Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваЧетверг, 19.10.2017, 08:21



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

Даниил Андреев

У демонов возмездия
Поэма

Глава пятнадцатая поэтического ансамбля «Русские боги»

13. ДРОМН

Свершилось. В мертвом полусвете я
Застыл один над пустотой.
Часы, года, тысячелетия -
Таких мерил нет в бездне той.

О, даже в клочья, в космы рваные
Облечь свой дух я предпочту,
Чем плыть бесовской лженирваною
В зияющую пустоту.

Здесь пропадала тень последняя
Того, что кличется среда,
И не могла б душа соседняя
Мне прошептать ни "нет", ни "да".

Щемящей искрой боли тлеющей
Один в безбрежности я вис,
Чуть веруя, что на земле еще
Для всякого есть "верх" и "низ".

Напрасно спрашивать о слое том,
Ничтожно мал он иль огромн?
Все представленья перекроет он
Лишь тем одним, что это - Дромн.

Все утеряв, мечтал о грузе я:
Повсюду - центр, везде - края...
Лишь ум рыдал: в нем шла иллюзия
Ужасного небытия.

Мельчайшие, как бисер, частности
Я здесь припомнил, пуст, угрюм, -
И никогда столь острой ясности
Не знал мой вскрикивавший ум.

Итог всей жизни, смысл падения
В проклятый Дромн через слои,
Подвел я там в бессонном бдении,
В предвечном полубытии.

Порою мнилось, что украдкою
Бесплотный кто-то предстает:
Он, как росу, как брагу сладкую,
Мою тоску и горечь пьет.

Я знал, что в скорбные обители -
И в Агр, и в Буствич, и в Мород
Порой чудесные Целители
Находят узкий, тесный вход.

Но здесь, у крошечного устьица
Моей судьбы - конец суда,
И мне на помощь в Дромн не спустится
Никто,
ничто
и никогда.

...В Дромне сознание яснеет. Является догадка о том, что все
могло бы быть иначе, если бы он сам, утверждая при жизни веру в
смертность души, не избрал этим самым Небытие и покинутость.

14.

Страшно, товарищи, жить без тела!
Как эту участь изображу?
Чье предваренье хоть раз долетело
К этому демонскому рубежу?

Только недвижной точкой страданья
В этом Ничто пламенеет душа -
Искра исчезнувшего мирозданья,
Капелька
выплеснутого
ковша.

Как в этой искре теплится чувство?
Как она память вмещает?
ум?
Слог человеческий! Ложе Прокруста
Для запредельных знаний и дум!

Перебираю странные рифмы,
Призрачнейших
метафор ищу...
Даймон - единственный, кто говорит мне:
"Вырази, как сумеешь. Прощу".

Да,
но как чахло, мелко величье
Тайны загробной
в клочьях стиха!..
Горькое, терпкое косноязычье.
Непонимаемый крик петуха.

- Вот, розовеют
пропасти Дромна,
Будто сквозь красную смотришь слезу,
Будто безгрозовый,
ровный,
безгромный
Слой воспламеневает внизу.

Может казаться розово-мирной,
Если глядеть на нее с вышины,
Эта недвижная
гладь Фукабирна
Без гребешков,
без струй и волны.

Я ощутил: моя точка - весома,
Искра вытягивается, как ось,
Неотразимою тягой влекома
В красные хляби,
медленно,
вкось.

Тело? опять?!
но без рода? без корма?
Да: на оси бессмертного Я
Оплотневала
новая форма,
Новая плоть
инобытия.

И, глянцевея поверхностью жирной,
Ометалличив
странный состав,
К жгучей поверхности Фукабирна
Я прикоснулся, затрепетав.

...Страдания Фукабирна заключается в великом ужасе от
осознанного, наконец, падения в вечные муки.

15. ОКРУС

Быть может, уже недалек тот день,
Когда не ребяческую дребедень,
Не сказку пугающую,
не бред
В рассказе об инфраслоях планет
Усмотришь ты, одолев до конца
Предупреждающий стих гонца.

Разве не слышал я с детских дней
Древних преданий про мир теней,
Адского жара
и адских стуж, -
Вечной обители грешных душ?

Науке -
ты веришь в нее, как раб -
Уже прикоснуться давно пора б
Зоркою аппаратурой -
глубин,
Пламенно-рдеющих, как рубин.

Зримой субстанции магм
двойник
К душам рыдающим там приник
Мертвый, но знойный, странный субстрат,
Супра-железа невидимый брат.

О, сколько раз,
умудренный там,
Я перед вами,
для вас
и вам
Бисер мой без ответа метал!
Правильный термин -
инфраметалл -
Режет вам разум,
как по стеклу
Острую если проводишь иглу.

Но этот термин может пока
Выразить шифром,
издалека,
Тот
иноматериальный состав,
Что оплотнел у планетных застав.

Стало, спускаясь в то бытие,
Инфраметаллом тело мое,
В шар обращаясь,
биясь,
крутясь,
С обликом прежним утратив связь.

Если среди человеческих мук
Хочешь найти, неведомый друг,
Муку, подобную муке той, -
Думай про дальний век прожитой:
Только
испанское
ауто-да-фэ
Правильно вспомнить в этой строфе.

Но наверху -
лишь миги, часы
Этих страданий
клал на весы
Радостям жизни в противовес
Правивший инквизицией бес.

Тут же страдания длятся года.
Что ж, ты и этому скажешь
"ДА"?

...В Окрусе он осознает, что возрастающие телесные муки -
это возмездие, и что закон, столь жестокий, не может иметь
божественного происхождения.

16.

Мой сказ, мой вопль, мой плач, мой крик
Сочти, коль хочешь, ветхой сказкою,
Но прочитай, как я достиг
И стал внедряться в днище вязкое.

Чистилищ сумеречный спуск -
Лишь вехи спуска, муки пробные;
Теперь я видел, как горят
В огне предвечном мне подобные.

То начинался лютый круг
Миров, овеществленных магмами:
Их не прощупал зонд наук,
Лишь усмехавшихся над магами.

Загробное, прогрессу льстя,
Рисуем мы пером вседневности,
И даже малое дитя
Смеется над гееной древности.

В век политической игры,
Дебатов выспренных в парламенте,
Кто станет думать, что миры
Воздвиглись на таком фундаменте?

Еще гуманный "Абсолют"
Мы допустить способны изредка;
А я твержу одно: что лют
Закон бушующего Призрака;

Что Призрак - явственней, чем явь,
Реальностью реален высшею,
И демоны несутся вплавь,
Как корабли, над нашей крышею.

О, как безмерно глубоко
Религий вещих одиночество,
Их, детское, как молоко,
Доверье к голосу пророчества!

Но - правда жгучая - и в них
Провидцами недорассказана,
Душа внушенных Богом книг
Ошибками и ложью связана.

- Еще в те дни, когда Земля,
Как шар огня, в пространствах плавала,
Законов тяжесть тяжеля,
На них оперлась лапа дьявола.

Он стиснул, сжал, он исказил!
В страданьях душ есть излучение;
Оно - вот пища темных сил,
Вампиров нашего мучения.

Путь восходящих мириад
Вампир великий сделал битвою,
Борьбу за жизнь, - чтоб брата брат
Теснил кровавою ловитвою;

Где принцип Дружбы, как устой,
Едва успел возникнуть ранее -
Внедрил он страшный и простой
Закон взаимопожирания;

Любовь, свободу, благодать
Он подменил слепым возмездием...
Так мучит дьявольская рать
И здесь, и по другим созвездиям.

Молясь у ласковых икон
О днях гармонии желаемой,
Запомни: двойственен закон,
Владыкой Зла утяжеляемый.

...Пребывающий в Окрусе вспоминает, что был с детства
предупрежден христианским учением о законе возмездия и что отказ
этому учению был актом его свободной воли.

17.

О, не приблизиться даже к порогу
Тайны и Правды вышней
тому,
Вера чья возлагает на Бога
Тяжесть ответственности
за Тьму.

Вечный припев: "Ах, столько страданий,
Столько злодейств - а как же Бог?
Мог Он творить свое мирозданье,
А обуздать духа зла - не мог?
Он - вездесущ и благ; почему ж
Он не спасет наших тел и душ?"
Полно
блуждать
среди трех сосен,
Вламываться в открытую дверь.

Бог абсолютно благ! светоносен!
А не всемогущ.
Верь!
Верь - и забудь "царя на престоле
В грозных высотах".
Он - святей;
Сам очертил Свою власть и волю
Волей свободных
Божьих
детей.

И не рабам,
не холопам Славы
Мир, как могучее поприще, дан:
От эмпирея до яростной лавы
Горд и свободен его океан.

Все ли высокие духи - благие?
Все ли скорбят
за твою слезу?
Есть грандиозный дух, тиранию
Строящий
и вверху,
и внизу.

В духопрозрении праведным снится
Глубь
незапамятнейших
времен,
Богоотступничество Денницы,
Шелест туманностей,
как знамен.

Снов довременных рваные космы
В древних легендах
видели мы:
Да, - он творил
и творит
Антикосмос,
Черное зеркало,
сердце Тьмы.
И на Земле - его черный град
Древние наименовали:
ад.

...Здесь, в слоях Окрус и Гвэгр, душам уясняется истина
относительного дуализма - борьбы двух космических принципов, -
борьбы хоть и не вечной, но столь протяженной во времени, что
наше сознание склонно пренебрегать этой неточностью.

18.

Наземь открытою полночью лягте,
Духом вникайте
глубже, чем взор:
Грохот
разваливающихся галактик
Вам приоткроет
звездный простор.
Это - миры, где трон Люцифера
Выше пресветлой свободы встал,
Где громоздит
блудница-химера
Жертвы на жертвы:
свой пьедестал.
Это - тираны! это - вампиры!
Жажда ко власти -
вот их вина.
Власть их над миром -
гибелью мира
Там завершаться
обречена.

Но посмотри: спираль Андромеды
Освободилась
от несовершенств:
Там поднимаются рати победы
По ступеням высот и блаженств.
И титанические брамфатуры
Просветлевая до самого дна,
Клиры Канопуса,
хоры Арктура
Блещут, как мировая весна;
Освобождают от вечного плена,
Делают братьями тех, кто рабы...
Метагалактика - только арена
Этой милльярдолетней борьбы.

Если созрел в тебе дух высокий,
Если не дремлет совесть твоя,
Сдвинь своим праведным выбором сроки
Мук бытия.

...Здесь становится понятной демоническая природа закона
кармы, а также и то, что одна из задач Божественных сил
заключается в преодолении и просветлении этого закона.

19. УКАРВАЙР

Тамерлана ль величим, шлифуя его саркофаг мы,
Палача ль проклинаем проклятьем воспрянувших стран -
Спуск обоим-один.
Так я пал до Бушующей Магмы -
Укарвайром зовется глубинный ее океан.

Пытки тесной гарротой, свинцом или бронзою жидкой,
Знойно-острая боль на костре погибавших в былом -
Что все муки Истории рядом с нездешнею пыткой
В сатанинском краю, под бесшумным бесовским крылом?

Да и что-инквизиция?!.
Жертвы моих злодеяний,
Все калеченье душ по застенкам и трудлагерям
Справедливость сравняла бы с часом таких воздаяний,
Нет, не с часом, - с секундой!..
Уже не стремительно прям,
Но зигзагообразен, прерывист и скачущ от боли
Нескончаемый спуск совершался в ревущем огне,
А духовная мука была уподоблена соли,
В глубь горящего тела бросаемой демоном мне.

О, я видел его! обнаженную морду вампира!
Он меня облекал - истечение мук моих пить!..
Помогите!
Спасите!
О, люди далекого мира!
Хоть молитесь за нас! хоть сочувствие бросьте, как нить!..

Но напрасен был вопль: наслоив неимоверные глыбы,
Тыщеверстная толща незыблемой стала давно,
И, приникнув к земле, даже сонмы святых не могли бы
Различить голоса уходящих на адское дно.

...В Укарвайре телесная мука превышает все усилия
воображения, тем самым обнажая до конца демоническую и
вампирическую природу закона.

20. ПРОПУЛК

Все замедлялось,
приостанавливалось
движенье, -
Уж не отскакивать,
не безумствовать,
не ползти...
И телу - новое, невероятное омоложенье
Мне подготовил Первомучитель в конце пути.

Из окружающего
инфрабазальта
в меня бесшумно
Состав материи
пламенеющей
проникал,
И оставался я неумирающим и разумным
Среди раздавливающих
и расплющивающих
скал.

Я мог выдерживать
без предела
страданье это,
Я, замурованный
в глубочайшей
из катакомб,
До отдаленнейшей катастрофы, когда планета
Не разлетится, как ослепительнейшая из бомб.

Но все неистовство
перемежающихся
сжиманий
Готов принять был
перерасплавившийся
мой дух,
Лишь угасить бы неутолимейшее из страданий -
Духовной жажды
все увеличивавшийся
недуг.

То было горе богооставленности, - такое,
Какого люди
еще не ведали
никогда,
Тоска нездешняя о совершенстве и о покое,
О том, что предано и недоступно мне, как звезда.

Так опустился я
до кармического
равновесья
Меж злодеяньями
и отплачивающей
мздой,
И лишь таинственнейший Архангел из поднебесья
Мог видеть след мой едва змеящейся бороздой.

...В Пропулке мука телесная заглушается мукой духовной -
жаждой и раскаянием такой силы, тоскою такого накала, какого они
не способны достигнуть ни в одном из слоев, расположенных выше.

21. СУФЭЛ

Спуск завершен - но лишь для меня.
Глубже всех магм,
глубже огня,
Глубже всех бедствий и катастроф
Сводят уступы
нижних миров.
О, никогда я не мог и не смел
Глянуть в упор
на тихий Суфэл -
Скрытое за непреодолимой стеной
Кладбище брамфатуры земной.

Тухни, светильник духа,
остынь...
Слышишь шуршащий шорох пустынь?
Чуешь песков шелестящий хруст?
Масло иссякло,
ты мертв.
Ты пуст.

Тысячи лет, а может быть, сто -
Факел твой превратится в ничто,
Имя твое и отзвук речей
В памяти не шевельнутся ничьей,
И не напомнит ничто никому
Об отошедших в вечную тьму.

Лишь Антикосмос
на бледный лед
Там лиловатым светилом льет
Мертвенные лучи забытья.
И не развяжет воля ничья
Силой любви, молений, витийств
Карму духовных самоубийств.

Знает одно эта нижняя глушь:
Смерть окончательную тех душ,
С кем их монады
порвали связь,
Выпав из нашей планеты и мчась
В непредставимых циклах времен
Наново строить свой град, свой трон.
Но их дорог не прочесть, не найти
В черных туманностях,
в Млечном Пути.

...В Суфэл опускаются из страдалищ только упорствовавшие во
зле и уже трижды испытавшие спуски на одномерное Дно Шаданакара.
Здесь те, кто не нужен и дьяволу.

22.

Ты, из миров, беззакатных во славе,
К аду сходивший
в правой борьбе!
Древним рыданьем - profundis clamavi* -
Бог мой, Христос мой,
взываю к Тебе.
Первый удар по железным законам
Жизнью и смертью Своей нанося,
Распятый, пал Ты в пылавшее лоно,
И брамфатура дрогнула вся.

Сорван запор с глубочайших страдалищ.
Временной стала
вечная боль.
Только тогда приоткрылась, тогда лишь.
Лестница в небо для гибнущих воль.

Двадцать столетий
за сферою сферу
Ты созидал из Своей полноты,
И мы зовем Мировой Сальватэррой
Ту высочайшую сферу, где Ты.

Слезы, небесный восторг, а не ужас,
В близости вышних миров и идей,
В творческой радости белых содружеств
Ангелов,
иерархий
и людей.

Богорожденный! Логос Планеты!
Дивно предчувствуемый людьми!
В братство бессмертно горящего Света
Душу из тесных страдалищ прими.

...Параллельно с возрастанием мук совершается прояснение
сознания. В этом сказывается другая сторона закона -
Провиденциальная, сохранившаяся доныне от древнего божественного
Празакона. В Пропулке ясность сознания достигает ступени
абсолютного знания о бытии Логоса.

-------------------------------------------------------------------------------- * Из бездны взываю; начальные слова молитвы (лат.).--------------------------------------------------------------------------------

23.

Под давящим свыше бременем
Твердых лав и мертвых масс
Станет мутный дух со временем
Чист и прочен, как алмаз.

Началось необычайное
В царстве Нижнего Огня;
Чья-то деятельность тайная
Совершалась вкруг меня;

Окружало чье-то реянье,
Мне в пучине лаской став;
Освежало чье-то веянье
Мой пылающий состав;

То ль эфирными покровами,
То ли крыльями, он нес
Между толщами багровыми
Дуновенье райских роз;

Брат Синклита Человечества,
Он проник в мой смертный склеп,
Дать на каждый стон - ответчество,
Насыщавшее, как хлеб.

И, блистая ореолами,
С просветленною душой,
Начал я подъем шеолами -
Братьев Света брат меньшой.

Крут подъем к России Ангелов,
Но другого нет тому,
Кто насквозь, до черных факелов,
Падая, прорезал тьму.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мой стих, с любезным реверансом,
В благополучный дом не вхож:
Чугунных строф не спеть романсом,
Жене не подарить, как брошь.

От легких вальсов далеко он,
Затем, что ноша не легка:
Зажатый змеем Лаокоон
Способен крикнуть только: А!

Кругом частушки, льется полька,
Но сердце болью залито.
Предупреждаю? - Нет, не только.
Зову на помощь? - Нет, не то.

Мой стих - о пряже тьмы и света
В узлах всемирного Узла.
Призыв к познанью - вот что это,
И к осмысленью корня зла.

Задача в том, чтоб разум вещий
Смог отделить Господний дух
От духов мрака - в каждой вещи,
В причинах взлетов и разрух;

Чтоб, прозревая глубь былую
И наших дней глухое тло,
Не петь осанн напропалую
И различать добро и зло.

Пусть Моммзен, Греков, Шпенглер, Нибур,
В трехмерной данности скользя,
Тебе не скажут: - сделай выбор!
Не крикнут с болью: - вот стезя! -

Как закатился век риторик,
Так меркнет век трехмерных школ:
На смену им - метаисторик
Из дней грядущих подошел.

Неотделимы факты мира
От сил духовности, и слеп,
Кто зрит от магмы до эфира
Лишь трех-координатный склеп.

Мой стих - затем, чтоб запылала
Перед тобой другая глубь.

Ни бриллианта в нем, ни лала.
Он нищ. - Прости и приголубь.

1955
Владимир


ПРИМЕЧАНИЯ

3. "Не знаю где, за часом час..."

Скривнус - в РМ название верхнего из чистилищ христианских
метакультур.

4. "Но иногда... (я помню один...)"

Мальстрем - название водоворота у берегов Норвегии, использованное
Эдгаром По в рассказе "Низвержение в Мальстрем", стало синонимом слова
водоворот.

5. Мород

Мород - см. РМ. Третье (после Скривнуса и Ладрефа) чистилище в
российской метакультуре.

6. "Так, порываясь из крепких лап..."

Зноб - озноб.

7. Агр

Агр - см. РМ. Следующий за Мородом слой миров Возмездия.
Она - здесь: волгра - демоны, обитающие в Агре. см. РМ.

9. "Миллионами нас..."

...не холоден и не горяч... - в Откровении Иоанна Богослова
говорится: "Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был
холоден или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну
тебя из уст моих" (3,15; 3,16).

Ирмос (греч. связь) - ирмосами называются начальные стихи, как бы
заглавия, которыми начинается каждая из девяти песен канона.

10. Буствич

Буствич - следующий за Агром слой миров Возмездия.
Человеко-черви - см. РМ.
Антропофаг - людоед.
Рафаг - следующий за Буствичем слой миров Возмездия, в котором
изживаются кармические следствия предательства и корыстной преданности
тирании.

12. Шим-биг.

Шим-биг - см. РМ.
Флегетон - в греческой мифологии одна из рек в царстве мертвых.
Дромн - см. РМ.
Целители - здесь: братья Синклитов затомисов, нисходящие в миры
Возмездия ради помощи павшим.

14. "Страшно, товарищи, жить без тела!"

Прокруст - в греческой мифологии знаменитый разбойник, подстерегавший
путников на дороге между Мегарой и Афинами: он изготовил два ложа; на
большое укладывал небольших ростом путников и бил их молотом, чтобы
растянуть; на маленькое - высоких и отпиливал те части тела. которые там
не умещались.

Фукабирн - см. РМ.

15. Окрус.

Окрус - см. РМ. Первая из трансфизических магм, вязкое дно
Фукабирна.
Ауто-да-фэ (аутодафе) - публичное сожжение осужденных на костре.

16. "Мой сказ, мой вопль, мой плач, мой крик..."

Абсолют - здесь: представление о вечной, бесконечной первооснове
вселенной.

17. "О, не приблизиться лаже к порогу..."

Денница - см. РМ. Люцифер Вселенной.
Гвэгр - см. РМ. Вторая из трансфизических магм.

18. "Наземь открытою полночью лягте..."

Андромеда - созвездие в северном полушарии неба.
Канопус - звезда созвездия Киль.

19. Укарвайр

Укарвайр - см. РМ. Слой бушующей трансфизической магмы в мирах
Возмездия.
Гаррота - обруч, стягиваемый винтом, орудие пытки.

20. Пропулк

Пропулк - слой твердой магмы, мир искупительных страданий массовых
палачей, мучителей народных множеств.

21. Суфэл

Суфэл (или Суфэтх) - кладбище Шаданакара.

23. "Под давящим свыше бременем..."

Шеолы - здесь: чистилища, первые слои миров Возмездия.
Моммзен Теодор (1817-1903) - немецкий историк.
Греков Борис Дмитриевич (1882-1953) - советский историк, академик.
Шпенглер Освальд (1880-1936) - немецкий историк и философ.
Нибур Бартольд Георг (1776-1831) - немецкий историк.

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2017
Яндекс.Метрика