Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваСуббота, 16.12.2017, 08:10



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы



Георгий Адамович  
    


Литературные заметки. Книга 2 ("Последние новости": 1932-1933)




1932

МЫСЛИ И СОМНЕНИЯ:
СТИХИ В. СМОЛЕНСКОГО
< «ОГНИ В ТУМАНЕ» ВС. Н. ИВАНОВА >
< «ХУДОЖНИК НЕИЗВЕСТЕН» В. КАВЕРИНА >
«СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПИСКИ». КНИГА 48-я. Часть литературная
< «СТИХОТВОРЕНИЯ» В. РОПШИНА (САВИНКОВА). –
ЗАМЕТКИ О СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
О КНИГЕ ЛОРЕНСА
<«ПАРИЖСКИЕ НОЧИ» ДОВИДА КНУТА. –
< «ОХРАНННАЯ ГРАМОТА» Б. ПАСТЕРНАКА >
«СУМАСШЕДШИЙ КОРАБЛЬ»
< «CEBEPHOE СЕРДЦЕ» АНТ ЛАДИНСКОГО. –
О «ПАФОСЕ МОСКВЫ»
«СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПИСКИ». КНИГА. 49-я. Часть литературная
Стихи
<«ЖИЗНЬ КЛИМА САМГИНА» М.ГОРЬКОГО >
НОВЫЕ ВЕЯНИЯ
«СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПИСКИ». Книга. 50-я. Часть литературная
<«ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦА» Н. БЕРБЕРОВОЙ. –
ЗАМЕТКИ О СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ:
<«СЧАСТЬЕ» Ю. ФЕЛЬЗЕНА. – КЛЕТЧАТОЕ СОЛНЦЕ» А. ТАЛЬ >

1933

<«СКУТАРЕВСКИЙ» ЛЕОНИДА ЛЕОНОВА >
«ЧИСЛА». КНИГА 7-8
СТИХИ ПАСТЕРНАКА («ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ»)
ИГРОК
ЗАМЕТКИ О СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ:
«Современные записки». Кн. 51-я. Часть литературная
ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ
ДНЕВНИК МАРИЭТТЫ ШАГИНЯН
«МАСКИ» АНДРЕЯ БЕЛОГО
ПУТЕШЕСТВИЕ В ГЛУБЬ НОЧИ
ТРИ ПЬЕСЫ:
СТИХИ:
«СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПИСКИ». КНИГА 52-я. Часть литературная
ПИЛЬНЯК И БАБЕЛЬ
ПОСЛАНИЯ ЧИТАТЕЛЕЙ
«Числа». Книга девятая
«ЭНЕРГИЯ»
НА РАЗНЫЕ ТЕМЫ:
СОВЕТСКИЙ РЕМАРК
ШОЛОХОВ
НЕ АПОЛОГИЯ
< «ГУЛЯЙ-ВОЛГА» АРТЕМА ВЕСЕЛОГО.
НА РАЗНЫЕ ТЕМЫ:
ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
«СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПИСКИ». КНИГА 53-я. Часть литературная
9-ГО НОЯБРЯ
ПЛАН
< «ДРЕВНИЙ ПУТЬ» Л.ЗУРОВА. –
НА РАЗНЫЕ ТЕМЫ:
ПРИМЕЧАНИЯ
ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ

Сноски
Георгий Адамович (1892-1972)
Литературные заметки Книга 2. («Последние новости 1932-1933)

1932

МЫСЛИ И СОМНЕНИЯ:
О ЛИТЕРАТУРЕ В ЭМИГРАЦИИ



Прошлой весной в Париже устроен был одним эмигрантским журналом вечер поэзии. Участвовали поэты заслуженные и поэты юные, читали стихи нараспев, меланхолическими и негромкими голосами, бледной рукой поправляли «непокорную» прядь на лбу, в искусных и размеренных строфах говорили о любви, одиночестве, смерти, надежде, тоске… Было скучновато. Публика позевывала, но аплодировала.
При выходе, в толпе, я услышал замечательный диалог:

– Представьте себе, — говорил кто-то, — здесь, на этой эстраде, Маяковского! С его глоткой, с его пафосом, с его стихами. Какой бы это был триумф! После них всех…
– Да, конечно, триумф был бы… Да.

Отвечавший соглашался неохотно. Помолчав, добавил:

– И, все-таки, его стихи были бы самыми плохими из всего, что сегодня было прочитано.

Дело не в Маяковском, конечно. Дело шире. Маяковский лично не интересен, при всем его таланте. О нем, собственно говоря, и спорить нечего. О нем невозможно задуматься: все ясно, как дважды два.

Но и тот « вечер поэзии » отошел на задний план. Говоривший обобщил вопрос, освободив его элементов случайности. С ним хотелось согласиться потому именно, что он в своем общем противопоставлении литературы эмигрантской литературе советской эту эмигрантскую литературу мыслил «идеально». Он обогащал ее тем, чего в ней нет. Он сам всем своим обликом казался тем ее героем, о котором она, в сущности, ничего еще не рассказала.

Когда думаешь на эти темы, множество «за» и множество «против» встает в сознании. Но человеческий ум плохо мирится с неурядицей и путаницей противоречивых доводов. Он стремится к ясным положениям. Он жертвует одними доводами ради других, — или осмотрительно обходит все то, что покой его может смутить.
Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика