Библиотека поэзии Снегирева - Современные поэты о войне 1941 - 1945
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПятница, 09.12.2016, 16:29



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

   Современные поэты о войне 1941 - 1945




 ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Увы, нечасто встретишь ветерана,
Дожившего до современных смут.
Немалые года, былые раны
Уводят их на самый высший суд.

Прошедшие дороги всех режимов,
Они вершат торжественный парад
По памятной брусчатке на машинах,
А не пешком, как много лет назад,

Когда сжималось время под прицелом,
Когда грозила вражья кабала,
И был приказ, и Родина велела,
И падал пот в морозный день с чела.

Сумеет ли найти в своих анналах
Иной народ такие времена,
Когда на неприятеля вставала
Единым фронтом целая страна?

А тут – живьем, проснувшись спозаранку,
Участник на трамвай идет, спеша,
И не вмещает орденские планки
За модой не угнавшийся пиджак.

Прищурившись от утреннего света
И с палочкой (куда же без нее?)
Идет солдат, держа в руках Победу –
Нетленное наследие свое.

Станислав Гуляев
2009 


С ДНЕМ ПОБЕДЫ!

Поздравляем сегодня героев-отцов
Всех военных, трудящихся тыла!
Поздравляем проливших за Родину кровь
И отдавших последние силы!

Соболезнуем павшим, им память на век,
И на все времена в сердце нашем!
Поздравляем с Победой сегодня и тех,
Кто в числе без известья пропавших!

Поздравляем живых, тех, кто с нами сейчас,
Вас заботами пусть окружают
Ваши правнуки, внуки и сыновья,
И все те, кто Вас любят и знают!

Дмитрий Румата
2008 


ВОЙНА 41 ГОДА

Пропахшие порохом тучи неслись,
пролившись свинцом с небосвода.
"Ни шагу назад... И ни пяди земли..."
- Касается каждого взвода.

Но Киев захвачен, в кольце Ленинград,
бои – на пороге столицы:
бессонные ночи, кровавый закат,
суровые, скорбные лица.

Часы отступлений, как вы нелегки!
Ведь каждый считал – он виновен...
И только на Волге, у кромки реки,
был враг, наконец, остановлен.

А дальше – сраженья и ночью, и днем
за каждую русскую хату.
Приказ был: - на Запад, под шквальным огнем.
Всё было под силу солдату.

Свобода тому лишь до гроба верна,
кто предан идее народа.
Священная шла, мировая война, -
Война сорок первого года.

Влад Снегирев
2011 


В ЗЕМЛЯНКЕ

Басы зениток ночью не слышны.
Опять дожди. Затишье. Мы в землянке
сидим, слегка уставши от войны
и от ее изгаженной изнанки.
Уже затихла хриплая гармонь.
Солдат читает, глядя на огонь:

«Мать и сыны сравнялись в грозный час.
Москва моя, военною судьбою
мы породнились, не смыкая глаз
ты в эту ночь, как мы, готова к бою».
Вдали разрыв. Наверное – фугас.
«Товарищ Сталин! Слышишь ли ты нас?»

Идет рассвет, в землянке всё тесней.
Пришли ребята даже из штрафбата.
Но стал короче список черных дней.
Позвольте, здесь опять его цитата:
«Но сыну было, - пусть узнает мать, -
Лицом на Запад легче умирать».

Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Константин Симонов)
2013 


ПИСЬМО СЫНУ

Я знаю ты на линии огня
лицом к врагу – он подлый и ужасный.
Ты был надеждой светлой для меня -
единственный, желанный и прекрасный.
А враг глумится над отчизной нашей.
Будь тверд в бою, отважен и бесстрашен.

Не жди, пока укутают снега
всю землю – от Днепра и до Урала.
Убей его, сейчас убей врага!
Он ненасытен и ему всё мало.
Будь прокляты фашистские злодеи.
Молю тебя – нажми курок скорее.

Мы отошли от Ветхого завета.
У нас теперь одно лишь чувство — Месть.
Он мертв уже – благодарю за это!
Я от тебя лишь эту жажду весть.
С лица земли их будет сотни стертых
врагов — за каждого из наших мертвых.

Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Вера Инбер)
2013 


ПОСЛЕ БОЯ

"Смерть на войне обычна и сурова",
она везде: в огне, в дыму – кругом.
И мы молчим. Копаем яму снова,
всю боль потерь оставив на потом.

Сердца сгорели, не оставив пепла.
Мир груб и прост. Он не жалеет нас.
В бреду войны душа уже ослепла,
лишь вьюга смерти на сетчатке глаз.

Я был с ним рядом. И в одном окопе
делил с ним хлеб и горе пополам.
"Он не дожил, не долюбил, не дóпил",
родных своих оставив где-то там.

"Он умирал. И, понимая это,
Смотрел на нас и молча ждал конца".
Теперь мы ждем холодного рассвета
"и будем плакать каплями свинца".

Забыл сказать – мы родом из штрафбата:
отбросы, шваль и прочие зека.
За отчий дом и за тебя, солдата,
мы отомстим. Ты отдохни пока.

Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Михаил Дудин)
2013 


БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД

Печаль войны всё тяжелей, всё глубже,
всё горестней в моем родном краю.
В кольце блокады, голоде и стуже
я город свой родной не узнаю.

Он в тишине предбоевой, печали,
нигде – ни звука и не слышно птиц.
Какие дни тревожные настали!
Фашисты ждут, что мы склонимся ниц.

Да не падет на этот дом родимый
позор бесчестья, плена и плетей.
Мы защищаем город наш любимый
всей силой сердца и любви своей.

И, крылья мечевидные расправив,
прославленная в песнях и веках,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.

Влад Снегирев. Из книги "Соцветие поэтов" (Ольга Бергольц)
2013 


ВЕТЕРАНЫ

Немного осталось из тех, кто в боях
прошли до Берлина полсвета -
в мороз и пургу, через горе и страх.
Пусть вспомнят живые про это.

Так было: внезапно настала война.
Пришли небывалые беды.
И всё, что могла, отдавала страна
для фронта, для славной победы.

И каждую пядь нашей русской земли
смочили мы кровью и потом.
Но правду враги здесь сломить не смогли,
не справились с гордым народом.

Все дальше и дальше, на Запад – вперед
идут и идут батальоны.
Нас Родина наша к победе зовет:
"огонь, - не жалея патроны!"

Но вот и Рейхстаг, день фашистский померк
и фрицы кричат: "Рус, сдаемся!"
Мы эту войну будем помнить вовек.
Клянемся... Клянемся... Клянемся!

Нельзя про такое забыть никогда.
Что может быть лучше на свете,
чем мирное небо, в огнях города
и наши прекрасные дети?

Солдат, вспоминая свой путь до конца,
заплачет скупыми слезами.
А павшие живы все в наших сердцах,-
безмолвно стоят рядом с нами.

2010 


ПОБЕДЫ ПРАЗДНИК ВЕЛИЧАЛЬНЫЙ

Нам май принес улыбки мира,
Улыбки счастья и весны,
И этот мир беречь должны мы,
Чтоб больше не было войны.

Пусть на любом конце планеты
И днем и ночью, в час любой
Спокойны будут наши дети
И люди сохранят покой.

Уж сединой виски покрылись-
Ведь вы у времени в плену.
Ах, ветераны, ваша юность
Перехлестнула ту войну.

Ушли в небытие иные,
Другие в памяти людской,
И те немногие живые…
Какой измерить все ценой?!

Склоняем головы в молчаньи-
Мы этой памяти верны
Ушедших судеб изначалью,
Что не для смерти рождены.

Пусть не звучит набат прощальный,
Пусть салютуют в вашу честь
Победы праздник величальный,
Покуда жизнь на свете есть!

Галина Куткова
2009 


УХОДЯТ ДЕТИ НА ВОЙНУ

Жалко хлеба, в полях
Всё пожаром сожгло!
И ушли сыновья,
Опустело село!

И ушли сыновья
За победу стоять,
И сама не своя
Дожидается мать!

И сама не своя
Ждёт любовь у окна!
Опустела земля,
Всё забрала война!

Опустела земля,
Обеднела зерном,
Принимает в себя
Поколенье-звено!

Принимает в себя
Сыновей и мужей!
От агоний огня
Стало душно душе!

От агоний огня
Сыновьям не страдать!
Мне б сейчас на коня! –
Убивается мать!

Мне б сейчас на коня!
В жаркий бой налететь!
Чтобы вражья броня
Не давила детей!

Чтобы вражья броня
Рассыпалась как прах,
И смотря на меня,
Позабыли бы страх.

И смотря на меня,
Проще было б вдвойне
Им врага прогонять,
И не сгинуть в войне!

Дмитрий Румата
2008 


* * *

Холодной разорванной ватой
На север плывут облака,
Как будто взорвалась граната
Полуночного сквозняка.

Да только меня не убило,
И ветром не унесло,
Другого в куски изрубило,
Листвой молодой занесло,

Укрыло сиреневым цветом,
Омыло весенней слезой,
Что очи его до рассвета
Горят неземной бирюзой.

Холодной разорванной ватой
Плывут и плывут облака,
Не стало сегодня солдата,
Товарища и земляка.

Ингварь Жуков
1992 


О НАС ПОЮТ И ПРАЗДНУЮТ ПОБЕДУ

"Товарищ старший лейтенант,
Не отправляйте в медсанбат!
Пусть я контужен, всё равно я роте нужен!
Там, в будущем когда-нибудь,
Ещё успеем отдохнуть,
Когда почувствуем, что враг обезоружен."

Мне командир кивнул в ответ
И дал мне пару сигарет.
Но докурить я не успел, опять атака.
Там, в будущем, известный факт -
Не будет никаких атак,
И не посмеет лаять ни одна собака!

Там, в будущем, другой порой,
У всех всё будет под рукой:
Дом, телефон, а может даже и машина...
Ну, а пока мы в бой идём
Под шквально-проливным огнём.
За нашу Родину! За мать, жену и сына!

За Ленинград! За Сталинград!
...а "тигры" прут, как на парад.
И я подумал: "Хрен тебе, а не парады!
Там, в будущем, - пройдёт война -
Запомнят наши имена!"
И сполз под танк с противотанковой гранатой.

Я показал кулак врагу,
Зубами выдернул чеку,
Закрыл глаза... Мгновенье вытянулось в вечность.
Такое в век бывает раз:
Граната не разорвалась.
Зачем о будущем мечтал я так беспечно?!

Мне бы хотя б один патрон -
Я бы ушёл из жизни вон!
Нет, я живым не сдамся в плен! Погибну в драке!
Да кто-то сзади от души
Меня прикладом приложил,
Упал лицом я в чернозём. Очнулся – лагерь...

Там пять эсэсовских юнцов
Мне долго правили лицо.
И издевался лагерфюрер толстобрюхий.
Так тявкал - брызгала слюна,
Да я не слышал ни хрена:
После контузии оглох на оба уха.

Прости меня, моя семья,
Но не сумел сдержаться я,
Взял, да и плюнул в это рыло поросячье!
Тогда он "люгер" свой достал...
И снова в памяти провал,
В котором - дом, жена, сынишка в люльке плачет...

Потом куда-то повели.
А снег бомбёжкой всё валил.
Но, крася путь от ног босых кровавым следом,
Я верил: Гитлеру - капут!
Там, в будущем.., уже живут!
О нас поют! И празднуют Победу!

Артур Арапов
Апрель-май 2009 


1941 – 1945

Что мы знаем о войне?! – Немного…
По рассказам бабушек и мам
Знаем, что надежда и тревога
Об руку ходили по домам.

Слухи зависали, как знамена.
Дымом застилался горизонт.
Многоверстный и многоименный
Жаждал крови ненасытный фронт.

А из тыла за волной волна
Шла латать верховные промашки:
Всасывала мальчиков война –
И выплевывала мертвые бумажки.

Каждый шаг – к победе ли, к беде, –
Сводки измеряли расстояньем.
Даже самый распобедный день
Был кому-то вечным расставаньем.

Годы возвращающий экран,
Очевидцев честные романы –
Все равно останутся обманом:
Ссадины не заменяют ран.

Только изредка за толщей дней
Вдруг всплеснёт сирены голос лютый,
Замирая криками детей –
И застынет сердце на минуту…

Михаил Галин
1966 г. 


22 ИЮНЯ

Дыма черная десница
Распростерлась над землей,
На полях горит пшеница,
Разъярив июньский зной,

Суетливо птицы кружат
Над расстрелянным селом,
Будто панихиду служат,
На восход крестясь крылом,

Едкий дух застывшей боли,
Сон кошмарный, - нынче быль,
Жаждет свежей русской крови
Змей стальной, утюжа пыль,

Сбиты главы у собора,
В грозном, приторном чаду
Древний Спас взирает скорбно
На тевтонскую орду,

Страшной карой за безверье
Русским новая война,
Выпить чашу искупленья,
У которой нету дна,

Гарью горизонт замаран,
До победы путь далек,
Сатанинская армада,
Выполнять веленье ада
Марширует на восток.

Сергей Байбара
2007 


МНЕ БЫ ДОЖИТЬ ДО СМЕРТИ

Мне бы дожить до лета,
Повоевать в тепле…
Арсений Платт

С флангов попёрли, черти,
Минами теребя,
Мне бы дожить до смерти,
Не растеряв себя.

В центре стальная каша,
Вьётся по кругу смерч,
Танками землю пашем,
Чтоб семенами лечь.

И пулеметы с тыла
Тупо не прячут рыл.
Что-то до боя было,
Только я все забыл.

Штурмовики заходят
Брить нас в пике свинцом,
Хоть и не трус я вроде,
Падаю в грязь лицом.

Но подниматься надо,
Чтобы гореть в огне.
В небо уже не падать
Вместе с тобою мне,

Не уходить тропою
Росной по следу в лад...
Воздух расколот воем,
Ветром распахнут ад.

Борис Булатов в соавторстве с Арсением Платтом
2009 


ДЕДУ

Недавно заказал отпевание в церкви своего деда Кириллова Степана Кузьмича, 
погибшего в Великую Отечественную. Ему посвящаю.

В грудь навылет раненый смертельно
Ты упал еще в начале боя,
Крепко сжав в ладони крест нательный,
Обнявшись с растерзанной землею.

А вокруг беззвучно в клубах дыма
Рвали воздух пули и снаряды,
И душа солдатская незримо
Отошла. Лишь звякнули награды.

А потом под пение лопаты
Было тело бренное зарыто,
И ушла на Суд душа солдата,
Ни молитв тебе, ни панихиды.

Много лет она страдала в муках
Неприкаянна и неотпета...
Дед, ведь ты намного младше внука,
Если внука называют дедом.

Я сегодня "О упокоении"
Подаю священнику записку.
Ты прости нас, воин убиенный,
Ныне - новомученик Российский.

Василий Кириллов
2009 


ВЫЖИВШИМ ВЕТЕРАНАМ

Пуля в землю и в песок,
В дерево и камень.
Повезло тебе, браток,
Бог пехоты с нами!

Ни осколок, ни шрапнель,
Ни фугас, ни мина –
Вся стальная канитель
Пролетела мимо.

Амуниция в чаду,
Сам – от пепла серый:
Грелся в боевом аду
Комсомольской верой.

Щедро сдобрена земля
Кровью и слезами.
Те, кого она взяла, -
Все перед глазами.

В поле звёзды и кресты,
Фото и таблички,
Среди них проходишь ты
Как на перекличке.

Смотрят слепо жёны вслед,
Взгляд сухой отводят…
Мы-то вдовы, наших – нет,
Ну а «этот» бродит!

Без надежды чья-то мать
Теребит платочек:
Может, довелось видать
Моего, сыночек?

Душу рвёт чужая боль,
И своей – не меньше;
Слёз не пролитая соль
Одиноких женщин.

Он же смерть – как вас встречал,
Не играл с ней в прятки!
Не судите сгоряча
Выживших, солдатки…

Пуля в землю и в песок,
Дым – в седое небо.
Повезло тебе, браток,
Если ранен не был.

Борис Катковский
2009 


ДЕД

Он жизнь-то толком не узнал,
Он в ней едва лишь оперился:
В июне свадьбу он сыграл,
А сын у мертвого родился.

Он написать едва успел
Одно письмо супруге с фронта,
Но со стены на нас смотрел
Всегда, после любых ремонтов.

Он форму не успел обмять
Для снимка: мешковата слишком…
Так странно дедом называть
Его – совсем еще мальчишку.

Он слишком юн был для того,
Чтобы героем притворяться…
Я старше деда своего,
А мне всего лишь девятнадцать.

Великжанин Павел
2010 


МАЙ СОРОК ПЯТОГО

Увидел фото солдат и матросов, сидящих у Рейхстага.
На лицах не было радости, а видна была усталость.

Май сорок пятого. Победа.
Усталость. Тяжесть рук и ног.
Ее так ждали наши деды,
Прошел уже немалый срок.

Четыре года перестрелок,
Бомбежек, яростных атак.
Тупая боль сковала тело.
Все! Сдался вражеский Рейхстаг!

Ценою миллионов жизней,
Сгоревших сел и городов,
Повергнута чума фашизма.
Ценой могил, ценой крестов.

В руках держали папиросы,
Уже не в силах прикурить.
Сидят солдаты и матросы,
Сумевшие тогда дожить.

Юрий Шмидт
2008 


* * *

Был черный хлеб, что слаще сдоб,
Был ратный труд, простой и страшный:
На фронте пашней пах окоп,
В тылу окопом пахла пашня.

Впрягались бабы в тяжкий плуг,
И почва впитывала стоны.
Мукою, смолотой из мук,
На фронт грузились эшелоны.

А там своя была страда,
И возвращались похоронки
В артели вдовьего труда,
В деревни на глухой сторонке.

Великжанин Павел
2006 


* * *

Не смею говорить я о войне,
Но я скажу – есть родственная память,
Не дай нам Бог увидеть и во сне
Того, что было пережито Вами!

Не смею говорить я о любви,
Я не прощался с милой под «Славянку»
Не разлучали с нею нас бои,
Снаряды, самолёты, танки!

Не смею говорить я о беде,
Не иссыхал от голода в блокадном!
Но я скажу о крашеной звезде,
Что от дождя ржавеет на Отрадном.

Но я скажу о слёзах матерей,
Что у окошка не дождались сына!
Но я скажу, товарищ мой, налей
За дедов и отцов седины!

Но я скажу, товарищ, поклонись
Защитникам отечества – России,
И постарайся лучше сделать жизнь
Для тех, кто в жертву жизни приносили!

Ни слова Вам не скажет о войне
И тот, кто в ней прошёл все муки ада!
Прошу, друзья, сейчас, поверьте мне,
Его про это спрашивать не надо…

Дмитрий Румата
5 мая 2008 года 


РВЕТ МНЕ ДУШУ СОСЕДА ГАРМОШКА

Рвёт мне душу соседа гармошка,
Бабы, словно на похоронах,
Воют так, что сто грамм на дорожку
Расплескались в дрожащих руках.

-Полно бабы, ну что за поминки?!
Не к лицу вам живых отпевать.
Нам война, это так, для разминки,
В хвост и в гриву врага будем гнать!

Мать слезу промокает платочком,
Молча, в сторону смотрит отец,
А в углу Божья Матерь сыночку
Примеряет терновый венец.

За порогом теснятся ребята,
Друг Серега толкает,- "Пойдём!"
И, мехами вздохнув виновато,
Замолкает соседа гармонь.

Крест нательный, харчи на дорогу.
На мгновенье притихла родня...
И молитва от бабушки к Богу,
Чтоб вернул невредимым меня.

..........................

Мать слезу вытирает платочком,
Желваками играет отец...
Похоронка пришла на сыночка,
Жизнь окончена, счастью конец.

На деревне играет гармошка.
У соседа растут сыновья
И 9 Мая Серёжка
Поминает с семьёю меня.

Ностальгия
2009 


ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ

Вечный огонь. Александровский сад.
Вечная память героям.
Кто же он был, неизвестный солдат,
Чтимый Великой страною.

Может, он был, еще юный курсант,
Или простой ополченец.
Может, убит потому, что не встал
Перед врагом на колени.

Может, в атаку он шел в полный рост,
Пуля в излете достала.
Или он был неизвестный матрос,
Тот, что погиб у штурвала.

Может, был летчик, а может танкист;
Это сегодня не важно.
Мы никогда не прочтем этот лист,
Тот треугольник бумажный.

Вечный огонь. Александровский сад.
Памятник тысячам жизней.
Вечный огонь - это память солдат,
Честно служивших отчизне.

Юрий Шмидт
2006 


САЛЮТ ГЕРОЯМ

Салют взрывает тишину
Палитрой красок в небе синем.
Давно прошедшую войну
Не забывает вся Россия.

Все дальше с каждым годом Брест,-
Он вел отчаянную битву.
Но память, как над Храмом крест,
Как всеединая молитва.

Мы верим, что родная Русь
Своих героев не забудет.
Во славу им сегодня пусть
Грохочут тысячи орудий.

Юрий Шмидт
2008 


СЫТОЕ МЫ ПОКОЛЕНИЕ

Отодвинула завтрак презрительно.
- Не умеешь готовить! Не вкусно!
Что за пища?! На вкус - отвратительно!
Кислый творог, сырая капуста…

Как-то сразу нахмурилась бабушка,
Задрожали предательски губы.
- Нас война, разносолом не балуя,
Приучила настойчиво, грубо…

Полуголые, полуголодные,
Ели всё мало-мальски съедобное.
То, что собрано с поля бесплодного –
Слаще мёда и хлебушка сдобного.

Только тюря, гнилая картошечка,
Да и то понемногу, не досыта,
Со стола собирали все крошечки.
И заплакала… Долго. Изношенно.

Лариса Луканева
2008 


* * *

Не решаюсь писать почему-то,
Слишком горькая, видимо, тема.
Но для многих-то нынче, как будто,
Наша память – совсем не проблема.

По соседям карабкаясь выше,
По-акульи хрустя челюстями,
Криков здравого смысла не слыша,
А историю зная – частями,

Нахватались словечек: «совдепы»,
«Коммуняки», «совки» – и забыли,
Как горели приволжские степи,
И решалась судьба: или – или…

То ли жить нашей Родине вечно,
То ли сгинуть в позоре бесславном…
Ах, как время, увы, быстротечно,
Ах, как память порой неисправна…

Вот и стали мешать обелиски
На порушенной братской могиле…
Наплевать присосавшимся к миске,
Как «совдеповцы» Гитлера били,

Как вставали тогда «коммуняки»
В полный рост из окопов под пули,
Шли «совки» в лобовые атаки…
И ни тех, ни других – не согнули!

Потому и пишу, чтобы дети,-
Наше самое в жизни святое,
Никогда не встречали на свете
Тех, кто в горе вцепился чужое.

Марина Чекина
2010 


ПАМЯТНИК

Безотцовство.
Малолетство
Ветры сваливали с ног.
Наспех пройденное детство
Повторить никто не мог.
Разве в школе, на уроках...
И не взять назад вины.
Мать латала без упреков
Бумазейные штаны.
Да и в двадцать,
Да и в сорок
Не припомнила обид,
Что меня тянуло в город,
В сквер, где памятник стоит.
Строй серебряных фамилий
На граните я читал...
Нет моих родных в помине,
Тех, кто без вести пропал...
Может, ветер, может, листья
Говорили у берез:
Не ищи в минувшем истин,
Не копи на сердце слез.

Анатолий Павловский
2008



Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика