостоял.

Он помнил Жукова слова
И слушал собственную душу,
Он бился насмерть в злую стужу,
Когда за ним была Москва.

И к сердцу не пустил того,
Кто над Москвою смерчем вился,
Дивизион с землёю слился
И весь погиб, до одного.

…Гудит Москва ─ со всех сторон
Сегодня взятая врагами.
И у врагов под сапогами
Лежит родной дивизион.

2011


 



РУССКИЙ ВЫЗОВ

Эй, мужик-ротозей,
На страну поглазей,
Для тебя уже нет
Здесь ни водки, ни крали.
Выпивоха и змей,
Ты проснуться сумей!
У тебя полстраны
И полжизни украли.

Оклемайся скорей,
И хоть ты не еврей,
Стань чуть-чуть похитрей
На ветрах государства.
Сердце светом согрей
Посреди лагерей
И поставь мужика ─
С русской мыслью ─
На царство!

Помня эти слова,
Закатай рукава,
Расставаясь навек
С тёмной жизнью сивушной.
И в московскую рань,
Словно Муромец встать,
Чтоб столицу свою
Разгрести, как конюшню.

Петербург и Валдай,
Леший вас забодай!
Поднимайтесь и вы
На большую работу.
Чтоб вспахал оратáй
Заодно ─ и Китай,
Да и бросил свой плуг
Посредине Киото.

2011


 



НЕБЕСА

Как звенит чистота светоносных небес!
Как поют небеса песню жизни и света!
До него досягает безумный прогресс,
И тоска одинокого в мире поэта.

Почему так манило людей в небеса,
Где дорога души широка и бескрайна,
Их манило туда, где жила бирюза,
Где качалась лучами небесная тайна.

Люди тщились подняться, никто не летал.
Перед небом они были мелкою пылью.
Но взлетали порой то Икар, то Дедал,
И ломали хребты и ничтожные крылья.

Тягу крыльев прибрала научная мысль
И одела в ракету, в космический грохот.
И теперь небеса разбиваются вдрызг,
А под ними, как вошь, копошится эпоха.

И молчат небеса, в муках корчится лес,
Не поёт высота, бирюза облетела.
Только молния вдруг, как глубокий порез,
Рассекает небесное чуткое тело.

Распахни, человек, и судьбу и глаза,
И не стой среди падшей эпохи нелепо.
Надо только взглянуть широко в небеса
И во всём походить на высокое небо.

2011


 



* * *

Чёрно-белое стадо вдоль неба бредёт,
Собирая осеннего поля отдарки.
Чёрно-белая осень вот-вот упадёт
Без багряной листвы
За околицей жаркой.

В ночь вопьются иголки зелёной сосны,
И кнутом, как пастух, первый холод ударит.
Чёрно-белое стадо уйдёт до весны
Пережёвывать, сложенный в копна,
Гербарий.

2011

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика