Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваЧетверг, 27.04.2017, 14:02



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы


«Кузница»



«КУЗНИЦА» — Всесоюзное о-во пролетарских писателей (ВОПП «К.»). Вначале это была небольшая группа пролетарских писателей, к-рые в 1920, выйдя из московского Пролеткульта, образовали при открывшемся в том же году Литотделе (ЛИТО) Наркомпроса подотдел пролетарской лит-ры и стали выпускать журнал «Кузница». Название журнала перешло потом и на новый кружок. Первоначальное ядро «К.» составили московские пролеткультовцы: В. Александровский, С. Обрадович, Василий Казин, Николай Полетаев, Семен Родов, Мих. Волков, Мих. Герасимов, Гр. Санников и др., бывшие в 1919 главными сотрудниками журнала Пролеткульта «Гудки». К ним примкнули Владимир Кириллов (из петроградского Пролеткульта), Н. Ляшко, Иван Филиппченко и др. Молодой кружок вскоре становится в центре развития пролетарской лит-ры. В мае 1920 «К.» собирает на первое совещание пролетписателей до 150 участников, а осенью того же года по ее инициативе созывается уже Всероссийский съезд, на к-ром было положено начало Всероссийской ассоциации пролетарских писателей (ВАПП). «К.» привлекает в свой состав новых членов, выдвигает целый ряд талантливых художников слова. Творчество поэтов «К.» (прозаики в этот период 1920—1922 оставались на втором плане) было ярким выражением пролетарского поэтического стиля военного коммунизма, с его пафосом крушения старого мира, с его повышенным чувством интернационализма и коллективизма, с его культом труда и индустрии, с его революционной романтикой, символичностью и абстрактностью.

Однако уже тогда в «К.», являвшейся подлинным сгустком лучших сил пролетарской поэзии, намечался отрыв от повседневной политической практики пролетариата и его партии (достаточно сравнить поэзию «кузнецов» с поэзией Демьяна Бедного того же времени, чтобы убедиться в этом), тенденция, связанная с непреодоленным до конца влиянием А. Богданова (см.). Эта тенденция углубила и обострила трудности, возникшие в связи с переходом от гражданской войны к восстановительному периоду и необходимостью коренной творческой перестройки. «К.» не сумела остаться в авангарде пролетарского лит-ого движения на новом этапе. Ее крупнейшие поэты — Кириллов и Герасимов — «не приняли» нэпа и вышли из партии. В их творчестве, а равно и в поэзии Санникова, Обрадовича, нэп освещается как гибель революции. Абстрактно-символистические позиции превращаются в тормоз дальнейшего движения пролетлитературы. Одновременно «К.» отрывается от низового рабочего лит-ого движения, выдвигая кастовую идею включения в пролетписательские организации только вполне созревших и выявивших себя мастеров слова. Это приводит к расколу «К.» и к созданию новой группы пролетписателей «Октябрь» (см.), возглавившей пролетарское лит-ое движение на новом этапе и осуществившей переход от своеобразного революционного «символизма» к реалистическому показу действительности в эпоху строительства социализма.

В ответ на опубликование платформы «Октября», ставшей творческим знаменем пролетарской лит-ры восстановительного периода, «К.» выступила с пространной декларацией («Правда», 1923, № 186). В редакционной статье № 1 «Кузницы» за 1920 «К.» ставила себе скромные цели пока чисто учебного характера. Декларация 1921 («Кузница», № 7) стоит в сущности еще на прежней позиции, лишь конкретнее определяя задачи и содержание поэтической «учебы». В декларации 1923 «К.» провозглашает переход от учебы к наступлению по всему фронту искусства, назвав свою платформу «красным флагом». Вместо школы ученичества «К.» называет себя «ударным отрядом на передовых позициях идеологического и художественного фронта» в борьбе за «дело укрепления диктатуры и осуществления рабоче-крестьянской демократии на путях к коммунистическому о-ву». От критического преодоления, изучения и усвоения «К.» переходит к отрицанию и ниспровержению буржуазного искусства в лице символизма, футуризма и имажинизма и вместо него декларирует пролетарское искусство большого монументального стиля. Эта декларация была равнодействующей инерции абстрактно-символического этапа и уступок требованиям нового этапа и как половинчатый документ была сметена живым лит-ым развитием. Творческое отставание и организационные ошибки «К.» в 1923—1924 нашли себе дополнение в литературно-политических ошибках: нередкое блокирование с А. Воронским против ВАПП (см. участие «Кузницы» в специальной конференции совместно с «Перевалом» осенью 1924 года, конференции, ставившей целью создание антиВАППовского блока на основе отрицания массового характера пролетписательских организаций).

Чрезвычайно медленно совершалась творческая перестройка «кузнецов» в соответствии с задачами строительного периода революции. Только в 1925—1926 появляются произведения писателей «К.», знаменующие изживание творческого кризиса «К.» и приближение к общим творческим позициям пролетарского лит-ого движения. В осуществлении этой перестройки решающую роль сыграло прозаическое крыло «К.», отодвинутое на задний план в 1920—1924 и сейчас занявшее ведущее положение в «К.»: Ф. Гладков, Н. Ляшко, В. Бахметьев и др. Эта перестройка, хотя и запоздалая, привела и к организационному оживлению «К». «К.» издает «Рабочий журнал» [с 1924], затем «Журнал для всех» [с 1927], «Пролетарский авангард» [с 1929]. В нее входят новые силы: Г. Никифоров, Ф. Березовский и др.; вокруг нее группируются кружки рабочего молодняка: «Твори», «Рабочая весна», «Вагранка», «Коллектив имени Неверова» и др. Примыкают к ней национальные группы, открываются кружки в провинции. От обычных занятий в форме чтений «К.» переходит на работу по секциям: критической, прозаической, поэтической, кино-драматической. «К.» открывает литературно-художественные мастерские, кружок очеркистов и т. д. На московском совещании примыкающих к «К.» пролетарских писателей в мае 1928 было решено все существующие группы «К.» объединить во Всесоюзное о-во по принципу индивидуального членства и с правом добровольного объединения членов в кружки и группы. Устав О-ва был утвержден в январе 1929. К этому же времени была разработана новая декларация, утвержденная на I Всесоюзном совещании О-ва в апреле 1930, отражающая взгляды «К.» на пролетарское искусство и его роль в эпоху индустриализации и социалистической реконструкции СССР. Стилем пролетарского искусства провозглашается реализм как «реализм пролетарской борьбы», как «энергия пролетариата в битвах за свое самоутверждение, за социалистическое переустройство о-ва, за коммунистический мир». Совещание в обширной резолюции намечает меры к развитию «К.» в массовую организацию широких рабочих писательских сил, объявляет мобилизацию всех членов О-ва, учитывая обострение классовой борьбы в стране и необходимость большевистской непримиримости в деле обороны пролетарского искусства от влияния враждебных ему идеологий правого оппортунизма и «левых» загибов, выражает свое отношение к попутчикам и крестьянским поэтам, устанавливает свое понимание творческих путей пролетарской лит-ры и высказывается за консолидацию всех пролетарских литературных организаций. В мае 1928 — на Всесоюзном съезде пролетарских писателей — «Кузница» вошла в состав образованного этим съездом Всесоюзного объединения ассоциаций пролетарских писателей (ВОАПП) на правах самостоятельного члена, наряду с республиканскими ассоциациями.

Однако массовой организацией «К.» стать все же не удалось. Это объясняется рядом причин. С одной стороны, творчество «кузнецов» крайне пестро: в «К.» объединились писатели с различными художественными методами и даже различной классовой природой: художники школы «психологизма» — Бахметьев и отчасти Никифоров, — романтик и публицист Гладков, очеркист-бытописатель Жига, мелкобуржуазный романтик Низовой, ряд крестьянских писателей, Волков и др. Это не позволяет говорить об едином творческом облике «К.». Долгая борьба «К.» с ВАППом и РАППом приводила в ряды «К.» писателей, тяготеющих к «К.» исключительно по признаку несогласия с литературно-политической или организационной линией РАППа, творчески же совершенно несхожих между собой. Часть «кузнецов», хотя и обладала рабочими корнями, долго изживала меньшевистские предрассудки (Бибик, Ляшко) Наконец традиция кастового взгляда на пролетписательскую организацию как на группу только зрелых художников на практике тормозила превращение в массовую организацию. Все это мешало и осуществлению курса на консолидацию и вхождению «К.» в РАПП. Новый этап пролетарского лит-ого движения обнаружил ошибочность прежних установок «К.». В октябре-ноябре 1930 произошел раскол. Обе части, на к-рые распалась «К.», подали заявление о вступлении в РАПП, куда и были приняты после предварительной чистки. Группы «Кузницы» в настоящее время существуют на правах творческих группировок при местных АПП.

 
Библиография: I. «Кузница», 1920—1921; «Рабочий журнал», 1923—1925; «Журнал для всех», 1928—1929; «Пролетарский авангард», 1930; сб. «Твори», «Земля и фабрика», «Рабочая весна», Антология «К.» вышла в издании ФОСП в 1930.

II. Декларация писателей и поэтов группы «Кузница», «Кузница», 1921, VII; Якубовский Г. В., Практика и теория в творчестве «Кузницы» как проблема материалистического искусства, «Красная новь», 1923, VI; Ингулов С., На ущербе, «На посту», 1923, I; Его же, О живом человеке, «На посту», 1923, IV; Воронский А. К., О группе писателей «Кузница», в кн. его «Искусство и жизнь», М., 1924; Троцкий Л. Д., Литература и революция, ч. 1, гл. VI, изд. 2-е, Гиз, М., 1924; Лелевич Г., Творческие пути пролетарской литературы, М., 1925, стр. 27—34; Наказ делегату «Кузницы», входящему в комиссию по вопросам пролетарской литературы в Политбюро ЦК РКП(б), «Рабочий журнал», 1925, III; Родов С., Организация пролетарской литературы, изд. ВАПП, 1925; Горбачев Г., Два года литературной эволюции, Гиз., Л., 1926, стр. 64—79, 89—101; Якубовский Г., Литературные портреты писателей «Кузницы», Гиз., М., 1926; Родов С., В литературных боях, «Жизнь и знание», 1926; Коган П., Пролетарская литература, Иваново-Вознесенск, 1926; Задонский М., Вопросы объединения, «Журнал для всех», 1929, II; «Кузница», Всесоюзное общество пролетарских писателей, изд. ВОПП, «К.», М., 1929 (Материалы о целях и организации о-ва); Полонский В. П., Очерки литературного движения революционной эпохи, изд. 2-е, Гиз., М., 1929, стр. 51—55; Литературные манифесты: От символизма к Октябрю, Сборник материалов, подготовили к печати: Н. Л. Бродский и др., изд. 2-е, М., 1929; Серебрянский М., Романтика медиумов (О декларации «Кузницы»), «На литературном посту», 1929, XXIII (Декларацию см. в «Лит-ой газете», 18/XI 1929, № 31); Чернявский Е., За реконструкцию пролетлитературы (О разногласиях «Кузницы» и РАППа), «Журнал для всех», 1929, XI; Якубовский Г. В., Писатели «Кузницы», М., 1929, Саянов В., Современные литературные группировки, изд. 2-е, Л., 1930, стр. 109—111; Жига И., За пересмотр и перестройку, «Литературная газета», 24/X 1930, № 49. См. также ст. об отдельных писателях «Кузницы».


Источник: Литературная энциклопедия: В 11 т. — [М.], 1929—1939
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика