Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваВторник, 27.06.2017, 15:11



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


Надежда Мандельштам


Воспоминания



Часть 1

Мандельштам Н.Я. Воспоминания. М.: Согласие, 1999, сс.I-XX, 7-231

Звездой * обозначены подстраничные примечания автора.

СОДЕРЖАНИЕ

Николай Панченко "Какой свободой мы располагали..."
Майская ночь
Выемка
Утренние размышления
Второй тур
Базарные корзинки
Интегральные ходы
Общественное мнение
Свидание
Теория и практика
Сборы и проводы
По ту сторону
Иррациональное
Тезка
Шоколадка
Прыжок
Чердынь
Галлюцинации
Профессия и болезнь
"Внутри"
Христофорыч
Кто виноват
"Адъютант"
О природе чуда
К месту назначения
Не убий
Женщина русской революции
Приводные ремни
Родина щегла
Врачи и болезни
Обиженный хозяин
Деньги
Истоки чуда
Антиподы
Два голоса
Гибельный путь
Капитуляция
Переоценка ценностей
Труд
Топот и шепот
Книга и тетрадь
Цикл


[I]

              "Какой свободой мы располагали..."

Двадцатый съезд рассек нашу интеллигенцию на две неравные части. С одной стороны - справа! - оказались верные, хотя и не явные сталинисты (Грибачев, Кочетов, Софронов), с другой - все неверные (левые), заявившие о своем неверии в движущую силу кнута и объединяющую роль колючей проволоки. Левых было много. Сначала почти столько же, сколько правых, потом - больше. Они охватили поэтов от Ахматовой до Александра Яшина, а либералов - до Корнея Чуковского, даже до Николая Чуковского и чуть ли не до Александра Чаковского. Левыми были Симонов и Катаев. Константин Федин встретил на улице и узнал (просто так - бесплатно) Надежду Мандельштам. А Алексей Сурков носил чайные розы в дом Ардовых (на Ордынке), куда приезжала из Ленинграда Анна Андреевна Ахматова.

Это было время объединения сил, и любая песня (Окуджавы) звучала как марсельеза, а любое выступление (Григория Свирского или Феликса Кузнецова) как социальное откровение и призыв к справедливости.

Все хотели, чтобы так продолжалось. А публичная выволочка Пастернака и тайная операция против Гроссмана, суд над Синявским и Даниэлем и высылка (за рубеж) без суда Александра Солженицына только добавляли горчинки (вроде миндаля) в это - в общем и целом - сладкое блюдо.

Все было хорошо (за исключением, которое только подчеркивало правило), всем было хорошо (кто не поступал плохо), и, главное, все были хорошие и отлично и радостно это сознавали.

"Приятно и радостно сознавать..." - уже вертелись слова вождя на розовом либеральном языке, когда появились "Воспоминания" Надежды Мандельштам и все испортили.

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика