Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваЧетверг, 27.04.2017, 14:03



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

РАПП



Самой мощной литературной организацией 20-х годов была Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП), официально оформившаяся в январе 1925 года в рамках ВАПП. В ассоциацию входили многие крупные писатели: А.Фадеев, А.Серафимович, Ю.Либединский и др. Ее печатным органом стал новый (с апреля 1926 г.) журнал "На литературном посту", он сменил осужденный в подтексте резолюции ЦК журнал "На посту". Бывшие "напостовцы" оказались в "левом меньшинстве", что стало поводом жестокой борьбы внутри ВАПП, а РАПП выдвинула новую, как казалось тогда, идейную и творческую платформу пролетарского литературного движения. Активную роль в жизни РАПП играли А.Фадеев, Ю.Либединский, В.Ставский и критики Л.Авербах, И.Гроссман-Рощин, А.Селивановский, В.Ермилов, Г.Лелевич. Первый Всесоюзный съезд пролетарских писателей (1928) реорганизовал Всероссийскую ассоциацию. Пролетарские ассоциации всех национальных республик были объединены в ВОАПП и во главе этого Всесоюзного объединения стала РАПП. "Именно она была призвана объединить все творческие силы рабочего класса и повести за собою всю литературу, воспитывая также писателей из интеллигенции и крестьян в духе коммунистического мировоззрения и мироощущения" (35; 140). Но РАПП, к сожалению, эти надежды не оправдала и задачи не выполнила, а зачастую действовала в разрез обозначенным в критике задачам, насаждая дух групповщины.

В отличие от Пролеткульта и "Октября" рапповцы призывали к учебе у классиков, особенно у Л.Толстого, в этом проявилась ориентация группы именно на реалистическую традицию. Но в остальном рапповцы не зря аттестовали себя как "неистовых ревнителей пролетарской чистоты" (Ю.Либединский). Это подтверждают известные выступления Ю.Либединского "Художественная платформа РАПП" (1928), А.Фадеева "Долой Шиллера!" (1929). Центральный орган РАПП "На литературном посту" в развязном тоне писал о Горьком, Маяковском, Есенине (что вызвало резкие возражения А.Фадеева); требовал установления гегемонии пролетарских писателей административным путем, посредством передачи им органов печати, вытеснения "попутчиков" из журналов и сборников, хотя пролетарская литература в то время была еще слаба, а среди так называемых "попутчиков" были крупные мастера художественного слова. К концу 20-х г.г. фактически исчезли все непролетарские писательские группы, а попытки реанимировать (1929) всероссийский Союз писателей, объединяющий "попутчиков", или создать Федерацию - Федеральное объединение советских писателей (ФОСП), куда наряду с ВАПП и "Кузницей" вошли ВСП, ВОКП, "Перевал", ЛЕФ, конструктивисты, эффекта не дали.

РАПП унаследовала и даже усилила вульгарно-социологические нигилистические тенденции Пролеткульта. Она заявила о себе не только как о пролетарской писательской организации, но и как о представителе партии в литературе и выступления против своей платформы рассматривала как выступление против партии (20; 270).

Претензии РАПП на лидерство были велики. Они полагали себя создателями лучших творений пролетарского литературного творчества, не хотели видеть, что и вне РАПП развивается литература. Налитпостовцы проводили шумные дискуссии, выдвигая программы-лозунги: "Союзник или враг", "За живого человека", "За одемьянивание поэзии" и др., столь же схоластично обсуждались вопросы творческого метода пролетарской литературы - "диалектического материализма" (то есть того, что получило потом название "социалистический реализм").

Теоретики и критики РАППа объявляли М.Горького "индивидуалистическим певцом городских низов", Маяковского называли буржуазным индивидуалистом. "Попутчики" Л.Леонов, К.Федин, С.Есенин, А.Толстой и др. третировались как буржуазные, а все крестьянские писатели - как мелкобуржуазные. Рапповцы считали, что только рабочие-писатели могут выразить пролетарскую идеологию, но никак не мещанин Горький, дворянин Маяковский, крестьянин Есенин. В 1929 г. РАПП развязала критическую кампанию против Е.Замятина, Б.Пильняка, М.Булгакова, А.Платонова, П.Катаева, А.Веселого и др. Пагубность политики РАПП показана в книге С.Шешукова "Неистовые ревнители" (М., 1984).

На протяжении многих лет РАПП считалась "проводником партийной линии в литературе, причем сама партия поставила эту организацию в исключительное, командное положение. С самого начала своего существования РАПП имела одно принципиальное отличие от своего предшественника - Пролеткульта. Пролеткультовцы боролись за автономию от государства, за полную самостоятельность и независимость от каких бы то ни было властных структур, находились в явной оппозиции к советскому правительству и Наркомпроссу, за что и были разгромлены. Рапповцы учли их печальный опыт и громогласно провозгласили главным принципом своей деятельности строгое следование партийной линии, борьбу за партийность литературы, за внедрение партийной идеологии в массы" (41; 5). И тем не менее РАПП, как было сказано выше, стала беспокоить партийное руководство, предпочитавшее держать бразды правления литературой в своих руках, и постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года "О перестройке литературно-художественных организаций" Российская ассоциация пролетарских писателей была ликвидирована.

Натерпевшиеся от произвола РАПП (как говорили тогда - "от рапповской дубинки") писатели-попутчики встретили постановление ЦК восторженно, не представляя себе всех последствий дальнейшего "партийного руководства" образованным в 1934 г. Союзом писателей.

Современная критика оценивает данное постановление ЦК однозначно отрицательно, трактуя его как стремление режима административно задушить всякое инакомыслие, как акт насильственный. М.Голубков видит отличительную черту нового периода литературы во "все более и более нарастающем идеологическом и политическом прессинге", направляемом сверху и исходящем непосредственно от партийно-государственного аппарата (15).

               Источник: Л.П. Егорова, П.К. Чекалов. История русской литературы ХХ века

 
      РАПП (литературная группа)

РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) — литературно-политическая и творческая организация. Оформилась в 1925 году под названием Всероссийской АПП (ВАПП) и объединила основные пролетарские кадры на литературном фронте.

РАПП была воинствующей и вместе с тем массовой организацией, живо откликавшейся и активно участвовавшей в целом ряде дискуссий того времени, отстаивавшей принципы пролетарской партийности в вопросах как художественного творчества, так и общего развития культурной революции.

В руководстве РАПП принимали участие: Д. Фурманов (был секретарем, организатором МАПП), Л. Авербах, В. Киршон, Либединский, А. Фадеев, В. Ермилов, В. Ставский, Панферов.
 


      История организации

Первоначальные попытки создать всероссийскую организацию пролетписателей относятся к октябрю 1920 года, когда по инициативе группы «Кузница» был созван Всероссийский съезд пролетписателей и оформлен Всероссийский союз пролетписателей, который через полгода начал именоваться ассоциацией.

В правление организации вошли В. Кириллов, А. Маширов-Самобытник, С. Обрадович, И. Садофьев, М. Герасимов, И. Филипченко, В. Александровский, В. Плетнев, П. Воеводин.

Была организована коммуна пролетарских писателей на Арбате, клуб «Кузница».

Быть членом ассоциации мог не каждый писатель, заявление могло быть отклонено по таким мотивам, как отсутствие литературного стажа, «идеологическая неопределенность», и нерабочее происхождение.

Группа ставила своей задачей борьбу за завоевание «гегемонии пролетарской литературы».

В 1920-1921 годах возникали отделения организации в Вятке, Петрограде, Царицыне, Грозном, Самаре, Туле и в других городах.

К 15 декабря 1924 года численность РАПП значительно возросла: было зарегистрировано 44 местных отделения, объединявших 1298 человек[i]. Организация издавала два журнала – «Октябрь» и «Рабочий журнал».

Правление РАПП действовало в довольно сложных условиях: у него не было средств и аппарата, члены правления были и курьерами, и лекторами, и редакторами, и руководителями кружков.

Предшественниками массовой организации пролетписателей были и творческие объединения, возникшие в 1922 году — «Рабочая весна», «Молодая гвардия», «Октябрь».

Большую роль в «консолидации сил пролетариата на литературном фронте» сыграли журнал «Молодая гвардия» и возникший в июне 1923 года теоретический орган пролетарского литературного движения «На посту».

В январе 1925 года была созвана первая Всесоюзная конференция пролетарских писателей, положившая начало РАПП. 18 июня того же года была принята резолюция ЦК ВКП(б) о художественной литературе, определившая задачи пролетарской литературной организации. Подчеркнув руководящую роль пролетариата в литературе, резолюция поставила перед организацией пролетписателей задачу «заработать себе историческое право на эту гегемонию». Вскоре после опубликования резолюции произошел раскол руководства РАПП. Так называемые «левые» рапповцы (Г. Лелевич, С. Родов, А. Безыменский) оспаривали принципы организации РАПП и отказались от сотрудничества с писателями-попутчиками. Линия «левых» напостовцев была осуждена. В 1926 году были отстранены от работы в РАПП Г. Лелевич, И. Вардин и С. Родов, но их преемники – Л. Авербах, В. Киршон и другие не изменили рапповские установки и методы работы.

К марту 1925 года в РАПП входили 76 местных организаций, объединявших около 3000 членов[ii].

Руководство организации неоднократно обращалось в наркомпрос РСФСР и СНК РСФСР за материальной помощью. Заместитель наркома просвещения В. Яковлева писала в СНК: «Ни одному из формально-художественных направлений современного искусства рабоче-крестьянское государство не должно бы оказывать преимущественной поддержки. Но ВАПП не является формально единой школой, а классовым союзом писателей»[iii]. В итоге в марте 1926 года СТО СССР отпустил из резервного фонда СНК РСФСР 10 тыс. рублей.

Осенью 1928 года был созван I съезд пролетарских писателей. На нем положено начало Всесоюзному объединению АПП. После съезда организация значительно выросла. На многих предприятиях были организованы литературные кружки. Совместно с ВЦСПС в 1930 году был проведен был призыв ударников производства в литературу. Была произведена реорганизация периодики: «На литературном посту» был превращен в журнал массовый, теоретическим же органом стал новый журнал «РАПП», вскоре получивший другое название — «Пролетарская литература».

К началу 1930-х годов РАПП стала самой массовой организацией среди других писательских союзов и объединений. Ее отделения действовали по всей России.

Даже идейно близкие к РАППу деятели культуры скептически относились к методам руководителей этой группы. В. Герасимова вспоминала (напомним, что в 1920-х годах она была женой А. Фадеева, входившего в РАПП и даже принимавшего участие в руководстве организацией, а затем, в течение долгих лет оставалась его другом): «Авербах и Киршон поистине были «первооткрывателями» того, что такое высокое дело, как создание литературы социалистического общества, можно превратить в средство личной карьеры и даже прямого обогащения. (В. Киршон впоследствии являлся одним из богатейших наших драмоделов). А кроме того, честолюбие! […]

Иное дело вожачки РАППа (именно вожачки, так как состав РАППа, особенно впоследствии, был разнороден). Во-первых, их имена узнала «вся страна», в руки этой клики перешли также почти все журналы. От них зависели литературные судьбы. Они широко печатались, прославляя друг друга и затаптывая им неугодных. Помимо «славы» вскоре появились (как побочный, но далеко не безразличный для них элемент) блага материальные: квартиры, дачи, деньги. […]

У них были сильные, завоеванные годами позиции. […] Сотни людей кормились в системе этой организации»[iv].

После публикации постановления ВКП(б) о перестройке литературных организаций руководители РАППа посчитали, что в судьбе их организации ничего не изменилось и упорно твердили о руководящей роли РАППа и об оживлении классовых врагов, притаившихся в литературе. На заседании комфракции бюро правления РАПП 2 мая 1932 года многие из выступавших с горечью говорили о том, что писатели устроили разнос РАПП и никто не дает им отпора. Только теперь эти оголтелые критики, которые подобно глухарям на току, никого и ничего до этого не слышали и не замечали, вдруг обнаружили, что в писательской среде в ходу такие понятия, как «авербаховщина», «рапповщина»[v].

В 1932 году после издания постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля произошла ликвидация РАПП, был образован организационный комитет по созданию единого союза советских писателей.

 
      Литературно-политическая и творческая линия РАПП

Одной из важнейших своих задач РАПП выдвигала завоевание гегемонии пролетарской литературы. Так, Л. Авербах разделял и даже резко противопоставлял пролетарскую культуру и культуру социалистическую, говоря о них как о явлениях, исторически сменяющих одно другое. РАПП ставила вопрос об участии широких масс трудящихся в развитии культурной революции, но в этом вопросе были допущены перегибы. Так, объявив призыв ударников в литературу, руководство РАПП выдвинуло лозунг — «ударник стал центральной фигурой литературного движения».

Уже в первых вариантах платформы организации (конференция МАПП) было указание, что лишь пролетарские художники способны дать правильное марксистское освещение жизни, в то время как литература буржуазии дает клеветническое, глубоко враждебное современности изображение ее и потому этой литературе должна быть объявлена война; писатели же мелкой буржуазии отражают действительность в кривом зеркале, «с ними возможно известное сотрудничество, использование их только как вспомогательного отряда».

Несмотря на самоуверенный задорный тон рапповской критики, на деле эта критика не смогла раскрыть подлинную сущность творчества писателя. Политическое осмысление произведений делалось схематически, сводилось к «разоблачению» и даже к заушению и административному грубому окрику. В рапповской критике преобладающее значение приобрели советы попутчикам «усвоить пролетарское мировоззрение», «изучить основы диалектико-материалистической философии», вопросы же непосредственной творческой практики оставались в забвении.

РАПП как пролетарская литературная организация не могла не участвовать в разработке принципов пролетарской эстетики, но нового она ничего не дала. РАПП повторяла положение о том, что творчество есть не пассивно-созерцательное состояние субъекта, не бесцельная игра, а форма участия в классовой борьбе своего времени. РАПП писала о ведущем значении мировоззрения, идеи в художественном творчестве, Доказывая первенствующую роль мировоззрения, РАПП обращала этот тезис как против интуитивизма, субъективизма, стихийничества и созерцательности в творчестве, так и против фактографизма, теории литературы факта, формалистов и Лефа, снимавших задачу идейного перевоспитания писателя.

РАПП ориентировалась на реалистическое творчество, но она односторонне и поверхностно истолковывала реализм, обнаруживая некритическое отношение к определенным типам реализма прошлого. Одним из первых творческих лозунгов РАПП был лозунг «живого человека». Лозунг «живого человека», психологического анализа изображаемых героев дополнялся другим лозунгом «срывания всех и всяческих масок», и этим в сущности исчерпывалась художественная платформа РАПП и ее понимание реализма.

РАПП выдвинула неверный лозунг «догнать и перегнать классиков», вульгарно-механистически перенесенный из области экономических отношений на литературу.

В литературной жизни 1920-х годов наиболее разрушительную роль сыграл журнал «На посту», который начал издаваться в 1923 году. Ведущую роль в журнале играли И. Вардин, Г. Лелевич, С. Родов, Л. Авербах, А. Зонин, Ю. Либединский.

В первом же выпуске журнала, его учредители раскрыли свое кредо: «[…] встает, в качестве первоочередной, задача строительства своей классовой культуры, следовательно, и своей художественной литературы»[vi]. Там же было дано и определение новой литературы: «Пролетарской является такая литература, которая организует психику и сознание рабочего класса и широких трудовых масс в сторону конечных задач пролетариата, как переустроителя мира и создателя коммунистического общества»[vii].

Кроме того, напостовцы были убеждены, что пролетарская литература не может существовать вне партийного влияния и руководства.

Многие уже тогда ясно понимали сущность «напостовщины», так Б. Пильняк писал в 1923 году: «Напостовщина – это мне ясно теперь – не есть идейное движение, а есть реклама, спекуляция, истинный нэп и фальшивомонетничество, - но он может вонять, и воняет»[viii].

Один из руководителей РАППа В. Сутырин так характеризовал (правда, уже задним числом) самого зловещего критика той поры С. Родова: «Потрясающий схематизм мышления, не сравнимое ни с чем доктринерство, колоссальнейшее упрямство, необыкновеннейшая способность все большое сводить к малому и глубокое – к мелкому, нестерпимая ура-классовость и ультраортадоксальность – все эти качества, произросшие в «питательном бульоне» примитивнейших знаний, и составляют Родова, как литературное явление»[ix].

В 1924 году рапповцы выдвинули лозунг «одемьянивания литературы» смысл которого заключался в том, чтобы свести все художественное богатство литературы к единому образцу, а эталоном, как понятно из лозунга, должно было стать творчество Д. Бедного.

Развертывая в последние годы творческую дискуссию и признавая закономерным разнообразие творческих манер, руководство РАПП на практике встало на путь зажима дискуссии, административного окрика на некоторых писателей, идущих своим творческим путем. Это нашло довольно яркое отражение и в ряде лозунгов последних лет существования РАПП, например в лозунге о «столбовой дороге пролетарской литературы», образцом которой выдвигался творческий метод Фадеева, провозглашался, хотя и ненадолго, лозунг «одемьянивания поэзии».

 
         Библиография:

О политике партии в области художественной литературы, Резолюция ЦК РКП(б), «Правда» № 147 от 1/VII 1925; Родов С., В литературных боях, изд. «Жизнь и знание», М., 1926; Авербах Л., За пролетарскую литературу. О политике РКП(б) в области художественной литературы, изд. «Прибой», Л., 1926; Его же, Наши литературные разногласия, изд. то же, Л., 1927; Его же, Культурная революция и вопросы современной литературы, Гиз, М.—Л., 1928; Его же, О задачах пролетарской литературы, изд. «Московский рабочий», М.—Л., (1928); Его же, Спорные вопросы культурной революции, изд. то же, М., 1929; Его же, Перестраиваемся, изд. «Федерация», М., 1930; Его же, За гегемонию пролетарской литературы, ГИХЛ, М.—Л., 1931; Его же, Из рапповского дневника, Изд-во писателей в Ленинграде, Л., (1931); Шагинян М., Л. Авербах, Писатель болен?, Гиз, М.—Л., 1927; Либединский Ю., Учеба, творчество и самокритика, изд. «Московский рабочий», М.—Л., 1927; Его же, Генеральные задачи пролетарской литературы, ГИХЛ, М.—Л., 1931; Лузгин М., По литературным вопросам, Гиз, М.—Л., 1928; Его же, О творческом лозунге, изд. Жургазобъединение, (М.), 1932 (Б-ка «Рост»); Ермилов В., За живого человека в литературе, изд. «Федерация», М., 1928; Его же, Наши творческие разногласия, Доклад и заключительное слово по докладу на 3-й Ленинградской областной конференции пролетарских писателей, изд. «Московский рабочий», М., 1930; Творческие пути пролетарской литературы (Сборник I), Гиз, М.—Л., 1928; То же, сб. II, Гиз, М.—Л., 1929; Литературные манифесты, От символизма к Октябрю, подготовил к печати Н. Л. Бродский (и др.), изд. 2, «Федерация», М., 1929; Фадеев А., Столбовая дорога пролетарской литературы, «Прибой», Л., 1929; Его же, За художника материалиста-диалектика, (Сб. статей), изд. «Прибой», Л., 1930; Его же, Какая литература нужна рабочему классу, ГИХЛ, М.—Л., 1932; То же, изд. 2, дополн., ГИХЛ, М.—Л., 1931; Его же, На литературные темы (Сб. статей), ГИХЛ, М.—Л., 1932; Информационные материалы РАПП’а, изд. РАПП, М., 1928; То же, М., 1929; За генеральную линию пролетарской литературы, Документы и статьи, изд. «Московский рабочий», М., 1930; С кем и почему мы боремся, под ред. Л. Авербаха, «ЗиФ», М.—Л., 1930; Творческая дискуссия в РАПП’е, Сб. стенограмм и материалов III обл. конференции ЛАПП (15—21 мая 1930), под ред. М. Г. Майзеля и Н. В. Слепнева, изд. «Прибой», (Л.), 1930; К творческим разногласиям в РАПП’е, Сб. статей. К 3-й обл. конференции ЛАПП’а, изд. «Прибой», Л., 1930; Современное положение в литературе и задачи рабочего класса, Тезисы для докладчиков, ГИХЛ, М.—Л., 1930; Селивановский А., В литературных боях, Сб. статей, изд. «Московский рабочий», М., 1930; Его же, Творческие задачи пролетарской литературы, ГИХЛ, М.—Л., 1930; Его же, Попутничество и союзничество, ГИХЛ, М.—Л., 1932; Гельфанд М., О творческом методе пролетарской литературы и об ошибках налитпостовцев, изд. «Федерация», М., 1930; Киршон В., За развернутое наступление (На литературном фронте). Выступление на II Моск. обл. парт. конференции и на XVI съезде ком. партии, изд. «Московский рабочий» (М.), 1930; Против меньшевизма в литературоведении. О творчестве проф. Переверзева и его школы, Сб. статей, изд. «Московский рабочий», М., 1931; Афиногенов А., Творческий метод театра, ГИХЛ, М.—Л., 1931; Косарев А., Большевистскому поколению — ленинское руководство, изд. «Молодая гвардия», М., 1931; О развертывании творческой дискуссии в РАПП, Письмо секретариата РАПП, ГИХЛ, М.—Л., 1913; Рожков П., Против толстовщины и воронщины, ГИХЛ, М.—Л., 1931; Борьба за метод, Сб. дискуссионных статей о творчестве Д. М. Фурманова, А. Безыменского (и др.), ГИХЛ, М.—Л., 1931; За развертывание творческих течений в пролетарской литературе, Сб. статей, с предисл. Л. Мехлиса, изд. «Федерация», М., 1931; Пролетарская литература СССР на новом этапе, Сокращенный стенографический отчет 2-го пленума совета ВОАПП, ГИХЛ, М.—Л., 1931; Напостовство сегодня, Сб. статей, изд. «Красная газета», Л., 1931; Киршон В. и Мазнин Д., На высшую ступень, Призыв ударников в литературу, ГИХЛ, М.—Л., 1932; Макарьев И., Показ героев труда, ГИХЛ, М.—Л., 1932; Его же, О художественном показе героев труда, изд. Жургазобъединение, (М.), 1932 (Б-ка «Рост»); За перестройку работы РАПП, ГИХЛ, М.—Л., 1932 (Пособия литкружку, вып. 2); О задачах РАПП на театральном фронте, Постановление секретариата РАПП, ГИХЛ, Л., 1932; За перестройку литературно-художественных организаций (Сб. материалов), изд. Партиздат, М., 1932 (здесь напечатано постановление ЦК ВКП(б) от 23/IV 1932); За боевую творческую перестройку, под ред. А. Бейлина (и др.), Леноблиздат, (Л.), 1932; Усиевич Е., За чистоту ленинизма в литературной теории, ГИХЛ, М.—Л., 1932; Советская литература на новом этапе, Стенограмма I Пленума Оргкомитета Союза советских писателей (29 окт. — 3 нояб. 1932), изд. «Советский писатель», 1933; Журналы: «На посту» с № 1 по № 6 за 1923—1925; «На литературном посту» за 1926—1932; «РАПП» за 1931; «Пролетарская литература» за 1931—1932. «РАПП»



--------------------------------------------------------------------------------

[i] Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! М., Российский Государственный Гуманитарный университет, 1997. С. 145.

[ii] Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! М., Российский Государственный Гуманитарный университет, 1997. С. 145.

[iii] Цит. по: Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! М., Российский Государственный Гуманитарный университет, 1997. С. 145.

[iv] Герасимова В. Беглые записи // Вопросы литературы. – 1989. - №6. – С. 114-115.

[v] Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! М., Российский Государственный Гуманитарный университет, 1997. С. 271 .

[vi] На посту. – 1923. - №1. – С. 193.

[vii] На посту. – 1923. - №1. – С. 195.

[viii] Пильняк Б. Мне выпала горькая слава… Письма 1915-1937. М., 2002. С. 250.

[ix] Коржихина Т. Извольте быть благонадежны! М., Российский Государственный Гуманитарный университет, 1997. С. 146 .

Источник: сайт «История повседневности»
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика