Библиотека поэзии Снегирева - Влад Снегирев. Соцветие поэтов (часть 1)
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:26



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


Влад Снегирев

 

      Соцветие поэтов


              (часть 1) 

ГЕОРГИЙ АДАМОВИЧ

Отчего мне так страшно, так спутаны мысли?
Ничего нет в прошедшем и нет впереди.
День уходит, прожитый без цели и смысла.
Всё что помню: …гранит, Летний сад, и дожди.

Было холодно, ночь, вдалеке над рекою
мост застыл силуэтом, затихли шаги.
А ведь где-то бывает отрада покоя,
но не здесь, не сейчас, и под небом другим.

Слушай, – ночь пронеслась и пропала Россия.
Дождь сломал георгины, а дом разорен.
Что осталось: Париж, русский борщ, ностальгия
и уходят мечты. Навсегда. День за днем.


 
ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ

1.

Есть грустные стихи, похожие на тень
забытых сказок, что читал когда-то;
на сон таинственный, возникший в хмурый день
о юности, куда уж нет возврата.

Есть светлые стихи, похожие на дым,
что брат не людям, а ветрам холодным.
Они звучат под небом близким и родным
по милости творца, - ему покорны.

И есть заветная любовь к таким стихам,
которые нам счастье тихо дарят.
Пусть сердце бродит отуманенное там,
пока года нас молча не состарят.

2009


 
2.

В тумане слов и творческой печали
мечтая, чтоб его не замечали,
писал стихи, дрожа за свой покой.
Они дышали сладостной тоской.

На выцветших от древности страницах,
на очень старых изможденных лицах
решал постылый ребус бытия.
Но не решил... как многие, как я.

Да, впрочем, нужно ли певцу, поэту
в руках своих держать игрушку эту.
Не нужно забавляться пустяком.
Ведь жизнь – игра. Забудем же о том.

А главное в стихах – лишь отраженье.
Что видишь ты – игра воображенья,
тень уходящая мечты одной:
неразделенной красоты иной.

2013


 
БЕЛЛА АХМАДУЛИНА

                   "Когда б вы знали, из какого сора
                    Растут стихи, не ведая стыда..."

                                        Анна Ахматова

Дочь и внучка московских дворов
боль души раздавала с улыбкой.
Понимая значение слов,
их сплетала в созвучия гибко.

Словно пальцы по клавишам дней
беспечально плутая, лепечут.
Как хотелось бы встретиться с ней,
стать таким же отважно-беспечным.

Кофеин и полночный азарт.
И свеча горит чисто и ясно.
Это лучше рулетки и карт, -
гармонично, волшебно, прекрасно.

"Молода я была и щедра,
так легка в предвкушении пенья..."
Моросило сегодня с утра
и иные пришли поколенья.

Просто нежность не в моде сейчас.
мир опутала сеть Интернета.
И стихи все из сора у нас,
у тебя же – из лунного света.

2013


 
АННА АХМАТОВА

Поздний вечер. Засыпаю.
В доме бродит тишина.
Снова "Четки" я читаю:
"...Там, под небом я одна."

И как будто сзади шорох,
Чьи-то легкие шаги.
Может ветер шепчет в шторах,
Может встреча позади?

Словно эту книгу кто-то
Захотел перечитать.
"...Помню древние ворота"
Как тебя мне не узнать!


 
КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ

Твои стихи – оазис голубой
для путника, бредущего в пустыне.
Какое счастье - встретиться с тобой
в твоем саду на ледяной вершине.

Они так часто для меня пример:
изысканный, загадочный и странный.
Во власти прошлых, призрачных химер
проходят дни с улыбкою туманной.

И миг забвенья длится без конца:
пока хохочут струны, пляшут тени,-
как брызги слез с печального лица,
как беспокойный рой живых видений.

И прежнее, где жил с тревогой я,
к которому теперь уж нет возврата,
теперь так далеко, как та земля,
к которой долго плыл Колумб когда-то.


 
ОЛЬГА БЕРГОЛЬЦ

Печаль войны всё тяжелей, всё глубже,
всё горестней в моем родном краю.
В кольце блокады, голоде и стуже
я город свой родной не узнаю.

Он в тишине предбоевой, печали,
нигде – ни звука и не слышно птиц.
Какие дни тревожные настали!
Фашисты ждут, что мы склонимся ниц.

Да не падет на этот дом родимый
позор бесчестья, плена и плетей.
Мы защищаем город наш любимый
всей силой сердца и любви своей.

И, крылья мечевидные расправив,
прославленная в песнях и веках,
над нами встанет бронзовая слава,
держа венок в обугленных руках.


 
ВЕНИАМИН БЛАЖЕННЫЙ

Сейчас с тобой, Веня, отпразднуем праздник,
но только бы в наши дела не вмешался
насмешливый, строгий читатель – проказник,
что творчеством нашим так долго питался.

Я нищий, слепец, я брожу по дорогам
в стране попрошаек, мышей и помоек.
Но верю: с тобой мы здесь встретимся с Богом
и ноги ему мы слезами омоем.

Мы тронем руками далекое эхо,
найдем тайный ход к неизвестной вселенной,
споем и попляшем... Вот будет потехой –
расстаться с Землей нашей, грешной и бренной.

Какое везенье, что я тебя встретил!
Но только тот праздник убил кто-то третий.
Остались на память лишь горечь и пепел,
да краски стихов твоих – горстка соцветий.


 
АЛЕКСАНДР БЛОК

1.

Из тьмы веков, стоящих за спиною,
окутанный в мистический туман,
выходит Блок, чтоб рядом встать со мною,
постигнув боль моих душевных ран.

Строг, молчалив, как был еще при жизни,
задумчив, замкнут, в том же сюртуке.
Что хочет он найти в своей отчизне?
Что видит там, в забытом далеке?

Он знал, что годы вихрем отбушуют
и станет мир весь из машин и войн.
Душа опять проводит дни впустую,
как принято в России испокон.

Он чувствовал, какие дни настанут:
"Земные силы оскудеют вдруг"...
И мглой свинцовой небосвод затянут.
И выпал меч из ослабевших рук.

Молчит, молчит загадочно и странно,
а я не вижу, что скрывает мрак.
Так что же ждет нас в синеве туманной,
какой незримо ты подашь мне знак?

Тут он сказал негромко, что - "мгновенья
пройдут и канут в темные века.
И мы увидим новые виденья.
Но будет с нами старая тоска".


 
2.

                    "Сохрани ты железом до времени рай,
                     Недоступный безумным рабам".

                                     Александр Блок

Я беспечно со всеми по жизни шагал,
был такой же, как люди вокруг.
Ты единственный был для меня идеал,-
мой учитель и преданный друг.

Ты однажды сказал: помни - время придёт,
страх и гнев воцарятся в сердцах.
Будет бедность, работа всю ночь напролёт,
отблеск горя в уставших глазах.

Я смеялся, не верил, не слышал тебя,
что там жалобный ветер наплёл...
И себя не жалея, и юность губя,
лишь закусками баловал стол.

Час пришел – с гулом рухнул ослабленный строй,
не доживший до светлой зари.
И в туман лживых слов повели за собой
те, кто чёрен как ночь, был внутри.

Кто кричал, кто смеялся, кто плакал навзрыд,
кто-то дрогнул и сдался легко.
Были те, кто забыли про совесть и стыд
и взлетели, увы, высоко.

Только были напрасны усилия те,
все попытки покинуть тюрьму.
И пришел новый бог, – на зеленом холсте,
поклоняться все стали ему.

Тут я вспомнил тебя и вернулся опять
к нашей дружбе, забытой давно.
Надоело бояться и нет, что терять.
Всё сгорело и в поле темно.

Ты опять повторил мне: терпи и молчи.
Всё свершится в положенный срок.
Вот тогда мне от рая достались ключи
и я запер железный замок.


 
ШАРЛЬ БОДЛЕР

Хочу сказать тебе, блистательный Бодлер:
- я очень грешен, господи прости.
Ты, заклинатель женщин, ужасов, химер
уже забыт, (но не совсем, почти)...

Да, мир уже не тот, ничтожные сердца
понять не могут этот страстный пыл.
Познавши женщину с восторгом, до конца,
ты сам в любви с душою женской был.

Твой дух, блуждающий в разрушенных мирах,
в груди с огнем и яростью без сил,
внушал читателю один лишь темный страх.
Вот почему тебя он позабыл.


 
ИОСИФ БРОДСКИЙ

Читаю Бродского и снова
куда-то вдаль бегут его стихи...
Я не сказал, что так они плохи,
но просто, потеряв значенье слова,
(того, что было там, в начале),
едва ли что нибудь поймешь в финале.
Сижу я у окна, задернув штору.
«Ты, Муза, не вини меня за то,
что голова моя, как решето.
Мне просто не хватает кругозора.
Я гражданин эпохи второсортной... »
«Но все же - о его стихах? » - «Охотно.
Хотя порой и несколько цветисто
они звучат, настойчиво звеня...
(Надеюсь, он, таки, простит меня),
...готов я расписаться в чувстве чистом».
«Но там же столько боли и сарказма... »
«Опять мы говорим с тобой о разном.
Ты до сих пор под гнетом классицизма,-
испытываешь робость, увидав цветок,
диктуешь в день всего десяток строк,
всегда брюзжишь, скучна ты и капризна;
а вот великое всегда неуловимо.
Но мы его не ценим, и проходим мимо».


 
ВАЛЕРИЙ ЮРЮСОВ

Он ненавидел повседневной жизни строй,
искал грозу, - тревожную стихию;
приемля бунт, любил свою Россию,
но на призыв к борьбе "лишь хохотал порой".

Он был порывистый, как ветер между скал.
Его воспламеняли мысли наши.
Жил для себя и пил из полной чаши.
Всегда в стихах искал он светлый идеал.

Еще о нем: в боях растрачивая пыл,
"всю жизнь мечтая о себе чугунном",
любил казаться смелым и безумным,
но только музе благосклонной верен был.


 
ИВАН БУНИН

Не видно птиц. Все опустело
в саду забытом до весны.
Трава пожухла, пожелтела,
и ночи стали холодны.

Уже туманом серебрится
под утро, рано, дальний луг.
И долго–долго будет длится
зимы уныние вокруг.

А тихий дождь опять роняет
стозвучно капли на листву.
И все надежды улетают -
туда, за тучи, в синеву.


 
ЛЮДМИЛА ВИЛЬКИНА

                  "Не выйдет тот, кто раз попал в мой сад".
                                                 Л. Вилькина

В моем саду цветут нарциссы круглый год.
Всегда он свеж и полон запаха сирени.
Там, утомившись от волнений и забот,
любила часто предаваться сладкой лени.
В моей душе уставшей этот сад живет.

Так тихо... И чуть слышно, как журчит вода.
Во тьме толпой бредут по узеньким тропинкам
терзанья совести, надежды, грусть, года;
проходят мимо без стесненья, без заминки,
бесцветным утром по дороге в никуда.

Печально нежный свет луны сияет там.
Он освещает сад, заросшую беседку.
В ней, не подвластная изменчивым годам,
всегда одна, всю ночь, сидела я нередко.
Увы, теперь затих мой голос навсегда.

В мой свежий сад теперь другим дороги нет.
Там не бывает ни одна душа чужая.
И лишь мечты среди цветов, как сны, блуждают,
напрасно ожидая радостный рассвет.
Я больше там в тиши ночной не отдыхаю.

И никого не приглашаю в этот сад.
Неверен путь туда, в тот край необычайный.
Но если попадешь туда, мой друг случайный,
то знай, - что от меня дороги нет назад.


 
АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Пришел к нам Хрущев и слегка потеплело.
Он вышел тогда, сказал громко и смело:
- Смелей распахните в весну вы окно,
орите, горланьте вовсю, озорно,
сильней забивайте в прошедшее гвозди!
"Я Гойя! Я пепел незваного гостя".

Прошло десять лет: "Я хочу тишины..."
И шелеста трав в свете ясной Луны.
Пусть здесь соловей нам споет среди ночи,
ведь время так мчится, а жизнь всё короче.
Прекрасней всего легкий ужин и лень.
Мудрец Диоген отдыхал целый день.

И был он прославлен в афишах, газетах.
Не очень приятно, когда вы раздеты,
но карты сданы... Сплошь козырная масть!
И главное – мчаться вперед, не упасть.
Куда ни пойдешь – атакуют разини:
в кафе, ресторане, метро, магазине...
Да, слава сильна, как наркотик она.
И в этом заслуга его и вина.


 
МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН

Поэт от бога, критик, археолог,-
он жил в Париже, путь домой был долог,
зато он здесь остался навсегда.

"Как Млечный Путь мерцает влагой звездной",
так и в стихах его – волшебно, грациозно,
живут веков забытых города.

Обрывы черные, волны морской ворчанье,
и зимних бурь суровое дыханье,-
пределы им же созданной страны.

"Пурпурный лист лежит на дне бассейна"...
"Моя любовь чиста, благоговейна"...
Как эти строчки звонки и нежны!


ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

1.

"Почему всё не так"? Вроде всё есть у нас,
и стихи сейчас крепче, живее.
"Мне не стало хватать его только сейчас",
когда понял, что тоже старею.

Он молчать не умел, против ветра всё шел,
"И всегда говорил про другое".
Путь знакомый и древний, но как он тяжел,-
песни петь, когда время немое.

Вот ведь нету сейчас... "Не про то разговор".
Только знаешь, таких уж не будет.
Его нет, ты пойми, остальное всё вздор,
кто же сердце нам снова пробудит?


 
2.

Было время пожаров над нашей страной,
когда – кони в галоп, ветер – в спину.
Но дышалось в тумане густом тяжело,
ноги вязли в удушливой тине.

Был тогда каждый голос – как громкий набат
над землей, задремавшей надолго.
Разлетелось всё к черту – и вот результат:
нет уж тех, кто бы вспомнил о долге.

И уходят последние за горизонт
в край привольный, томясь непокоем.
Всё не так: олигархи, столичный бомонд...
Знаешь, время пока что такое.

Я живу как всегда, перед сильным не гнусь,
хоть судьба и частенько жестока.
Только знаешь, Володя, сегодня напьюсь
потому что другая эпоха.


 
ЧЕРУБИНА де ГАБРИАК

"К чему так нежны кисти рук,
так тонко имя Черубины"?
И почему я вспомнил вдруг
тебя в объятиях чужбины?

Влюбленной, призрачной мечтой
мой путь проходит по вселенной.
Пришла, как сон, и красотой
согрела холод жизни бренной.

И здесь остались капли слез,-
цветут на выцветших страницах.
А тихий вечер мне принес
твоей души простой частицу.


 
ЗИНАИДА ГИППИУС

"Часы остановились. Движенья больше нет".
И гимн мой, отзвучавший, уже давно допет.

И кóлокола в церкви чуть слышный перезвон
едва-едва мне слышен, как мелодичный стон.

Как будто всё, как прежде, но только нет тебя.
А сердце там осталось, – волнуясь и скорбя.

Как будто саван белый на призрачном окне
свисает занавеска... О, боже, дай же мне

еще хоть раз увидеть, увидеть над собой
России небо синее и окна над Невой!

Но время, нас состарив, бежит, бежит назад.
Что делать, как же быть мне? - "Часы, часы стоят"!


 
ГЛЕБ ГОРБОВСКИЙ

Писал ненужные стихи
под легким флёром вдохновенья.
Из сора, пыли и трухи
он создавал свои творенья.
Как жаль, что люди к ним глухи.
Сей факт достоин сожаленья.

Музейный город – Ленинград.
В нем жил поэт в большой квартире.
Соседей скучных длинный ряд
на кухне – как мишени в тире.
Он их песочил всех подряд:
...кастрюли, ...дрязги, ...вонь в сортире.

Потом тайга – далекий край,
работа вечно на пределе,
пустой желудок, крепкий чай,
в палатке спишь – а не в постели.
И тонешь ночью в звездной чаще,
себя губя в происходящем...


 
НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ

В твоих стихах то звезды, то мантильи,
кондоры, горы, крепости, туман.
Ты песни пел о солнечной Кастилье
и знал все сказки незнакомых стран.

То как ребенок все мечтал о рае,
то свято верил в утренние сны.
А жизнь вокруг была совсем другая:
тоска, измены, ужасы войны.

Но принять мир наш, горестный и трудный,
душа святая просто не могла.
Друзья, стихи, любовь - и снова будни:
гореть, блестеть... И догореть дотла.


 
ВИКТОР ДРОННИКОВ

О, как по разному мы любим
Россию славную свою!
Как крепок узел, – не разрубим,
здесь места хватит всем в строю.

"Для Гоголя ты тройка-птица",
для Блока – вечная жена.
Как образ твой для всех разнится,
у всех своя, для всех – одна.

"Россия русским - Берегиня":
цветы, погосты и леса,
непостижимая святыня,
как слезы божии роса.

Чем для него была Россия?
И где, гуляя босиком,
он смог найти слова такие,
что с ними дышится легко?

Она для Дронникова – солнце,
или счастливая звезда.
И хоть сейчас туман в оконце,
но так не будет же всегда?


 
ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО

Поэт донельзя знаменитый,
всю жизнь неразрывно был слитый
с поэзией. Жил с ней, с обузой,
за что и обласкан был музой.
Он в моде и в славе, в почете...
Совсем не в обиде. Напротив!

Затем доказал, что эстрада
поэту хорошему рада.
Поклонников было немало,
хоть места на всех не хватало.
Он был популярен всё время
и нес это сладкое бремя.

Объездил полмира и больше:
от Фриско до старенькой Польши.
И видел каштаны в Париже...
Мы тоже поэты – но ниже.
Он просто поэт настоящий!
Читать его надо почаще.


 
СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

Ускользнул ты, как сон голубой,
пьяный ум сжег незримые дали.
Кто же будет нам петь про любовь,
беспробудно, вовсю хулиганить?

"Пой, гитара, и скуку рассыпь,
дай мне вспомнить о юности белой;
пусть утихнет туманная зыбь
на душе уж давно огрубелой,

пусть уносится прошлое прочь,
одного я хочу лишь – покоя"...
Но пришла беспощадная ночь
в декабре, - той холодной зимою.


 
НИКОЛАЙ ЗИНОВЬЕВ

Хочу спросить у Николая:
"кто больше всех достоин рая"?
И вот что слышу я в ответ:
"ты знаешь, рая вовсе нет".

Он говорит, что нет надежды,
вот почему так горько пьют.
Ну, что ж, на деле познают,
как хорошо мы жили прежде.

А, может, всё здесь обойдется
и будет Родина жива?
Мой сын, жена, иль внук дождется,
но я, наверное, едва...


 
ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

Давно не перечитывал я Вас,
поэт далекий – Иванов Георгий.
Кому поэзия нужна сейчас?
Исчезли Вы из русских антологий.

"Друг друга отражают зеркала"
и лица тех, кто нам идет на смену.
А жизнь всегда по-новому светла.
Стихам я знаю подлинную цену.

Письмо: "...В какой стране – мне все равно.
Уж нет ни роз, ни ландышей, ни лилий.
И светлый месяц всплыл уже давно.
Я здесь грущу, а вы меня забыли..."

Всё время ждал он из дому вестей,
скитаясь долго по чужим дорогам.
Россия помнит всех своих детей
и любит их задумчиво и строго.


 
ВЕРА ИНБЕР

1.

От легких касаний мигрени
в ушах слышен шепот и звон.
Пусть бродят прозрачные тени.
Я верю в предутренний сон.

Мне снится, что звездное небо
заходит тихонько в мой дом.
Я верю отчаянно, слепо:
Гомер был со мною знаком.

Я счастье ему приносила,
судьбой была связана с ним.
Не этого там я просила,
ведь слава растает, как дым.

Хотела быть просто влюбленной,
не ведать забот и стыда,
желанной, счастливой, покорной.
И только его навсегда.

И губы пахли мятой и грехом.
Но было это раньше, а потом...


 
ЛОПЕ ФЕЛИКС де ВЕГА КАРПИО

"Перо истерлось, выщерблен клинок",
но сердце молодо, как прежде.
А позади остались зной дорог
и улетевшие надежды.

Пора очистить душу от тревог
и прошлого сорвать одежду.
Блаженство из четырнадцати строк,-
я чту тебя до слез, – как прежде.

Правь на звезду, презрев желанья;
оставь ненужные терзанья,
и спутницу, – бесцельную печаль.

А те года, что нам остались,
живи спокойно, не бахвалясь.
И сердце людям острым словом жаль.


 
НИКОЛАЙ КЛЮЕВ

Заломила черемуха нежные руки.
К норке путает, кружит следы горностай.
Тихо дремлют избёнки в молитвенной скуке.
Будет спать до рассвета берéстянный рай.

Пусть в лаптях я, сермяге, рубахе убогой,
пусть я верю в иную, - мужицкую жизнь,
не ругайте меня с наслаждением, строго,
дорог мне отчий дом и равнинная синь.

Я пою для березок, для родины этой,
где я знаю любой потайной уголок.
О, народ, почему ты не принял поэта,
кто хотел стать народным, но стать им не смог...


 
ДЕНИС КОРОТАЕВ

"Не осуждай меня, мой Бог",
за то, что жил совсем немного.
В краю нехоженых дорог
прими ты ласково и строго.

"Теряя нервы и года"
мы все идем к тебе на встречу,
не долюбив, не дострадав...
И вот, опять, сияют свечи.

Уходят лучшие всегда
до срока, видно так угодно
тому, кто нас прислал сюда.
И кто опять уйдет сегодня?


 
МИХИЛ КУЗМИН

"Да, быть покинутым – такое счастье",
такой простор для светлого ума!
Утихли вихри хмурого ненастья.
Закончились осенние шторма.

Шепнул бездомный ветер: "Ты свободен".
Я снова слышу времени полет.
Стою, пою на солнечном восходе:
"Свободен я"... Все ночи напролет.

Да, есть другие, длинные дороги
среди болот и плачущих камней.
Как тяжело идти... Как ноют ноги...
Но нелюбимым быть еще больней.


 
ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ

                     "Я пил из черепа отца
                      За правду на земле..."

                               Ю. Кузнецов

Он родился раньше лет на сорок пять,
но не стал в затишье терпеливо ждать.

Говорил всё с Богом и спускался в Ад,
зная, что оттуда нет путей назад.

Вскрыл лягушки тело и пустил ей ток,
получив за это не один плевок.

Вдоль прямой дороги – чахлая трава.
Хорошо, что с нами есть его слова;

и звучат, и манят из небытия,
словно тихий шелест, звонкий плеск ручья.

Только не понять мне фразы до конца...
Ну, зачем же пить из черепа отца?

 
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика