Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваВторник, 17.10.2017, 14:25



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


Влад Снегирев


    Гражданская поэзия


 

МОЯ ЭПОХА 

В прошлом осталось былое величье.
Что происходит? Бездонные дыры
всех поглощают, забыв о приличье.
Нет никого. Так уходят кумиры,
мятым плащом закрывая обличье.

Новые лица и новые звуки.
Будни и беды – синоним единства.
И, без сомненья, победы науки,
буйство стихий и маразмы бесчинства.
В общем – эпоха удушья и скуки.

Я с ней на ты, потому что я болен
так же, как страны, и люди, и звери.
Лозунг "свобода" давно замусолен,
а в "демократию" можно не верить.
Только дурак настоящим доволен.

Что-то не так, только жить всё же надо.
Противогаз – лучший способ защиты.
Нет, не хочу я ни рая, ни ада.
Лучше всего – притвориться убитым
и переждать все движения стада.

2012 


* * *

Мы живем на великом разломе,
на изгибе, на стыке времен.
Нет хозяев в запущенном доме.
Нету веянья гордых знамен.

Старики, прожив долго и трудно,
постепенно ушли на покой.
Жизнь идет, только вяло и скудно,
запинаясь над каждой строкой.

Молодые еще не окрепли
и не выбрали правильный путь,
изумляют лишь краткостью реплик
и вперед не готовы шагнуть.

Восхваляя лишь сладость мгновений,
мы забыли значение слов.
Не родился таинственный гений,
что страдать и молиться готов.

Мельтешат безразличные лица
в веренице стремительных дней.
Вновь белеет пустая страница
в ожидании новых идей.

Но я жду и смотрю терпеливо
на безумную пляску огня.
Вечность, вечность – не будь так ленива,
ну, обрадуй хоть чем-то меня.

2010 


* * * 

"На всем лежит безверия печать..."
Век двадцать первый – ты пришел внезапно.
И наш удел – все прошлое терять
и новым захлебнуться безвозвратно.

Мы старого рабы и палачи.
Мы разучились верить и молиться.
От рая недоступного ключи
уже успели ржавчиной покрыться.

Позор минувшего – бессилия позор.
И всё оплевано, осмеяно, забыто.
Выносит жизнь бездушный приговор:
мы все погрязли в серых буднях быта.

2010 


* * * 

                 "Нас мало – юных, окрыленных…"
                                            В. Набоков 

Нас мало – юных и наивных
и не испорченных пока,
еще кружимся в звуках дивных,
а если любим - на века.

Еще не огрубели руки.
На сердце камень не несем.
Не подрастают наши внуки.
Всё оставляем на потом.

Еще в глазах сияет счастье,
а жизнь большая впереди.
И, не столкнувшись с силой власти,
мы состраданью не чужды.

Еще нам кажется, что будут
мгновенья счастья на земле...
Но очень скоро нас разбудят.
Уже патрон готов в стволе.

2009 


* * * 

Мы шли бесконечной дорогой.
И даль была ясна, чиста.
А кормщик – заботливый, строгий
нас бил, не жалея кнута.

Мы верили – счастье настанет.
Войдем мы в сияющий храм.
И солнце заблещет в тумане.
И небо откроется нам.

Но время сыграло иначе
и все оказалось лишь сном.
Душа одинокая плачет,
не в силах забыть о былом;

забыть о годах тех спокойных,
когда каждый был мне как брат, -
сплоченные в горе и войнах,
герои заводов и шахт,

строители жизни прекрасной,
в которой нам жить не пришлось.
Растрачены силы напрасно.
Остались лишь горечь и злость.

2010 


ДРУЗЬЯМ 

                "... Мы путь расчищаем
                 Для наших далеких сынов!"
                                       А. Блок 

И снова все рухнуло, снова
нам заново строить пришлось,
подыскивать нужное слово
и им прожигать мир насквозь.

Что делать! Нам хватит терпенья.
Нам есть у кого брать пример.
Мы в поисках долгих прозренья
прошли через множество вер.

Пока всё идет не так гладко,
как нам бы хотелось... Пока!
Нет счастья, любви и порядка.
И каждый глядит свысока.

Что делать! Настойчивость, воля
всегда побеждают в бою.
Такая нам выпала доля, -
смирять неизбежность свою;

идти, спотыкаясь куда-то,
не видя отчетливо цель;
работая, жить небогато
среди плодородных земель.

Печальная участь досталась
потомкам бесстрашных отцов.
Не стоит копить к себе жалость.
Наш мир к испытаньям готов.

И только вопрос один мучит:
какой в этот раз будет знак
пред тем, как судьба или случай
лучом озарит этот мрак?

Забыться вином бы от скуки
да песни веселые петь.
Но что скажут дети да внуки?
О чем ИМ придется жалеть...

2010

ПРОЩАЙ, РОССИЯ 

                    Прощай, немытая Россия...
                              М. Ю. Лермонтов

Прощай Россия соц. модели
и здравствуй новая страна!
Как проститутка на панели
ты только доллару верна.

И все величие былое
развеял ветер по полям.
Как можно пережить такое?
Как жар и пламя дать углям?

Вдруг поселилась в моем доме
чужая, новая родня...
Как будто бы уже я помер,
а все они плюют в меня.

2010 


* * * 

Снова вижу, как в небе бездонном
догорает тихонько закат.
Это значит, что жизнь неуклонно
вдаль несется, чему я не рад.

С каждым днем всё короче дорога,
по которой осталось пройти.
И опять ожиданье, тревога,
вздохи, шепот ночной темноты.

Всё тревожнее строчки в газетах,
всё печальней природы лицо.
И опять я курю до рассвета,-
жалкий сын благородных отцов.

Всюду деньги и только лишь деньги.
Всё продали – и славу, и честь.
Хоть крутые к богатству ступеньки,
но как сладко достаток иметь.

И уходят последние силы,
совесть мучит, противно так жить.
Почему мы так мало ценили
ту страну, что смогла нас вскормить...

2009 


ЭМИГРАЦИЯ 

        Первая волна

                       "...и гордые музы России
                        незримо сопутствуют нам".
                                     Владимир Набоков

Империя рухнула. Клочья тумана
уносятся ветром и тают вдали.
Кто смог, тот уехал в далекие страны,
забрав по обычаю горстку земли.

А те, кто остался, исчезли бесследно, -
идею марксизма понять не сумев;
не выдержав голод, разруху и бедность,
не в силах вождей прославлять нараспев.

На родине новой хлеб скуден и горек.
И ты здесь не нужен совсем никому.
В окне – только крыши и маленький дворик,
да люди внизу, что тебя не поймут.

И здесь, вдалеке от советского рая,
от милых берез и отцовских могил,
без Родины – нет, не живя, прозябая,
молю об одном лишь: чтоб Бог нас простил...

P.S.

Когда в небе ясном и звездном
последний откроется путь,
ты сам все поймешь, только поздно.
Минувшего нам не вернуть.

Вторая волна

                         "Позволь же, о родина-мать,
                          В сырое, в пустое раздолье,
                          В раздолье твое прорыдать..."
                                            Андрей Белый

Судьба разбросала по странам далеким.
А дома нас ждали Сибирь, лагеря.
К кому обратиться с мольбой иль упреком,
узнав, что вся жизнь была прожита зря?

Ведь выбора не было просто, поймите...
Во всем виновато то время, война.
И возгласы смерти стояли в зените.
И скорби рыдающей не было дна.

Вернуться назад было просто не в силах.
Хотелось согреться хоть чьим-то теплом.
Весь мир был в разрухе и братских могилах,
а здесь – магазины и бар за углом.

Но все же всех бóлей наверно больнее
тоска, (ностальгия) о том, что вдали.
Подумаешь, родина – домик в Сиднее,
да тысячи миль до любимой земли.

P.S.

Есть друг у меня, звать его – Шура.
Он часто любил повторять,
что главное в бабе – фигура,
на все остальное – плевать.

Да, время такое, цинично
мы к жизни относимся... Но!
Тебе что, совсем безразлично
что видишь ты, глядя в окно?

Третья волна

                      "Зачем, зачем тогда ты шёл
                       До ручки, до конца, до края!.."
                                   Катерина Квитницкая

Как модно себя называть диссидентом
в стране дефицита, застоя, нужды.
Что б слава неслась по пяти континентам,
а в пыли веков оставались следы.

Но их голоса были здесь неуместны.
Не очень ценила их Родина–Мать.
Так что ж оставалось? Лишь быть неизвестным
и жить, как другие, - терпеть и страдать?

А Запад манил их, дразнил ярким блеском,
шептал сладострастно, свободу сулил.
Ну, сколько ходить можно строем советским
без чувств, без души, выбиваясь из сил...

Они получили всё то, что хотели,
не зная размеров реальной цены.
Так что же вам снится, когда вы в постели,
солдаты слепые холодной войны?

P.S.

Я тоже уехал бы с вами,
испив боль и горечь до дна.
Но как не меняйся местами,
а все же – тюрьма ведь одна.

Четвертая волна

                      — "Ну что ж, смывайся. Черт с тобою.
                       Россия, братец, не вокзал!" 
                                      Глеб Горбовский

Они уезжали навечно,
не бросив и взгляда назад.
Они покидали беспечно
Россию, Москву, Ленинград.

И было им лучше – где больше
заплатят за каторжный труд, -
в Америке, Дании, Польше...
Где доллары – там и уют.

А Родина, вера и совесть, -
какие пустые слова.
Они пишут личную повесть
и прошлое помнят едва.

Обжившись на новеньком месте,
устроив – где можно семью,
они собираются вместе,
чтоб молодость вспомнить свою.

И до бесконечности спорят
о том, где им лучше жилось;
укрывшись от дальнего горя,
приветствуют горечь и злость.

Не спорьте о жизни пропавшей,
её все равно у вас нет.
Завидовать участи нашей
придется вам множество лет.

Кипите от собственной злости
и спорьте всю ночь напролет.
Прощайте, случайные гости!
Россия без вас проживет.

P. S.

Я все это видел и знаю,
как страшно об этом писать.
Была бы дорога иная,
всё было б иначе... Как знать...

2010

ПТИЦА-ТРОЙКА 

            «Эх, тройка! птица тройка! кто тебя выдумал?»
                                            Н. В. Гоголь

Как Фет и Тургенев дышу флогистоном,
слагаю стихи, не в ладах с моветоном;
хоть сам из деревни и в жизни простак,
но всё же, поверьте, - совсем не дурак.

Сейчас модернизма пришло уже время.
Диктует условия новое племя.
А «тихая лирика» зябкие руки
сложила под шаль и зевает от скуки.

Слепой молодежи потребны кумиры,
но правила жизни диктуют банкиры.
И вот уже разные «фабрики звезд»
сплошной силикон выпускают из гнезд.

«Я женщин уже говорить научила»
- сказала Ахматова скромно и мило.
Но музы, все девять, в блаженстве безволья
пылятся в шкафу и изъедены молью.

Да, век мне достался панельно-убогий.
Блокбастый упырь – седовласый, безногий
смеется довольно, холодный, как лед.
А тройка не мчится, но еле бредет.

2012

       * * * 

С каждым днем всё ветер холоднее.
Все длиннее кажется мне ночь.
Может быть, я скоро заболею
и никто не сможет мне помочь.

На полях никто уже не пашет,
как на море, – волнами ковыль.
Закатилось где–то солнце наше
и надежды превратились в пыль.

Что ж теперь в деревне остается,
в тишине заброшенных садов?
Жизнь прошла – а счастье не вернется.
Видно, много нажито грехов.

И теперь за всё в ответе снова
те, кто знал, что радость – лишь в труде,
для кого земля была сурова,
но любимей не было нигде.

Этот край, – заброшенный и дикий,
снова снится мне и я клянусь:
тем, кто предал свой народ великий
не прощу, как не простит и Русь.

2010

КРИЗИС 

Закат погас и день остановился,
подбив итог эпохе и себе.
Историк сел за стол, перекрестился
и стал играть фальшиво на трубе.

Он пел о том, что где-то там, в Европе
бушует кризис, не касаясь нас.
Все правильно, ведь мы сидим в окопе,
украв немного газа про запас.

Проносятся там бури и циклоны,
Манхэттен тонет и идет на дно.
А я молюсь и участь Дездемоны
мне не страшна, как крейсеру – бревно.

Историк пишет долго и усердно,
вставляя все слова наоборот.
Пиши, пиши... Писать всегда не вредно.
Я объявляю кризису бойкот.

Впрок запасаюсь ароматным салом.
(Прекрасный стратегический товар).
Картошки в этот год собрал немало.
Вот всё продам – и получу навар.

Пока своё хозяйство есть под боком,
пожар ликующий нам вовсе не грозит.
Пускай бушует там, - в краю далеком.
Мы не страна. Мы прошлого реликт!

2012, Украина

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ 

О временах давно ушедших, грубых
не будем мы напрасно вспоминать.
Вонзились в небо частоколом трубы.
На всем лежит неясности печать.

Сними мой век покров заветной тайны.
От чьих отцов греховно ты рожден?
Ведь грозы сейчас явно не случайны.
Я вижу цель: смешать толпу племен.

Велик твой труд к недостижимой цели.
И с каждым днем суровее шаги.
А те, кто вдруг покоя захотели,
тебе не братья – злостные враги.

Здесь счастлив тот, кто сам лишь верит в счастье.
Приветствуем оазисы пустынь!
А все мы стали плана мелкой частью,
не видя даль, не чтя своих святынь.

2012

* * * 

Разруха кончилась, немного
мы поднимаемся с колен.
И есть что кушать, - слава богу,
уже не нищие совсем.

Уже по праздникам мы можем
себе позволить покутить.
Но почему так совесть гложет,
не в силах прошлое забыть?

Сильны мы были и могучи,
былое скрыть никак нельзя.
Но все-таки себя я мучу,
всë кажется, что прожил зря.

Всë хочется душе безмолвной
опять каких то перемен.
Идем дорогой вроде ровной,
а вот куда идем... зачем...

2009

ПЛОЩАДЬ 

1.

Как много людей... И знамена...
Пришли справедливость искать.
Сказал паренек из ОМОНа:
"…приказ был пока не стрелять".

С трибуны разносятся песни,
аж стекла трепещут в окне.
Вещают: "Нам выбор известен.
И надо менять все в стране".

Знакомый сценарий, я знаю -
так было и в странах иных.
А как там сейчас? Умоляю:
спросите сегодня у них.

2012

2.

Выходили на площадь и снова
гнев народный разлился рекой.
Ты лети, справедливое слово,
прямо в Кремль над бурлящей толпой.

Говорили про выбор народный
и ругали бесчестную власть.
Но ответ был бездушный, холодный.
Речь привычная гладко неслась.

День прошел, как другие, напрасно;
разошлись, снова стало темно.
Только ветер кружит безучастно.
Будь что будет – не все ли равно...

2011

WIKILEAKS 

1.

Вышел вдруг Интернет из пеленок
и взрослеет на наших глазах.
Знает каждый на свете ребенок
мировой паутины размах.

Сайтов много, - уже миллионы.
Те же блоги растут как грибы.
Всюду мечутся флудеры, клоны,
поднимая всю Сеть на дыбы.

Все здесь ясно и как на ладони.
Что-то надо? Так Яндекс спроси.
Веб - страницы ему все знакомы
и работает словно часы.

Ну, какие еще вам примеры?
Вот, возьмем скромный сайт, – WikiLeaks;
удивил всех, не ведая меры,
публикуя свой скромный дневник:

Что расскажут еще дипломаты,
где затеют еще раз войну?
Что планируют дальние штаты,
исковеркают как тишину?

Оказались секреты известны.
Стала истина очень проста.
Нет границ теперь в мире запретных,
а все прошлое – ложь, суета.

Жизни прежней сломались устои.
Драма вдруг превращается в фарс.
Дней вчерашних уходят герои.
Свет в душе начадил и погас.

2.

...И глава WikiLeaks был посажен
за решетку в сырую тюрьму:
слишком важными тайнами связан,
очень многим пророчил суму.

Как же может в эпоху свободы
быть свободным еще Интернет?
Возомнили о братстве народы?
Кто сказал, что цензуры здесь нет?

Пусть Ассанж будет всем нам уроком.
Не спасает теперь аватар.
Снится пыль зарешеченных окон,
грязь прогнивших, двухъярусных нар.

И, в холодном поту просыпаясь,
прячу в ящик опасный модем,
с прошлой жизнью навеки прощаясь,
навсегда уходя от проблем.

3.

...Отпустили его на поруки,
не найдя подходящей статьи.
Оказались короткими руки
у обиженных и у судьи.

Затихает скандал, затихает...
Видно, просто решили замять
то, о чем мир давно уже знает
и на что всем вполне наплевать.

Что здесь нового в самом-то деле?
Всюду взятки, коррупция, ложь.
Бедность – вот, побороть не сумели.
Правды днем и с огнем не найдешь.

Тот, кто жил хорошо, тот и будет
дальше жить, не нуждаясь ни в чем.
А народ – все простит и забудет,
как забыл он о Боге своем.

2011

ТУР В ЕГИПЕТ 

Революция в Египте! Забурлил арабский мир.
Выбегают египтяне из облупленных квартир,
собираются все вместе и кричат: "Долой царя!
Мы хотим, чтоб над Египтом встала новая заря.
Демократии нам дайте и свободы хоть чуть-чуть.
Укажи нам доллар старый к жизни новой легкий путь.
Мы хотим жить как в Европе, просыпаться нам пора..."
До чего людей доводит африканская жара.

Боже, как сюжет банален и испытан он давно,
будет горькое похмелье, сбыться снам не суждено.
Это ветер одичалый им принес издалека
грома дальние раскаты, грозовые облака.
Это там, – за океаном очертили тайный круг,
и оттуда раздается, словно зов, неясный звук,
льется в сердце тихий голос и обмана сладкий яд.
И идут, идут на площадь, друг за другом, все подряд...

2011

        * * * 

Возможно, я смыслю немного;
блуждаю, как все, в темноте,
но знаю: по милости бога
у власти сегодня не те.

Не верю, что всё так бесцельно.
А время стоит... Иль идет?
Терпение так беспредельно,
но воли не хочет народ.

Везде косность тела и духа.
Не слышно уж песен побед.
Эротика, порно, чернуха,-
на все остальное запрет.

Быть может, готовы подняться?
Но нет – каменеют и ждут.
Велели молчать, дожидаться.
Вот все и раскисли, плывут.

Спросите сейчас у народа:
что хочет он, что хочешь ты?
Так призрачна эта свобода.
Так грубы простые мечты.

2012

РОДИНА 

Я люблю свою Родину бедную,
на добро отвечая добром.
Сколько раз ты стояла над бездною,
крылья легкие вскинув крестом.

Много раз, озаренная пламенем,
поднималась из новых руин
и опять собирала под знаменем
тех, кто вышел из тьмы невредим.

Шли столетья, снегами овеяна,
не старела ты чистой душой.
Слишком долго ты в бедах затеряна,
пробираясь дорогой глухой.

Радость, горе делили мы поровну.
Я молился за счастье твое.
Пусть уносится в дальнюю сторону
налетевшее вдруг воронье.

Драгоценная, светлая, добрая,
всем себя отдавала сполна.
Я не знаю прекраснее образа, -
ты как мать мне, сестра и жена.

2009

ВЫБОРЫ В УКРАИНЕ 

Оппозиция, артисты
футболисты, коммунисты...
Всех собрали, всех смешали,
как в борще у бабы Гали.

Есть в кастрюле также пена.
Всех чиновников на сцену!
Борщ кипит, плюется паром,-
залежавшимся товаром.

Только пробовать не надо,
брюхо вареву не радо:
мерзко, гадко, несъедобно
и блевотине подобно.

Нам «покращення» не светит,
может быть, на том лишь свете.
Здесь рулит донецкий Папа
с психологией сатрапа.

Этих выборов загадка
существует для порядка.
Комп смешает, сложит, срежет:
посмотри – у власти те же.

Выбирайте из героев
беспределов и разбоев.
Ведь к кормушке рвется стадо.
Вас не пустят и не надо.

Мухи реют тучей дружно.
Вам такое "счастье" нужно?
Люди, люди, что же с вами?
Не устали быть лохами...

Нет, на горе, на беду
выбирать я не пойду.
Жизнь лихая научила:
надо брать стальные вила.

2012 Украина

        * * * 

Успокоенность мечтаний,
усыпление ума,
жизнь без смеха и страданий,
без тревог, - за нею тьма.
Телевизор заменяет
чувств возвышенных полет.
Обо всем на свете знает
Интернет. Так жизнь идет.

Это - массовой культуры
неожиданный рассвет.
Детектив – венец культуры
и в тумане тусклый свет.
Современная эстрада –
лепет, стон из двух–трех слов,
жвачка сладкая для стада
и обрывки чьих-то снов.

Стынет старая планета.
Пусть рассеет солнце мрак.
Наша песня не допета,
дышит сердце, сжат кулак.
Даль чиста, легка дорога
для пытливого ума.
Подожди еще немного,
встанет солнце – сгинет тьма.

2010

КУЛЬТУРА 

Не сладко забытой культуре
в железный, безжалостный век.
Не видно в клубящейся буре
как низко упал человек.

Сверкает, смеется, ликует
убогий, тупой суррогат,
победу свою торжествует,
лепечет слова невпопад.

Как будто из смутных туманов
в простор терпеливой земли
невнятные звуки тамтамов
печали свои принесли.

И плачет грустящая память.
Стираются песен слова.
Холодное теплится пламя,
заметное глазу едва.

Без смысла скитаются тени,
ища путеводную нить.
Пора бы на старенькой сцене
набор декораций сменить.

2011 


ПОЭЗИЯ 

Пойми, я осуждать тебя не вправе
за то, что люди сделали с тобой.
Ты, позабыв о прежней, громкой славе,
стоишь сейчас с протянутой рукой.

На фоне ярких, глянцевых обложек
твой образ светлый явно потускнел.
Как жаль, что ты найти себя не можешь,
оставшись в этом мире не у дел.

Да, если бы, хоть чуточку любили
стихи те люди, что имеют власть,
тебя б всегда ласкали, не бранили,
не разрешили низко так упасть.

Что делать мне, Поэзия, скажи мне?
Нет никого, умеющих помочь.
Любовь была и долгой, и взаимной.
И вот теперь ты вновь уходишь прочь.

Не уходи, желанный час настанет
и ты заслужишь лавровый венок.
Уже видны в обманчивом тумане
горящие страницы новых строк.

Придет тот день и ты воспрянешь снова,
утрешь глаза, поднимешься с колен.
Как мир возник? Вначале было Слово.
Всё остальное – суета и тлен.

2010 


УШЛА ЭПОХА 

Ушла эпоха в топоте сапог,
покорна бесшабашной воле.
Мы преступили чрез порог,
хлебнув восторг свободы вволю.
Идем вперед и скажет Бог:
"Я создал мир не для раздоров.
Вы все сыны моей земли.
И в полусумраке соборов
вы память обо мне блюли.
Я дал вам крест – тяжелый, скорбный.
И будет к небу рваться этот крест,
чтобы потом на месте лобном
ему рыдали все вослед.
Но как, и где, и почему же
свернули вы с пути ко мне...
Вам Божий Сын уже не нужен?
И вы довольны всем вполне?
Погрязши в похоти, разврате
и в суете бесцельных дней,
живете вы в борьбе, разладе
с собой и совестью своей.
Как волки в ненасытной стае
вы, в сердце ненависть тая,
мечтаете о светлом рае,
безмерно деньги возлюбя.
Да будет рай вам, но в пустыне,-
в бесплодной, выжженной земле.
Неотвратимый путь гордыни
вас приведет туда. Во мгле
царящей там - не ночь, а вечность
навеки суждено блуждать
всем тем, кто потеряв души сердечность,
в пороках ищет, пламенея, страсть".
…………………………………………………………………
Так говорила мне звезда,
что ярко светит нам с восхода,
в субботу – крайний день поста,
не помню уж какого года.

2009

ПРОСТОЙ ПАРЕНЬ 

Он был простым советским парнем,
любил семью, но водку пил.
И на станке своем токарном
трудился из последних сил.

Хотел он в годы перестройки
богатым стать, – не удалось.
И вот опять – друзья, попойки.
А жизнь идет то вкривь, то вкось.

Но он нисколько не жалеет.
Завод ему – как дом родной.
И после смены, поскорее,
спешит к друзьям, но не домой.

Уже и дети повзрослели.
И семьи есть свои у них.
Жена ушла, а дни летели.
Но он не знал путей иных.

Эх, водка, водка, скольким людям
ты поломала их судьбу.
Но пили, пьем, и пить мы будем,
хоть кол теши у нас на лбу.

Мы пьем за Родину и веру,
за то, что пожили мы всласть,
за все несчастья и потери,
за то, что жизнь не удалась.

2010 


БОМЖ 

Еще с утра не похмелившись
и не позавтракав ничем,
на божий свет выходит нищий,
иначе - бомж, дитя проблем.

С утра уже он под пивнушкой.
Он ждет, а вдруг ему нальют.
Сияет солнце сквозь верхушки
деревьев, тут его приют.

Здесь скоро дружно соберутся
его друзья в единый круг.
Рассказы долгие начнутся
среди бутылок и подруг.

Уже недолго ждать осталось.
Сюда всегда короткий путь.
Но он устал и, не печалясь,
прилег немного отдохнуть.

Вот он лежит, кусают блохи,
сушняк с похмелья все сильней,-
свидетель доблестной эпохи,
победы радужных идей.

Да, он лежит, имеет право!
Растратив жар души своей,
он заработал честь и славу
трудом на благо всех людей.

2009 


СЧАСТЬЕ 

                    "Мир должен быть оправдан,
                     Чтобы можно было жить…"
                                  К. Бальмонт

Пусть легко и свободно проходят года,
если счастлив сегодня, будешь счастлив всегда.

Счастье не волшебство жизни легкой, как сон
и не мир, что разлился, как море, кругом.

Счастье то, что внутри, в твоем сердце живет -
то, что силы дает и зовет нас вперед.

Если веришь в него, дышишь правдой святой,
то и мир - тот, что спит, сразу станет иной.

Пусть надежды пропали и вечности нет,
пусть вдали затерялась радость прожитых лет,

пусть проблем будет столько, что их и не счесть,
знаю я лишь одно: - счастье было и есть.

Счастье будет всегда в этом мире большом.
Наша жизнь, - только миг, счастье именно в нем.

2009


Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика