Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваСреда, 28.06.2017, 01:38



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Сергей Клычков


   Стихи 1910 - 1917



* * *

Я все пою -- ведь я певец,
Не вывожу пером строки:
Брожу в лесу, пасу овец
В тумане раннем у реки.

Прошел по селам дальний слух,
И часто манят на крыльцо
И улыбаются в лицо
Мне очи зорких молодух.

Но я печаль мою таю,
И в певчем сердце тишина.
И так мне жаль печаль мою,
Не зная, кто и где она...

И, часто слушая рожок,
Мне говорят: "Пастух, пастух!"
Покрыл мне щеки смуглый пух
И полдень брови мне ожег.

И я пастух, и я певец
И все гляжу из-под руки:
И песни -- как стада овец
В тумане раннем у реки...

1910-1911

 
* * *

Образ Троеручицы
В горнице небесной
В светлой ризе лучится
Силою чудесной.

Три руки у Богородицы
В синий шелк одеты --
Три пути от них расходятся
По белому свету...

К морю синему -- к веселию
Первый путь в начале...
В лес да к темным елям в келию --
Путь второй к печали.

Третий путь -- нехоженый,
Взгянешь, и растает,
Кем куда проложенный,
То никто не знает.

<1910>

 
ПРЕДУТРИЕ

У горних, у горних селений
Стоят голубые сады --
Пасутся в долине олени,
В росе серебрятся следы.

За ними светают овраги,
Ложится туман на луга,
И жемчугом утренней влаги
Играют морей берега.

Пасутся в тумане олени:
И кто-то у горних излук
Склонил золотые колени
И поднял серебряный лук.

<1910>

 
* * *

Сегодня вечером над горкой
Упали с криками грачи,
И старый сад скороговоркой
Будили в сумраке ручьи.

Церковный пруд в снегу тяжелом
Всю ночь ворочался и пух,
А за соседним частоколом
Кричал не вовремя петух.

Пока весь снег в тумане таял,
Я слушал, притаясь к окну:
В тумане пес протяжно лаял
На запоздавшую луну...

<1910>

 
* * *

Вышла Лада на крылечко,
Уронила перстенек,
Бирюзовое колечко,
За березовый пенек.

Покатилося далечко
Бирюзовое колечко:
По опавшему лесочку,
По затянутым ручьям --
По хрустальному мосточку
К ранним утренним лучам!

Синим морем всё-то краешком
По песочку да по камешкам,
Пред волною вдали
На далекий край земли!

На краю земли в пещере
Есть золоченые двери,
Есть и камень перед дверью,
А сквозь щели на двери
Блещут крылья, клюв и перья
Птицы огненной -- зари!..

<1910, 1918>

 
ХОРОМЫ ЛАДЫ

Старый Дед меж толстых кряжей
Клал в простенки пух лебяжий,
Чтоб резные терема
Не морозила зима.

Он причудливым узором
Окна в небе обводил,
Обносил кругом забором,
Частой вербой городил.

Повалил он много Яров
Золоченым топором,
И поныне от ударов
В синем небе -- эхо -- гром.

Весь он, весь оброс в мозоли,
Облысел старик, облез...
Пот со лба катился в поле,
Под овраг да в темный лес.

Долго грохот раздавался,
Сколько строил -- молод был,
Сколько стар был -- любовался
И кругом хором ходил.
Старый Дед оставил внучке
Всё коплёное добро --
Шёлки, злато, серебро...
На тот свет пошел в онучке.

<1910>

 
БОВА

С снегов
И льдин,
С нагих плечей
Высоких гор
В сырой простор
Степей, лугов,
Полян,
Долин
Плывет туман,
Ночей
Убор --
Шатер
Седых богатырей.

В дальней, дальней стороне,
Где светает синева,
Где синеет Торова,
В красном лисьем зипуне
Выезжает на коне
Из грозовых туч Бова.
Колосится под луной
Звезд высоких полоса,
Под туманной пеленой
Спит приморская коса...

Облака как паруса
Над вспенённою волной...
И стучит студеный ключ
В звонком, горном хрустале,
И сверкает булава,
И, спускаясь по скале,
Выезжает из-за туч
К морю синему Бова...

Над пучиной на волне
Диво Дивное сидит,
Вдоль по морю на коне
Диво новое катит...

Озарилися луга,
Загорелися леса,
И согнулась в небеса
Разноцветная дуга...

В колесницу бьется вал
И среди пучин упал
В набегающий прибой
Край одежды голубой:
Скачет Диво и, гоня
Непокорного коня,
Отряхает с бороды
Волн бушующих ряды
И над утренней звездой
Машет шелковой уздой...

Пролетела бирюзою
Стая трепетных зарниц,
И серебряной слезою
С тихо дремлющих ресниц
Голубеющих небес
Месяц канул в дальний лес...

Вот у царственных палат
Море синее стоит,
У расписанных ворот
Водят волны хоровод
И Бова из тяжких лат
Коня досыта поит...

По хоромам на боках
Под туманом темный сад,
Облака в саду висят,
На пушистых облаках
Дуги-радуги горят...

Вот у самых у хором
Луг зеленый лег ковром;
На морские берега
Трубят медные рога,
Королевна в терему
Улыбается ему,
Белой ручкою зовет,
Манит коня к закрому,
Меру зерен подает.
Очи -- свежая роса,
Брови -- словно паруса,
Накрененные волной
Над прозрачной глубиной...

Речи -- птичьи голоса,
Косы -- темные леса,
И легка, как облака,
Белоснежная рука...
На пиру Бова сам-друг
Головой у белых плеч,
Отдал латы, лук и меч,
Пьет и ест из белых рук...

На шелковом поводу
Ходит конь в густом саду,
А седые сторожа,
Очи старые смежа,
Важно гладят у ворот
Вдоль серебряных бород...

На пиру Бова сам-друг,
Пьет и ест из белых рук,
Королевна в терему
Улыбается ему,
Подливает в чашу мед,
Тихо песенку поет:
-- Я царевна-королевна,
В терему одна живу...

Полонила я недавно
Королевича-Бову.
Потерял он коня в сече,
Меч каленый заковал,
Его латами играет
Голубой, далекий вал...

Широко кругом, богато,
Всё одето в синеву,
Не скажу, кого люблю я --
Королевича-Бову!
Где лежит он -- золотая
В небо выросла гора...

Я умру -- велю насыпать
Рядом гору серебра!
Я царевна-королевна,
В терему одна живу,
Хоронила я недавно
Королевича-Бову...

Где гаснут звезды на заре,
Где рассветает синева,
Один в туманном серебре
Спит очарованный Бова...
Из очарованных кудрей
Течет серебряный ручей,
С его могучей головы
Волна широкая кудрей
Лежит в долинах меж травы
И стелется по дну морей...

Цветут цветы у алых губ,
Из сердца вырос крепкий дуб!
Высоко в небе дуб стоит,
Над ним, прозрачна и светла,
Корона звездная горит,
А корни омывает мгла
И глубина земли таит...

В его ветвях станицы сов
Жестокой тешатся игрой,
Когда вечернею порой
Они слетятся из лесов
Делить добычу над горой:
Так жутко слушать их полет,
Следить их медленную тень --
С их черных крыльв мрак плывет
Над снами дальних деревень,
Забывших навсегда Бову
И в снах своих, и наяву...

<1910, 1918?>

 
* * *

Милей, милей мне славы
Простор родных полей,
И вешний гул дубравы,
И крики журавлей.

Нет таинства чудесней,
Нет красоты иной,
Как сеять зерна с песней
Над вешней целиной.

Ой, лес мой, луг мой, поле!..
Пусть так всю жизнь и пусть
Не сходят с рук мозоли,
А с тихой песни грусть.

1911-1913 гг.

 
ДЕДОВА ПАХОТА

Бел туман спадает с выси,
На селе кричат грачи,
В седины его вплелися
Солнца раннего лучи!

Коня ивинкой сухою
Понукает он порой...
Славны думы за сохою!
Светлы очи пред зарей!

Запахал дед озимое,
Поясной поклон сложил,
Обошел кругом с сумою,
Хлебной крошкой обсорил.

За день дед не сел у пашни,
Распрямился и окреп...
Тепел вечер был вчерашний,
Мягок будет черный хлеб!

Не с того ли яровая
В поле скатерть за селом...
Будет всем по караваю!
Всем по чарке за столом!..

1911-1913 гг.

 
КОЛДУНОК.

В облаках заревой огонек,
Потухает туманный денёк.

Повернула дорога во мглу...

По селу
Идет колдун в онучах,
В серых тучах...

Борода у него - мелкий дождичек,
В бороде у него - дуга-радуга,
А в руках подожок-подорожничек! -
Собрался, старина, видно надолго...

На прощанье махнул холдунок
Над притихшим селом костылем -
Пошатнулся окольный тынок,
Быстрым зайцем шмыгнул ветерок,
Закричал, закачал ковылем:

- Идет колдун в онучах,
В онучах - в серых тучах!

Догорел в облаках огонек,
Умер в поле денёк...

1911

 
ОСЕНЬ.

У деревни вдоль тропинок
В старой роще над лужком
Ходит тихий грустный инок,
Подпираясь подожком.

Вкруг него стоят березы
Все в щебечущих синицах...
А роса в лесу, как слезы.
На серебряных ресницах.

Что за звон в его лукошке?
Это падают с осинок
Бусы, кольца и сережки,
Бисер утренних росинок.

Опустилась непогода
Над опавшими ветвями...
Лес - как грозный воевода
С опаленными бровями...

Скатный жемчуг скромный инок
Красным девушкам собрал
- По родителям поминок -
Да дорогой растерял.

1911

САДКО

              Вдоль по морю, морю синему,
              Ай да по морю Хвалынскому...
                              Хороводная песня


-- Ты волна моя, волна,
Уж ты что, волна, хмельна --
Что серебряная чарочка полна,
Золотая, что не выпита до дна!
Что под тучею, кипучая, шумна,
Что под бурею ты, хмурая, темна --
Ты почто встаешь, студеная, со дна,
Не качай, волна, суденышка-судна!
Ты прими-прими слезу мою, волна:
Ой, слеза моя горюча, солена --
Ой, серебряная чарочка полна,
Золотая, ой, не выпита до дна!
Ты волна, моя подруженька, волна,
Ты туманная морская глубина --
Не топи, волна строптивая, челна,
Ты не выплесни из чарочки вина:
Ой, серебряная чарочка полна,
Золотая да не выпита до дна.
Побывал Садко за горами,
Далеко он был за ярами,
За туманными озерами --
Воротился он с поклажею,
Он пригнал суда с товарами:
Вот Садко перед княгинею
Разметал пухи лебяжие,
Раскидал атласы синие
И в веселье белолицую
Потешает небылицею:

-- Как у сама синя моря
Над волнами сели сидни,
Перед ними, шумны, сини,
Ходят волни на дозоре! –

А те сидни -- старцы, старичи,
Им упали кудри на плечи,
А на кудрях венцы царские,
Великанские, бухарские --
Венцы с камнями лучистыми
С бирюзами, аметистами!
Гром им, старцам, кличет на ухо,
Да забиты уши наглухо,
Завалёны плечи камнями,
Поросли лесами давними!..
И шумят леса дремучие,
И стоят в лесах под тучею
Ели -- пиками зелеными,
А дубы меж пик -- знаменами!..
Дремлют сидни -- старцы стареньки,
Вдоль ресниц растут кустарники:
Ой, в кустах ехидна злючая,
Пьет с очей слезу горючую --
А и очи с грустью, с кротостью,
Обведёны очи пропастью, --
Черной пропастью, провалами!..
А уста приперты скалами!..

Побывал Садко за горами,
Далеко он был за ярами,
За шумливыми озерами!..
Вот Садко перед боярами
Машет шапкою заморскою
В красном поясе, как в полыме:
Он катит речьми веселыми,
Серебро кидает горсткою
Да звенит писными чарами
Перед старыми гуслярами:
-- Ой, бояры -- седы бороды!
Ой, гусляры вы прохожие,
Станьте, стары, с песни молоды,
Станьте, девицы, пригожее!
...Разглядел Садко за старыми,
За седыми, белоусыми
Распознал царевну кроткую,
И запел Садко с кручиною,
На руках играя бусами:

-- Вдоль по морю над пучиною
Корабли плывут за лодкою,
А молодке
Страшно в лодке,

В малой лодке страшно, боязно
Над пучиной синей, грозною:
Нагоняют ее молодцы,
Не женаты да не холосты --
А один сидит за чашею,
Море синее упрашивая:
"Гой ты море, море синее,
Ты, с пучиною-сестрицею,
С городами ее, весями!
Всё отдам тебе, всё кину я,
Отдарю тебе сторицею --
Серебром моим да песнями!
На могилу бати с маменькой
Вынь мне илу со дна тёмного --
Дна морского, белозёмного!
Еще вынеси жемчужину
Ради ручки белой, маленькой
Моей суженой, растуженой!"

Ой ты, море-мореваньице!
В тебе, море, спозараньица
Грозный вал гремит, как палица:
То-то молодец печалится,
То-то, чару выпиваючи,
Уронил он кудри на очи!..

-- Корабль мой, корабель!
Корабль мне колыбель!
Легко мое кормило
И милее милой!
Ярки звезды в вышине,
Но в туманной тишине
За волной-могилой
Свет таится милый,
И в лучах иной зари
Жемчуга и янтари...

-- Корабль мой, корабель!
Корабль мне колыбель!
А саван мой -- ветрило,
А волна -- могила!
Ты прикрой меня, прибой,
Пеленою голубой, --
Ты гони, прибой, гони
Сумрак в полуночи
И небесные огни
Мне склони на очи!

1911-1914 (?)

 
МЕЛЬНИЦА В ЛЕСУ

Льется речка лугом, лесом,
А в лесу волшебный плес,
Словно чаша под навесом
Частых елей и берез.
У лазоревого плеса
Посредине нету дна,
В пене вертятся колеса,
В чаше мельница видна!
Дуб зеленый у порога,
Крыша -- словно на весу:
Говорят, что к ней дорога
Потерялася в лесу...
У ворот, как пики, ельник,
От колес по лесу гул!
Сто годов прошло, как мельник
У плотины утонул...
И темно в речной пучине,
И поныне его дочь
Саван шьет, поет в кручине
При лучине в полночь...
В окнах сумрак, паутина
И не видно огонька,
Только слышно,как с плотины
В пене падает река --
Как шумит колючий ельник,
Плачет в ельнике сова,
Как зерно стонувший мельник
Подсыпает в жернова!..
И аукается леший
На диковинном плесу,
Дочку мельникову теша
Звонким посвистом в лесу.

<1912, 1918>

 
* * *

Окутал туман перелески,
И грохнул на мельнице лед.
Там слышатся радостно всплески
И птиц торопливый прилет.

Дубравна идет, а за нею
Венцами летят журавли.
Под ноги ее, зеленея,
Поляны, долины легли...

Мне жаль улетающей ночи,
Но лишь приоткрою глаза --
Померкнут меж тучами очи,
Скатится звездою слеза...

Туман над рекой прояснится,
И только вдали наяву
Таят заревые ресницы
Бездонных очей синеву...

<1912, 1914>

 
ЛЕН

Боронил дед зараня
Под весенний гром,
Рано рожь-боярыня
Вышла из хором!..
Пред ее палатою
С горы под уклон
Вывел рать кудлатою
Полководец-лен! --
Лен, мой лен!
Мой зеленый лен!

Зорил с заряницею,
Сеял из кошла,
Рожь с княжною-пшеницею
На гумно пришла!
Гости меж овинами,
Шапки набекрень!
Здравствуй, лен с новинами,
С бражкою ячмень!
Лен, мой лен!
Ой, зеленый лен!

Заварит дед солоду
На весь белый свет --
Пелось, пилось смолоду:
Ой ли, люли, дед!
Не твоя ли пашенка
Средь поля пуста,
Пашенка-монашенька,
Пустырь-сирота!
Лен, мой лен!
Ой ли, люли, лен!

<1913>

 
* * *

Помолюсь заревому туману,
Поклонюсь до земли землякам,
По пути к плотогонам пристану,
К понизовым лихим рыбакам...

Проходя голубое поречье,
На песках с заревым пояском,
Я окрепну и духом, и речью
За трудом и за черным куском.

Повстречаясь с весенней грозою,
Я заслушаюсь и загляжусь,
Как скликаются вешние зои,
Как почиет под сумраком Русь...

И когда будут спать еще в хатах
И бродить по болотам туман,
Запою я о звездах мохнатых,
О пригоршне тяжелых семян...

Не ходи ж ты за мной, мое горе,
Не цвети ж ты на тропке, плакун,
Ой, волшебницы - ярые зори!..
Шум лесной - стоголосый баюн!..

<1913, 1918>

 
ПЕСНЯ О СИДНЯХ.

Ой, вы, сидни, старцы-старичи!
Спали кудри старцам на плечи!

А на кудрях венцы царские,
Великанские, бухарские

Горят камнями лучистыми,
Бирюзами - аметистами!

Гром их будит- кличет на ухо,
Да забиты уши наглухо,

Завалены плечи камнями,
Поросли лесами давними:

И шумят леса дремучие,
И стоят в лесах под тучею

Ели пиками зелеными,
А дубы меж пик - знаменами!

Ой, вы, сидни, старцы - стареньки,
На очах растут кустарники,

А в кустах ехидна злючая
Пьет с очей слезу горючую:

А и очи - с грустью, с кротостью,
Обведены очи пропастью,

Тьмою темною, провалами!
А уста приперты скалами!..

1913

 
ДЕДОВА ПЕСЕНКА.

Боронил дед зараня
Под весенний гром,
Рано рожь-боярыня
Вышла из хором!..
Пред ея палатою
С горы под уклон
Вывел рать кудлатую
Полководец-лен!
Лен, мой лен!
Мой зеленый лен!

Зорил с заряницею,
Сеял из кошла,
Рожь с княжной-пшеницею
На гумно пришла!
Гости меж овинами,
Шапки на бекрень!
Здравствуй лен с новинами,
С бражкою ячмень!
Лен, мой лен!
Ой, зеленый лен!

Заварит дед солоду
На весь белый свет -
Пелось, пилось смолоду:
Ой-ли, люли, дед!
Не твоя ли пашенка
Средь поля пуста,
Пашенка-монашенка,
Пустырь-сирота!
Лен, мой лен!
Ой-ли, люли, лен!

1913

 
МЕСЯЦ.

Месяц, месяц, встань за ивой,
Мне в разлуке тяжело!..
Друг весенний, луч пугливый,
Вместе выйдем на село!..

Постучися у крылечка,
Глянь на милую мою,
Я ж у церкви недалечко
В темных липах постою...

Ночь по небу звезды кружит,
Свежим полем шелестит -
Ах, о чем, о чем же тужит
И о ком она грустит...

Посвети ей на колечко,
Просияй в его кремне -
Может выйдет на крылечко,
Может вспомнит обо мне!..

Отвернется, не ответит,
Не изменится в лице -
Пусть у милой месяц светит
Одиноко на крыльце!..

1913

 
* * *

Свет вечерний мерцает вдоль улиц,
Словно призрак, в тумане плетень,
Над дорогою ивы согнулись,
И крадется от облака тень.

Уж померкли за сумраком хвои,
И сижу я у крайней избы,
Где на зори окно локовое
И крылечко из тонкой резьбы.

А в окно, может, горе глядится
И хозяйка тут - злая судьба,
Уж слетают узорные птицы,
Уж спадает с застрехи резьба.

Может быть, здесь в последней надежде
Все ж, трудясь и страдая, живут,
И лампада пылает, как прежде,
И все гостя чудесного ждут.

Вон сбежали с огорка овины,
Вон согнулся над речкою мост -
И так сказочен свист соловьиный!
И так тих деревенский погост!

Все он видится старой старухе
За туманом нельющихся слез,
Ждет и ждет, хоть недобрые слухи
Ветер к окнам с чужбины принес.

Будто вот полосой некошеной
Он идет с золотою косой,
И пред ним рожь, и жито, и пшёны
Серебристою брызжут росой.

И, как сторож, всю ночь стороною
Ходит месяц и смотрит во мглу,
И в закуте соха с бороною
Тоже грезят - сияют в углу.

<1914, 1918>

 
ПАСТУХ

Я все пою, ведь я певец,
Не вывожу пером строки:
Брожу в лесу, пасу овец
В тумане раннем у реки.

Прошел по селам дальний слух:
И часто манят на крыльцо,
И улыбаются в лицо
Мне очи зорких молодух...

Но я печаль мою таю,
И в певчем сердце - тишина...
И так мне жаль печаль мою,
Не зная кто и где она...

И часто, слушая рожок,
Мне говорят: пастух! пастух!..
Покрыл мне щеки смуглый пух,
И полдень брови мне ожег...

И я пастух, и я певец,
И все гляжу из-под руки: -
И песни, как стада овец,
В тумане раннем у реки!..

1914

 
ПОДПАСОК

Над полем туманит, туманит,
В тумане мигает грудок,
А за лесом гаснет и манит
Меж туч заревой городок.

Сегодня я в поле ночую,
Лежу, притаясь за скирдой,
Вон в высь голубую, ночную
Катится звезда за звездой...

И нехотя месяц всплывает
Над ширью покосов и нив,
И ряски свои одевают
Ряды придорожные ив...

И кто-то под голос волынки
Незримо поет в вышине,
И никнет былинка к былинке,
И грустно от песенки мне.

И то ли играет подпасок,
Поет ли волынка сама-
Ах, беден на нем опоясок
И с боку убога сума!..

Но в полночь, когда он на кочке
Сидит в голове табуна,
В кафтан с золотой оторочкой
Его наряжает луна...

А в сумку, пропахшую хлебом,
Волшебную дудку кладет,
И тихо под песенку небом
За облаком облак плывет...

Плывет он и смотрит с Опаской,
Что скоро потухнет грудок,-
Замолкнет волынка подпаска,
Зальется фабричный гудок.

1914-1917 гг.

 
ГОСТЬ ЧУДЕСНЫЙ

Свет вечерний мерцает вдоль улиц,
Словно призрак, в тумане плетень,
Над дорогою ивы согнулись,
И крадется от облака тень.

Уж померкли за сумраком хвои,
И сижу я у крайней избы,
Где на зори окно локовое
И крылечко из тонкой резьбы.

А в окно, может, горе глядится
И хозяйка тут - злая судьба,
Уж слетают узорные птицы,
Уж спадает с застрехи резьба.

Может быть, здесь в последней надежде
Все ж, трудясь и страдая, живут,
И лампада пылает, как прежде,
И все гостя чудесного ждут.

Вон сбежали с огорка овины,
Вон согнулся над речкою мост -
И так сказочен свист соловьиный!
И так тих деревенский погост!

Все он видится старой старухе
За туманом нельющихся слез,
Ждет и ждет, хоть недобрые слухи
Ветер к окнам с чужбины принес.

Будто вот полосой некошеной
Он идет с золотою косой
И пред ним рожь, и жито, и пшены
Серебристою брызжат росой!

И, как сторож, всю ночь стороною
Ходит месяц и смотрит во мглу,
И в закуте соха с бороною
Тоже грезят - сияют в углу.

1914-1917 гг.

 
* * *

Золотятся ковровые нивы,
И чернеют на пашнях комли...
Отчего же задумались ивы,
Словно жаль им родимой земли?..

Как и встарь, месяц облаки водит,
Словно древнюю рать богатырь,
И за годами годы проходят,
Пропадая в безвестную ширь.

Та же Русь без конца и без края,
И над нею дымок голубой --
Что ж и я не пою, а рыдаю
Над людьми, над собой, над судьбой?

И мне мнится: в предутрии пламя
Пред бедою затеплила даль,
И сгустила туман над полями
Небывалая в мире печаль...

<1914, 1918>

 
* * *

В нашей роще есть хоромы,
А кругом хором - туман...
Там на тропках вьются дремы
И цветет трава-дурман...

Там в лесу, на косогоре,
У крыльца и у окон.
Тихий свет - лесные зори,
Как оклады у икон...

Скучно ль, весело ль Дубравне
Жить в светлице над рекой -
К ней никто в резные ставни
В ночь не стукнется клюкой.

Стережет ее хоромы
Голубой речной туман,
И в тумане вьются дремы
И цветет трава-дурман...

Ах, в весенний срок с опушки
По утрам и вечерам
Строгий счет ведут кукушки
Буйной юности кудрям,-

В ночь выходит месяц плавать,
Метит звездами года.
Кто ж дойдет и глянет в заводь,
Юн останется всегда...

Скучно ль, весело ль Дубравне:
Все одна она, одна -
Только смотрят звезды в ставни
Да сквозь сон журчит Дубна.

<1914, 1918>

 
ВЕЧЕР

Над низким полем из болота
На пашню тянут кулики,
Уж камышами вдоль реки
Плывет с волною позолота.

Туман ложится в отдаленье,
Земля горбом - свежа, черна,
В меже соха, как привиденье,
И вверх зубцами борона.

Вдали леса, и словно лица,
Глядят над нами купола...
И тихо бродит вкруг села
Серебряная мглица...

Встает луна за крайней хатой,
И, словно латы, возле хат
На травке, мокрой и хохлатой,
У окон лужицы лежат...

1914

 
ЛАДА У ОКНА

Мокрый снег поутру выпал,
Каплет с крыши у окна.
На оконницу насыпал
Дед поутру толокна...
Толокно объяло пламя,
Толокно петух клюет
И в окно стучит крылами,
И, нахохлившись, поет.
Ленту алую вплетая,
Села Лада у окна:
- Здравствуй, тучка золотая,
Солнце-странничек, весна!..
Светит перстень на оконце:
За окном бегут ручьи,
Высоко гуляет солнце,
Кружат стаями грачи...
Далеко ж в дали веселой,
Словно вешние стада,
Разбеглись деревни, села
И большие города!..
А оконце все в узоре:
За туманной пеленой,
Словно сон, синеет море,
А за морем край земной...

1914

 
ПРЕДЧУВСТВИЕ

Золотятся ковровые нивы
И чернеют на пашнях комли...
Отчего же задумались ивы,
Словно жаль им родимой земли?..

Как и встарь, месяц облаки водит,
Словно древнюю рать богатырь,
И за годами годы проходят,
Пропадая в безвестную ширь.

Та же Русь без конца и без края,
И над нею дымок голубой -
Что ж и я не пою, а рыдаю
Над людьми, над собой, над судьбой?

И мне мнится: в предутрии пламя
Пред бедою затеплила даль
И сгустила туман над полями
Небывалая в мире печаль...

<1917>
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика