Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваСреда, 13.12.2017, 16:15



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


Т. Л. Александрова


Сергей Есенин



"С посмертной судьбой Есенина произошла волшебная странность. – писал в начале 50-х гг. истекшего столетия поэт Георгий Иванов. – Он мертв уже четверть века, но все связанное с ним, как будто выключенное из общего закона умирания, умиротворения, забвения, продолжает жить. Живут не только его стихи, а все "Есенинское", Есенин "вообще", если можно так выразиться. Все, что его волновало, мучило, радовало, все, что с ним как-нибудь соприкасалось, до сих пор продолжает дышать трепетной жизнью сегодняшнего дня". (Иванов Г.В. Есенин // Сергей Есенин в стихах и жизни (далее – ЕСЖ). М., 1997. Т. 4. С. 141). Эти слова остаются в силе и более полувека спустя.

В дни ощутимого охлаждения интереса к поэзии 110-летие со дня рождения Есенина, не став всенародным праздником, все-таки выплеснулось за пределы литературных и литературоведческих кругов. Определенный резонанс вызвал недавний фильм В. Безрукова.
Сразу следует оговориться, что анализа фильма в данной статье читатель не найдет: автор статьи не считает себя в праве анализировать фильм, который принималась смотреть несколько раз, но ни разу не смогла выдержать более 5 минут. Но те моменты, которые вызывают отторжение сразу, указать можно:
Во-первых, это вольное обращение с мемуарным материалом, безосновательное переиначивание реальных эпизодов, а иногда и откровенные неточности (а маленькая ложь, как известно, рождает большое недоверие).
Во-вторых, модернизация и опошление общего стиля жизни послереволюционной России. Между большевиками 20-х и героями современных "бандитских сериалов", при некотором типологическом сходстве, есть, тем не менее, значительная разница – и в манерах, и в употребляемых фразеологизмах. Несмотря на все ужасы и нестроения послереволюционной эпохи, современный стиль мышления "ниже пояса" свойствен ей не был.
В-третьих, отсутствие (несмотря на явные потуги и вымучивание) у актера, исполняющего главную роль, есенинской "харизмы" – того необыкновенного обаяния, которое заставляло современников прощать ему даже непростительные поступки.

В дискуссиях звучала мысль, что именно Есенин (в противовес прославленному советской эпохой Маяковскому) и есть "лучший и талантливейший" поэт своей эпохи, к поэту был приложен эпитет "великий" и вновь оживились споры вокруг его смерти. Нисколько не отрицая большого таланта и значимости "последнего поэта деревни", позволим себе высказать мысль, что выдвижение его не только в качестве первого поэта своей эпохи, но даже в качестве героя и мученика, отражает не столько историко-литературную реальность первой трети XX в., сколько психологическую реальность наших дней. В судьбе Есенина есть нечто такое, что выводит интерес к нему за рамки литературы, – именно поэтому обращение к его творчеству является для современного исследователя также актом самопознания.
Сформулировать ответ на вопрос, что же продолжает волновать соотечественников в Есенине восемьдесят лет спустя после его смерти, едва ли можно в двух словах. Но все же один из возможных кратких ответов мы рискнем предложить читателю: Есенин особенно близок нашему смутному времени, поскольку его поэзия – это зеркало русской смуты; более того – смута прошла чрез все его существо. В стихах Есенина отразились и природная чистота, и трагическая нестойкость, и горечь падения, и боль надлома, и глубина отчаяния – все, что на протяжении века было свойственно не только ему. Не случайно одна из самых глубоких критических статей о творчестве поэта, принадлежащая перу З.Н. Гиппиус, так и называется: "Судьба Есениных". Секрет популярности Есенина в том, что за ним стоят миллионы сходных судеб, – сходных, может быть, не столько фактами внешней биографии, сколько внутренней историей души.
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика