Библиотека поэзии Снегирева - Т. Лестева. Литературные тупики России
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:27



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


Татьяна Лестева


Литературные тупики России

 

Журнал «Литературная учёба» (№6, 2010) обратил свой взгляд на литературную жизнь Санкт-Петербурга, некогда бывшего трудно сказать первой или второй, но всегда литературной столицей. «Ни один московский поэт не мог войти в литературу, не получив признания в Петербурге (читай в Ленинграде – Т.Л.)...»,- цитирует московский критик Е. Погорелая О. Клинга, признавая, что в столичной Москве группируются «переселенцы» со всех концов России от южного Дагестана до Камчатки, что подпитывает «провинциальность» столичной литературы в отличие от питерской культуры «злых слёз». Остался ли Петербург литературной столицей на рубеже 90-х годов ХХ века и первого десятилетия ХХIвека, когда грянувшая перестройка разрушила страну, её промышленность, науку, да, пожалуй, и культуру в целом. Что же она принесла взамен?

Редакция, проведя небольшой опрос среди читателей пришла к весьма печальному выводу: из многочисленной армии писателей названы только трое: вездесущий А. Кушнер (1939 г. р.), блистательный В. Топоров (1946 г.р.) и букероносица (2009 г.) Е. Чижова, известная, по-видимому, не столько своими произведениями, сколько как главный редактор международного журнала "Всемирное слово" (Санкт-Петербург) и директор Санкт-Петербургского русского ПЕН–Клуба. Результаты читательского опроса, конечно, потрясают. Читатель первого десятилетия нового века не знает ни Виктора Голявкина, ни Глеба Горышина, ни Даниила Гранина, ни Иосифа Бродского, ни Андрея Битова, ни Виктора Соснору, Глеба Горбовского, ни Виктора Кривулина, ни ... Не лучше обстоит дело и с литераторами, к которым обратилась редакция с теми же вопросами, даже с критиками, которым вроде бы по статусу положено читать и знать всё.

Екатеринбургский критик Сергей Беляков расширяет круг ленинградско-петербургских писателей именами от Валерия Попова, председателя Союза писателей Санкт- Петербурга и писателей, группировавшихся вокруг журнала «Нева», до подданной Нидерландской королевы Марины Палей. Их объединяет одно: возраст от 1936 года рождения до 1955, то есть они как писатели родились в советское время. А что до молодёжи, раз-два и обчёлся: А. Карасёв да Г. Садулаев, да и тех критик именует «понаехавшими». Недалеко от С. Белякова ушла и москвичка Е. Погорелая, правда расширившая перечень именами из редколлегии журнала «Звезда» Я. Гордина, А. Арьева, А. Пурина. Но... Опять практически тот же интервал дат рождения с 1935 по 1955 год.

В оценках критиков помоложе появляются и другие имена. Представитель «северного текста» Андрей Рудалёв высокомерно заявляет, что «... сейчас Питер – такая же провинция со своими провинциальными комплексами, как и все прочие регионы страны». И характеризуя журналы «Звезда» и «Нева» (об «Авроре» он, по-видимому, не слыхивал), как «...совершенно локальные кухни», перечисляет известных ему «поваров» опять-таки из этих «кухонь». Другие творцы как более ранние, так и современные, ему, похоже, также неизвестны.

Дмитрию Колесникову известен не только «саркастический» прозаик В. Попов, но и «выдающийся шестидесятник» Даниил Гранин с его мемуарным «Листопадом». Отметил он также и пару поэтов, с его точки зрения равных Кушнеру – Глеба Горбовского и Владимира Шемшученко. Ну, что касается Александра Кушнера, скромно отмечающего при публичных выступлениях своё сходство с не менее известным другим поэтом: («Александр Кушнер и Александр Пушкин... Не правда ли, как созвучно?»), то, пожалуй, мне больше всего импонирует его оценка критиком Виктором Топоровым: у А. Кушнера «...все стихи плохие» и «...дополнительным доказательством того, что их не читают, служит то, что одни и те же стихи Кушнер печатает в двух-трех журналах одновременно". Что же касается творчества Владимира Шемшученко, признанного в 2010 году «королём поэтов», то в данном случае трудно не согласиться с критиком, хотя и этого поэта, отметившего в феврале 55-летний юбилей, вряд ли отнесёшь к «молодым», разве только к молодым по духу. Ещё один петербургский критик «новой волны» Вадим Левенталь расширяет перечень авторов, которых он хотел бы выделить на петербургской литературной арене, (в отличие, скажем, от москвича Сергея Арутюнова, ограничившегося перечислением четырёх «представителей генерации» петербургской поэзии, которые его «считают... своим добрым знакомым»), включая туда П. Крусанова, С. Носова, И. Бояшова, А. Аствацатурова, то есть преимущественно авторов, произведения которых входили в шорт-листы «Национального бестселлера» конкурса, проводимого в Петербурге, или были отмечены там званиями лауреатов. Впрочем, этот его опус повторяет напечатанные в «ЛУ» оценки А. Рудалёва. Критики следят за «литературным процессом» преимущественно по тому, кто попадает в лонг - и особенно в шорт-листы основных российских премий.

Что же касается оценок литераторов или поэтов, то там превалируют преимущественно тусовочные мотивы: пою того, к какому кругу принадлежу. А общий вывод безрадостен и весьма печален: современное состояние литературной жизни Петербурга неизвестно не только за его пределами, но и в его границах. Не спасают положения и толстые журналы, издаваемые здесь ещё с советского времени: «Звезда», «Нева», «Аврора». Последнюю, правда, Д. Колесников попытался «похоронить» чуть ли не со слезами на глазах (единственный журнал «почвеннического направления»!)), не увидев ни одного номера после того, как якобы «распалась» его редакция. А весь распад состоял в том, что Д. Колесников, опубликовавший в безгонорарном журнале, кажется, единственную статью, письмом известил главного редактора, что он не может там долее работать. Но, вопреки прогнозам, похороны журнала не состоялись. Более того, появились там и новые авторы Ю. Серб, А. Лесков, Д. Поляков (Катин) и даже... даже Виктор Пелевин дал согласие на перепечатку его эссе «Имена олигархов на карте Родины», а из критиков – Геннадий Муриков, которого иногда почитывает Д. Колесников. Ну, это к слову.

А ведь рядом с этими доперестроечными «толстяками» из советского времени появилась масса новых журналов: «Всероссийский собор» (главред В. Шемшученко), «Невский Альманах» (В. Скворцов), «Второй Петербург» (А.Романов»), «Северная аврора» (Е.Лукин) «Изящная словесность» (В. Федотов) и многие другие, не говоря уже о бесчисленных журналах, издаваемых за счёт средств авторов. К двум осколкам от распада Союза писателей СССР – петербургское отделение Союза писателей России под командованием каперанга («литературного чиновника» по терминологии редакции «Литературной России») Б. Орлова и Союза писателей Санкт-Петербурга под эгидой упомянутого «саркастического» прозаика В. Попова – примкнул Областной союз писателей во главе с генералом Петровым, Союз писателей-инвалидов, возглавляемый поэтом Андреем Романовым, Межнациональный союз, Союз поэтов, и.т.п., а если к этому добавить, что практически при всех библиотеках, университетах, академиях и институтах организованы ЛИТО или как минимум, литературные гостиные, то видно, как кипит и бурлит литературная жизнь на невских берегах. Не меньше, а, пожалуй, в несколько раз больше, (естественно, по количеству) того, что происходило в северной столице в начале прошлого ХХ века. Достаточно заглянуть в петербургскую достопримечательность – «Книжную лавку писателей» под руководством Н.Н. Балбуковой, – чтобы убедиться в этом: зал петербургских писателей заполнен журналами, книгами, книжечками и брошюрками разных форматов и цветов; чуть ли не ежедневно происходят презентации и встречи с писателями при переполненном зале. Все пишут, пишут, пишут...

А вот для кого? Кто читает эту литературу? Где читатель? И вот тут и возникает общая проблема для всей современной России. Читателя нет. Даже критики не знают своих «подопечных». «Сейчас наша литература – сложившийся круг людей, которых печатают в книгах и журналах, а новичкам туда проход закрыт»,– высказал свою точку зрения Ю. Серов («ЛР» №10, 2011), а если к этому добавить ещё и то, что «церковь правит бал», переписывая произведения даже А.С. Пушкина (там же Роман Сенчин), то становится совсем грустно. Единой литературы (в отличие от партии «Единой России»), доступной всей читательской массе современной России, нет. Она заменена тусовками в рамках одного города, района, одной библиотеки, одного ЛИТО и т.п. Литература коммерциализована, направлена на удовлетворение низко культурных запросов массового читателя рыночного времени. Писатели разобщены, замыкаясь каждый в своём тупике. Раскол в писательской среде продолжается. И если в начальный период перестройки он шёл чисто по идеологическому принципу: русские патриоты – прозападные русофобы. Впрочем, явление в России это далеко не новое: кажется, Г.П. Федотов ещё в в30-х годах прошлого века писал, что русская культура имеет «пористый характер», то есть как бы раздроблена изначально и не является всеохватывающей. В современной литературной среде к этому же добавился и раскол по «дачно-земельному вопросу», о чём неоднократно писала и «Литературная Россия», и «Литературная газета». Этому же посвящена и большая, можно сказать, программная статья Владимира Бондаренко «Кому нужен раскол?». Читателю он не нужен, ему неинтересно считать сотки или гектары земельных угодий, он это видит воочию в любом уголке страны. А вот хорошую и разную поэзию и прозу ему хотелось бы видеть на страницах многотиражных центральных литературных газет.

Да и критику, настоящую, серьёзную, глубокую и вдумчивую тоже хотелось бы видеть почаще. Ведь, что греха таить. Нет её, она умирает как жанр. Есть многочисленные диалоги кукушек и петухов, восхваляющих друг друга в рамках одного насеста. Не так давно в петербургском отделении СПР произошло знаменательное, если не сказать знаковое событие: вышла в свет первая книга секции критики с претенциозным названием «Петербургская литература на рубеже веков. Сборник литературно-критических статей о современных писателях» (СПб, изд. «Дума», 2011 г. 288 с.). И что же? Оказывается петербургская (!) литература на рубеже веков практически ограничивается литературой членов правления упомянутой организации созыва 2005-2010 г. (Б. Орлова, А. Скокова, Н. Коняева, Ю. Шестакова, А. Белинского, Г. Ионина), написанных зачастую теми же членами правления: Т.Батуриной – 2 статьи, В. Ефимовской – 3 статьи, Г. Иониным – 2 статьи, А. Белинским. И хотя составитель сборника Г. Ионин во вступительной статье утверждает, что коллеги пишут друг о друге « ...отнюдь не комплиментарно», знакомство с так называемыми критическими статьями убеждает в обратном: не только комплиментарно, но даже сверхкомплиментарно. Пролистав чуть ли не триста страниц текста, читатель не найдёт практически ни одного критического замечания. Да и можно ли критиковать писателей, которых, по словам составителя, роднит «стремление к художественному осмыслению христианских ценностей», но имена которых (за редкими исключениями вроде Олега Чупрова – автора гимна Санкт-Петербурга) читателю неизвестны вообще. Прочитав этот сборник, я подумала, а чтобы сказал обо всех этих писателях или о каждом из них в отдельности, например, Виктор Топоров или критик из круга «Звезды» А. Арьев. Совпали бы их оценки?

Возвращаясь к материалам, которыми открывается 6-ой выпуск «Литературной учёбы», и, задав себе вопрос о том, а где же выход из тупика, как донести до читателя информацию о том, что же происходит в современной литературе, думаю, что выход есть, и он в составлении и печатании антологий, которые должны представлять весь срез литературного творчества данного региона, например. Конечно, составителю следует подняться над чисто местечковыми интересами, представляя все жанры и произведения основных наиболее ярких авторов. А вот материалы по «разбору полётов» следовало бы публиковать в многотиражных литературных журналах и центральных газетах. Вот тогда и появятся новые имена, и будет приоткрыта, если уж не дорога, то хотя бы тропа, для произведений талантливых писателей к читателю.

                    Санкт-Петербург Март 2011 г.

                           © ТОПОС, 2001—2011
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика