Библиотека поэзии Снегирева - Дмитрий Кедрин. Мужская работа. Часть 2
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:29



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Дмитрий Кедрин

 

   Мужская работа

         Часть 2

 
РУССКИЙ ОФИЦЕР

Над опушкой, где вражий стан,
Небосвод от огня багров...
Ты летишь туда, капитан,
Большевик Николай Петров.
Ты носить над огнем привык
Два бестрепетные крыла!..
Но сегодня твой штурмовик
Вражья очередь подожгла.
И горючее, точно кровь,
Вытекает по каплям вниз...
- Ты горишь, Николай Петров! -
Окликают друзья. - Вернись! -
Но недаром ты - большевик
И отчизны верный слуга!..
Твой пылающий штурмовик
Беспощадно громит врага.
Наземь падая, на лугу
Он ударился о блиндаж...
Соколиную жизнь врагу
Ты задешево не отдашь!
Вот могучий родной мотор
Заработал - и круто взмыл
От земли в голубой простор
Серокрылый тяжелый "Ил"!..
Скрылся луг, где он падал. Там
Стынет черная вражья кровь...
Русской гвардии капитан,
Большевик Николай Петров,
Ты, храним боевой судьбой,
В лапах смерти остался цел...
Скоро снова пойдешь ты в бой,
Мы гордимся тобой, офицер!

27 августа 1943

 
 
УДАЧНАЯ ОХОТА

Из села везут два фрица
Скарб колхозный на коне...
Первый молвил: - Что за птица
Появилась в вышине?

Отвечал второй грабитель:
- Эта птица - русский ас.
Хорошо, что истребитель
Предназначен не для нас!..

В это время: - Ну-ка, Федя, -
Говорит себе пилот,
- Погляди-ка: кто там едет
И проверь-ка, что везет?

Точно куры на насесте,
"Вульфы" прячутся во мгле,
Но врага в порыве мести
Мы найдем и на земле!

Прямо с неба атакован,
Мертвый фриц лежит в пыли.
От коня ж - одну подкову
В поле только и нашли!..

А мотор советский ходок:
Дальше мчится "Як", и вот
Караван фашистских лодок
Вдоль по озеру плывет.

Летчик молвил: - Ишь, проспаться
Немцам некогда спьяна.
Им полезно искупаться:
Чай, вода-то холодна!

Что на озере творится?!
Тонут немцы! Посмотри,
Как на дно ныряют фрицы
И пускают пузыри!..

Самолет ведя на роздых,
Молвил ас: - Врагам - равно
Плавать, подниматься в воздух
И ходить - запрещено!

28 августа 1943

 
 
ВРАГ ЗАБЫЛ ОДНО УЧЕСТЬ

Вгрызаясь в землю, точно крот,
Враг возводил за дотом дот,
Он почву оковал в бетон,
Оплел ее железом он,
Зарыл в лесах и средь лощин
Широкий пояс мощных мин
И твердо верил, что за ним
Он выстоит - несокрушим!
Враг позабыл одно учесть,
Что над землею небо есть!..
Наш командир отдал приказ:
- Вперед! - Ив этот грозный час
Спикировал из облаков
На немцев строй штурмовиков.
Они на бреющем прошли
У скованной врагом земли
И все, что год готовил он:
Железо, мины и бетон,
А вместе с ними немец сам -
Взлетело прахом к небесам!
Тогда огонь врага умолк
И на него советский полк,
Крича - "Ура, штурмовики!" -
Лавиной ринулся в штыки!

30 августа 1943

 
 
ДОНБАСС - НАШ!

Раскат московского салюта
И гордый Родины приказ
Гласят, что из неволи лютой
Советский вызволен Донбасс!

Мы бьем фашистов в битвах жарких
Во всех краях, на всех путях.
Над Всесоюзной Кочегаркой
Победно реет красный стяг!

Вновь из Донбасса в домны, в горны
Польются уголь и руда,
Чтоб нам с ордой фашистской черной
Покончить раз и навсегда!

9 сентября 1943

 
 
КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ

На полу игрушки. В доме тишь.
Мама вяжет. Ты спокойно спишь.
В темно-голубой квадрат окна
Смотрит любопытная луна.
Где-то в небе возникает вдруг
Ровный-ровный, нежный-нежный звук,
Словно деловитая пчела
Песню над цветами завела.
В ясном небе близ луны плывет
Маленький отцовский самолет.
"Спи, сынок! - гудят его винты. -
Чтоб в саду играл спокойно ты,
Чтоб лежали в домике в тылу
Детские игрушки на полу,
Каждый вечер ввысь взлетаю я,
И со мной летят мои друзья!
Вражьи "юнкерсы" еще бомбят
Беззащитных маленьких ребят.
Их глаза незрячие пусты,
Их игрушки кровью залиты!
Чтоб добыть победу, чтоб принесть
Детям счастье, а фашистам месть, -
Чуть настанет вечер, над тобой
Мы летим на Запад, в жаркий бой!.."
В темно-голубой квадрат окна
Смотрит любопытная луна.
На полу игрушки, в доме тишь.
Мама вяжет. Ты спокойно спишь.
Над тобой отцовский самолет
Песню колыбельную поет.

1943

 
 
ГЕРОЙ ЖИВ

Он год назад ушел в полет
И винт его замолк.
Но однокашника все ждет
Его гвардейский полк.

Белеет, хоть прошла зима,
Ушанка на стене,
И командир в конце письма
"Ждем!" - написал жене.

Его в землянке книга ждет,
И правофланговой
На перекличке вот уж год
Твердит, что жив герой.

В родном полку ждет новый "Ил"
Пилота своего,
И в военторге друг купил
Погоны для него.

И если друг тот в смертный бой
С фашистами идет,
В бою он слышит над собой
Незримый самолет.

И "юнкерса" дырявя бронь,
Круша ему бока,
Он чует пушечный огонь
С того штурмовика.

Потом, когда начнут друзья
Считать врага урон,
Он скажет: "юнкерса" сбил я,
А "мессершмитта" - он!"

И весть летит во все концы:
Друг не погиб! Он тут!..
Товарищ! Павшие бойцы
В сердцах у нас живут!

8 октября 1943

 
 
ДНЕПР

Лишь зардело наше знамя
Над пучиною Днепра,
Ветер мести над полками
Зашумел: - Давно пора!

Серебро казачьей шашки
Вновь я вижу в добрый час.
У врага в неволе тяжкой
Я, старик, заждался вас!..

Было время, - полный блеска,
Синевы и звездной мглы,
Мимо древних стен Смоленска
Я катил свои валы.

Но явился злобный немец
И ступил ногой врага
Черный немец-иноземец
На крутые берега.

И у старого причала,
Где камыш встает со дна,
Трупы девичьи качала
Омраченная волна.

Но, дрожа стальною дрожью,
Помнил я: мой синий вал
Славный берег Запорожья
Встарь когда-то омывал!

Скошен пулей партизанской,
На моем песчаном дне
Враг лежит в тяжелой каске
С автоматом на ремне!..

А вчера - старуха Волга -
Русских рек седая мать -
Мне шепнула, что недолго
Вас, друзья, осталось ждать.

И пришли вы с прежней славой
На родные берега,
Чтобы Киев златоглавый
Взять обратно у врага.

Пусть мне лодки ваши вверят!
Я их бережно снесу
На далекий правый берег,
На песчаную косу.

И, струясь зеленым бором,
Передам сестре - Двине,
Чтоб была готова скоро
Встретить вас, подобно мне!

17 октября 1943

 
 
ДНЕПРОПЕТРОВСКУ

Здравствуй, город чугуна и стали,
Выдержавший бой с лихим врагом!
Варвары тебя не растоптали
Кованым немецким сапогом.

Молчаливый, опустевший, темный,
Ты, как воин, а не как слуга,
Погасив пылающие домны,
Встретил ненавистного врага!

Жаждавший днепропетровской стали,
Немец получил ее в ночи
Только пулями, что залетали
В дом, где пировали палачи!

Вдоль твоих проспектов и бульваров
Враг поставил виселицы в ряд.
Но сердца суровых сталеваров
Крепче стали, что они варят!

И в октябрьский день, уже нежаркий,
В своего освобожденья час,
Шумом лип Шевченковского парка
Воскрешенный город встретил нас!

Радость стариков и смех подростков,
Все, чем ты, победа, дорога, -
Нам залог, что сталь Днепропетровска
Скоро полетит в лицо врага!

1943

 
 
КОМСОМОЛЬСКИЙ БИЛЕТ

Майор недоволен: к майору нет-нет
И снова комсорг пристает,
Ворча, что ему комсомольский билет
Упрямый майор не сдает.
Взамен партбилет получил он давно,
К чему ему книжка? Балласт!..
Пускай нажимает комсорг! Все равно
Билета майор не отдаст!
Майор к этой книжке привык с давних пор!..
Готовясь подняться в полет,
Билет комсомольский суровый майор
В карман гимнастерки кладет!
Майора сквозь жизнь эта книжка вела,
Как путника - компас сквозь лес.
Он с ней вырастал из орленка в орла
И вырос до самых небес!
Он видеть привык в этой книжке - залог,
Поруку за юность свою!
Был кровью его обагрен уголок
Ее переплета в бою!
"Чудак наш комсорг, - говорит он с собой, -
Моложе меня - не найдешь!
Какой я, скажите, старик, если в бой
Летает за мной молодежь?!
Ведь возраст участника битв и побед
Считается не по годам!"
И, спрятав в карман комсомольский билет,
Решает майор:
- Не отдам!

29 октября 1943

 
 
РОЖДЕНИЕ ШТУРМОВИКА

Еще лежал Ильюшина чертеж,
Исполнен мелом на бумаге синей,
Сырым проектом, испещренным сплошь
Зигзагами молочно-белых линий.
Но, накликая близкую беду
На головы насильников Европы,
Уже высокосортную руду
Уральские давали рудокопы.
И в бессемерах броневую сталь
Свердловские варили сталевары,
И за деталью новую деталь
Штамповщики упорно штамповали.
Враги стояли у советских стен,
Охваченные замыслом недобрым,
А в это время где-то в пункте Эн
Был грозный штурмовик до гайки собран!
Страна в него вложила гнева пыл,
Что был, как сталь расплавленная, душен.
Да! Вовремя создал советский тыл
Тот самолет, что изобрел Ильюшин!
Был точно в срок на фронт доставлен он,
И в первом же сраженье беспримерном
Испепелил фашистский эшелон,
Летя на нем, бесстрашный летчик Герман!

1 ноября 1943

 
 
* * *

Все дальше на запад советский боец
Шагает в огне и в дыму.
Ни горы, ни реки, ни штык, ни свинец -
Ничто не преграда ему!

Он слышит, как стонет земля: - Помоги!
Я жду избавления дня!
Скорее на запад! Лихие враги
Еще оскверняют меня!

К нему долетает сквозь гром батарей
Идущий от самой души
Призыв полонянок: - На запад скорей!
Товарищ боец! Поспеши!

Покуда еще в нашей русской груди
Не стынет фашистский свинец,
Спаси нас от гибели! Освободи,
Бесстрашный советский боец!

Повешенных трупы мелькают в дыму,
Могилы встают на пути,
И шепчет трава на могилах ему:
- Товарищ боец! Отомсти!

Он все это слышит и, гневом объят,
Над пламенем битвы встает,
Берет на ремень боевой автомат
И снова шагает вперед!

6 ноября 1943

 
 
КИЕВ

Древний город, стольный Киев,
Сердце Украины!
Наступал сапог Батыя
На твои руины,
Жадный лях рукою дерзкой
Воровато щупал
Лавры Киево-Печерской
Золоченый купол.
Но была от их набегов
Русь твоей оградой.
Ты повесил щит Олегов
На вратах Царьграда,
Ты Москве назвался братом,
Стал с ней общим станом,
И грозила супостатам
Булава Богдана...
Ты дождался жизни новой
Радостного часа:
Сбылось пламенное слово
Вещего Тараса!
Но наставил палец Вия,
Взор навел змеиный
Лютый враг на вольный Киев -
Сердце Украины.
Ой, не думал ты, что станет,
Поганя Крещатик,
Среди золота каштанов
Эшафот дощатый!
Ой, не думал ты, что глянут
На пожар средь ночи
Полонянок-киевлянок
Плачущие очи!
Издевался ненавистный
Враг, тебя бичуя,
И шепнул ты, зубы стиснув:
"Ой, народ! Ты чуешь?"
И к тебе сквозь визг картечи,
Над Днепром кочуя,
Докатилось издалече
От народа: "Чую!
Потерпи, брат! Сгинет ворог!
Наши не ослабли!
Не просыпался их порох!
Не погнулись сабли!.."
Вот и встал, врага осилив,
Красный витязь зоркий
На Аскольдовой могиле,
Владимирской Горке!
И звучат слова живые
Песней соловьиной:
Стал свободным вольный Киев,
Сердце Украины!

7 ноября 1943. Действующая армия

 
 
"ЗА АНКУ!" 
                        (Баллада)

Войдя в землянку, лейтенант взглянул на столик свой.
Глядит, письмо ему пришло по почте полевой.
Оно со штампом городка, где сгорбленная мать
И белокурая сестра его остались ждать.
"Сынок! - писала мать ему. - Враг побывал у нас,
И мне пришлось одной встречать освобожденья час:
Веселой Анки нет в живых! Вломившись к нам в жилье,
Солдат фашистский осквернил и заколол ее!..
Я одинока и больна, а ты - в боях, в пути.
Шлю карточку ее тебе: гляди, сынок, и мсти!"
Пилот над карточкой сестры склонялся до утра.
Смеясь, глядела на него кудрявая сестра.
Была невинна белизна девической руки
И в толстой золотой косе темнели васильки...
Про все на свете лейтенант забыл в своей тоске:
Мужская трудная слеза скатилась по щеке.
Воспоминанья детских лет! Виденья светлый мир!..
Он не заметил, как вошел в землянку командир.
А командир его письмо прочел из-за плеча,
Прочел и понял, как тоска пилота горяча,
Как жажда мести велика, как гнев священный прав!..
Он фото взял и вышел в дверь, ни слова не сказав.
В тот день у взлетной полосы был вывешен плакат,
И нежное лицо сестры на нем увидел брат.
"За Анку! - говорил плакат, - за смерть ее, за честь,
Месть кровожадному врагу! Безжалостная месть!"
Шум подготовки боевой опять шумел вокруг.
И штурман летчику сказал:
- За Анку, старый друг! -
- За Анку! - молвил моторист, готовя бомбовоз.
И маленький стрелок-радист
- За Анку! - произнес.
И лейтенант в машину сел, надвинув шлемофон,
Взял ручку и, давая газ,
- За Анку! - молвил он.
На старт рулили корабли и в бой за строем строй
Шли, в воздух подняты его замученной сестрой...
Досталось немцам в этот день! - узнали мы потом:
Их десять клали под одним березовым крестом.
И летчик матери писал: "Пусть Анка спит! Она
Подразделением моим сполна отомщена!"

11 ноября 1943

 
 
ПЫШКИ И ШИШКИ

Русский хлеб делить враги
Стали рано слишком:
Дескать, фрицам - пироги,
А румынам - пышки.
Занося арийский нос
Все наглей и выше,
Нам они сулили воз
Синяков да шишек.
Но к пшеничным пирогам
Мы охочи сами:
Мы оставили врагам
Шишки с синяками.
Недалек расплаты срок,
Скоро гадам крышка!
Что ни сводка - нам пирог,
А фашистам - шишка!

12 ноября 1943

 
 
НЕ ДО ЖИРУ, БЫТЬ БЫ ЖИВУ...

Наглый немец
шел по миру
И жирел,
гребя наживу.
Нынче немцу
не до жиру:
Самому хоть
быть бы живу!

18 ноября 1943

 
 
ГОМЕЛЬСКАЯ ИЛЛЮМИНАЦИЯ

Мы врага повсюду ломим,
Наша улица длинна:
От Воронежа на Гомель
Пролегла стрелой она!

У людей советских - праздник:
Нынче с улицы Побед,
Что ни ночь, - фашистов дразнит
Боевых салютов свет!

Враг, в тупик попавший узкий.
Чешет битые бока
И глядит на праздник русский
Из глухого тупика!

27 ноября 1943

 
 
СТРАНИЦА ИЗ ПРОШЛОГО

Деникинцев банды на Астрахань шли,
Был город блокадой зажат...
Врагов самолеты, как злые шмели,
Над красной твердыней кружат.

Несутся на бреющем! Жарят в упор!
На нас налетают чуть свет!..
Есть в Астрахани допотопный "Ньюп_о_р",
Но капли горючего нет!

Враги над раздольем приволжских низин
Кружатся и бьют наповал...
- Найти заменитель, раз вышел бензин! -
И химиков Киров созвал:

- Друзья! Постоим в эти трудные дни
За славу Советской земли!
Подумав, из нефти и спирта они
Замену бензина нашли.

А враг собирается в новый налет.
Ну, что ж! Мы не будем в долгу!
На старом "Ньюп_о_ре" безвестный пилот
Поднялся навстречу врагу.

"Ньюпор" задыхался. Казалось, мотор
Замолкнет, и вся недолга!
Но летчик, поднявшись в небесный простор,
Пошел на машину врага.

Противник, не думавший встретить отпор,
Струхнул, завилял и раскис...
Зашел ему в хвост допотопный "Ньюпор"
И пулями сбил его вниз!

Так, волею Кирова, той, что ведет
В бой всех, кто отважен и смел,
С победой безвестный советский пилот
В родимое небо взлетел!..

Товарищ! Где б ты в небеса ни взмывал,
Подумай, пускаясь в полет:
Не Киров ли рядом с тобой на штурвал
Спокойную руку кладет?

Не он ли ночами, над картой склонен,
Маршрут пролагает тебе?..
Бессмертный, к победам ведет тебя он,
И ты побеждаешь в борьбе!

7 декабря 194?

 
 
СУД ИДЕТ

В наш мирный край ворвался враг.
Он сеял смерть, он сеял страх,
Идя по грудам мертвых тел,
Он вытравить из нас хотел
К свободе гордую любовь
И превратить людей в рабов!
Он был жесток и злобен. Он
Не пощадил ни наших жен.
Ни сел, ни дедовских могил:
Разрушил, осквернил, убил
Все, что сумел, и все, что смог...
И вот настал расплаты срок!

Вперед на запад там и тут
Войска Возмездия идут,
И каждому бойцу в пути
Могилы шепчут: - Отомсти!
Развалин трубы, глядя ввысь,
Под ветром воют: - Расплатись!

И воин отвечает им:
- Я отомщу! Мы отомстим!
Где б он ни скрылся, подлый враг:
В глухих пещерах, на горах,
В лесах, от жертв своих вдали,
В болотах на краю земли, -
Повсюду будет найден он,
В край, что разрушил, приведен
И на колени брошен тут
На наш последний грозный суд!

3 декабря 1943

 
 
БЕЗНОГИЙ

Вот ведь грех, скажи на милость:
Чуть пустился фриц в бега,
У фашиста подломилась
Итальянская нога.

Костыли спасают вора:
Он бежит на них в пыли,
Но предчувствует, что скоро
Подведут и костыли!

3 декабря 1943

 
 
УКРАИНСКАЯ КУХНЯ

В "Фатерланде" не сиделось
Фрицам-генералам:
Поживиться захотелось
Украинским салом.

Тех, кто им пророчил беды,
Не желали слушать:
Им приспичило отведать
Полтавских галушек.

Покорить и Днепр, и Припять
Мнилось им - безделка!
Захотелось фрицам выпить
Киевской горелки.

Их друзья за стервецами
Стаей налетели:
Нежинскими огурцами
Закусить хотели...

Мы к гостям незваным пушек
Повернули дула.
От полтавских от галушек
Им бока раздуло.

Их горелка - ряд за рядом
На полях простерла.
Нежинский огурчик гадам
Встал поперек горла!

Побежали без оглядки
Фрицы-генералы,
И пришлось им мазать пятки
Украинским салом.

4 декабря 1943

 
 
МЫ ПОМНИМ, РОДИНА!

Всех прочих богаче и краше,
На целую землю одна
Стояла, как полная чаша,
Советская наша страна!

Впервые за долгие годы
Слились в нашем вольном краю
Забывшие распри народы
В одну трудовую семью.

Трудились и жили затем ли
Мы, дети Советской земли,
Чтоб эту свободную землю
На рабство враги обрекли?

Нет! В дыме сражений кровавых
Мы помним, о, Родина-мать,
Наш долг и высокое право -
Свободу твою защищать!

Во дни этой грозной годины
Мы все меж собою - друзья.
Как сталь, и крепка, и едина
Советских народов семья!

Врагам ничего не прощая,
Несем мы им кару и суд.
Мы братьям своим возвращаем
Их право на счастье и труд!

5 декабря 1943

 
 
ЕЩЕ ОДНА ОПЛЕУХА

Битый фриц охрип от брани:
Дружбы наций торжество,
Наша встреча в Тегеране -
Оплеуха для него!

Разузнав о встрече этой
И о чем велась там речь,
Гитлер жалобным фальцетом
Заскулил: "Не надо встреч!.."

7 декабря 1943

 
 
ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ НОВИНКИ

Враги сошлись
Среди руин,
От страха
Оба полуживы.
- Что слышно, Фриц? -
Спросил один.
Другой ответил:
- Слышно взрывы!..

Им станции
Менять пришлось
По партизанскому
Почину:
Составы ходят
Под Откос
И отправляются -
На Мины.

Но в технике,
Придя сюда,
Враги кой-что
Приобретают:
Шли по земле
Их поезда,
А тут -
По воздуху летают!

11 декабря 1943

 
 
КОМСОМОЛЬСКАЯ КЛЯТВА

Мы недаром, товарищи, с вами клялись,
Что врагам отомстим за разбой:
Комсомолец-пилот поднимается ввысь
И бесстрашно кидается в бой!
Гарь лежит на сухой обожженной траве
И, под мин завыванье и свист,
На фашистские доты тяжелый "KB"
В лоб ведет комсомолец-танкист!
И народным карающим мстителем став,
Оскорбленной отчизны слуга,
Партизан-комсомолец тяжелый состав
Подрывает в тылу у врага!
Чтобы штык пехотинца был в схватке остер,
Днем и ночью, готовый к труду,
Выдает на-гор_а_ комсомолец-шахтер
Сверх намеченных планов руду!
Чтобы после суровой страды боевой
Вновь свободно вздохнул наш народ.
Машинист-комсомолец к черте фронтовой
Эшелоны с горючим ведет.
Выбивая врага из разрушенных сел,
Вырывая друзей из тюрьмы,
Обещанье народу наш дал Комсомол,
Обещание выполним мы!

16 декабря 1943

 
 
КАРА

С лика земли Правосудьем стерты,
Казнью позорною казнены
Трое насильников и четвертый -
Подлый предатель своей страны!

Не обвинитель в судебном зале,
Вся наша Родина, вся земля,
Все, кто живет на земле, сказали:
- Извергам - смерть! Палачам - петля!

Слыша, как судят бандитов этих,
Мертвые, вставшие из земли,
Женщины наши и наши дети
Требовать кары для них пришли!..

Те, кого враг убивал, бесчестил,
Мучил без жалости и стыда,
Праведной, скорой, священной мести
Ждут для разбойников от суда!

Всем будет воздано по заслугам!
Армия мщенья идет вперед.
Нынче - оплачено вражьим слугам,
Завтра - придет господам черед!

21 декабря 1943

 
 
НАДЕЖНОЕ БОМБОУБЕЖИЩЕ

С грозного неба
В немецкий лоб
Сыплются бомбы
Со свистом режущим,
И убеждается фриц,
Что гроб -
Самое лучшее бомбоубежище!

22 декабря 1943

 
 
"КУКУШКА"

Стоял на полянке, заросшей травой,
Фашистский солдат у лесного завала.
И вдруг на сосне над его головой
Кукушка незримая закуковала.
- Ответь, - он спросил, - сколько жить мне сулит
Твое кукованье, лесная болтушка? -
- Пока моя пуля к тебе долетит! -
Ответила с дерева басом "кукушка".

24 декабря 1943

 
 
В НОЧНОМ ПОЛЕТЕ

Замолк далекий отзвук грома,
Звезда вечерняя зажглась.
Со своего аэродрома
Ночь тихо в воздух поднялась.

Она летит - и вслед за нею
Ты старта попросил: пора!
Вот твой мотор чуть-чуть слышнее
Ночного пенья комара.

Поляны, что давно знакома,
Уже вдали не видишь ты...
Жена теперь, наверно, дома,
И на столе ее - цветы.

А сын сквозь длинные ресницы
Спросонок взглянет и вздохнет.
Ему сейчас, быть может, снится
Отца далекий самолет.

Как тихо над передним краем!
Нигде не разглядеть ни зги.
Но знаешь ты, что тьма сырая
Обманчива: внизу - враги!

Чтоб в День победы в доме старом
Обнять сынишку и жену,
Сейчас ты бомбовым ударом
Вспугнешь ночную тишину.

Вокруг запляшут в это время
Разрывов желтые мячи.
Начнут рубить глухую темень
Косых прожекторов мечи.

Но, отбомбившись, ты под тучи
Уйдешь - и канешь за рекой
Незримым мстителем летучим
За наш нарушенный покой!

<1943>

 
 
КОТ

На тюфячке, покрытом пылью,
Он припеваючи живет,
Любимец третьей эскадрильи -
Пушистый одноухий кот.

Землянка - тесное жилище,
Зато тепла землянка та...
Комэск в селе на пепелище
Нашел бездомного кота.

Бывает - полночь фронтовая,
Темно... По крыше дождь сечет...
И вдруг, тихонько напевая,
На стул комэска вспрыгнет кот.

Снаружи ветер глухо воет,
В окошке не видать ни зги...
А кот потрется головою
О фронтовые сапоги,

И просветлеет взгляд комэска,
Исчезнет складочка у рта.
Как полон золотого блеска
Давно забытый взгляд кота!

И кажется, не так уж сыро
И дождь в окно не так стучит.
Уютной песенкою мира
Кота мурлыканье звучит.

И словно не в консервной банке
Горит фитиль из волокна,
И мнится, что в пустой землянке
Вот-вот заговорит жена.

1943

 
 
БАЛЛАДА О РУССКОМ ПЛЕННОМ

Был в плен эсэсовцами взят
Советский раненый солдат.
Капрал солдата в плен забрал,
И порешил толстяк капрал:
На ферму, где отец и мать,
В подарок пленника послать.

Тогда был крепко связан он,
Посажен немцами в вагон
И силой, как домашний скот.
Доставлен в дом своих господ.
Его кормил кулак глухой
Картофельною шелухой,
Капрала лысая жена
Над ним глумилась дотемна,
Ему хозяйские друзья
Кричали: "Русская свинья!"
Но русский жить рабом не мог:
Он дом хозяина поджег,
Его гостей, что пили ром,
Убил тяжелым топором,
Забрал с собой в дремучий лес
Ковригу хлеба - и исчез.

Вдогонку послан был отряд
Шпиков, ищеек и солдат.
Они от города вдали
В болоте пленника нашли,
Где он, от голода без сил,
Упал - и сон его скосил!
И бюргеры в воскресный день
Вкруг бочки с пивом сели в тень
Деревьев, глядя на помост,
Где суд творился, скор и прост.

Беглец пощады не просил.
Жалел, что не хватило сил
Уйти. Сказал, что если б мог -
Не дом, а город бы поджег!..
Вот голову его, как мяч,
Подбросил в воздух герр палач,
И, шумно кружками стуча,
Все похвалили палача!

Но страшный слух прошел с тех пор -
Что не убил его топор:
Нет, голову под ним сложив,
Солдат - не умер, русский- жив!
Он хорошо вооружен,
Без промаха стреляет он.

Он на полях посевы жжет,
В закрытых стойлах режет скот,
Рукою мертвой по ночам
Стучится в окна к палачам
И глухо говорит, что есть
На свете суд, расплата, месть
И что от грозного суда
Врагам не скрыться никуда!

1943

 
 
ВАЛЕНКИ

Ношение русскими валяных
сапог приравнивать к незаконно-
му хранению огнестрельного
оружия.

Из немецкого приказа

Край наш
Стужей знаменит:
Тут зима -
Не лето!..
По морозцу
Семенит
Немец
Без штиблетов.

Бьет метель!
Кругом - ни зги!
Только глядь,
У сосен
Валяные сапоги
Кто-то
Сдуру бросил.
"Штаб велел конфисковать
Обувь,
Как оружье!.."
Зябкий фриц
Сапожки хвать:
Спасся, мол, от стужи.
Рядом вспыхнул огонек,
Прокатился выстрел...
На полянке -
Ни сапог,
Ни костей фашиста. -

Что ж!
Видать, не лгут враги,
Если заявляют,
Что у нас
И сапоги
Иногда стреляют.

1942

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика