Библиотека поэзии Снегирева - Агния Барто. Звенигород (цикл стихов)
Главная
 
Библиотека поэзии СнегиреваПонедельник, 05.12.2016, 07:28



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Авторы

 

Агния Барто

 

       Звенигород

       (цикл стихов)
 
 
В ДНИ ВОЙНЫ

Глаза девчонки семилетней,
Как два померкших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.

Она молчит, о чем ни спросишь,
Пошутишь с ней — молчит в ответ,
Как будто ей не семь, не восемь,
А много, много горьких лет.

 
 
 
ПАРТИЗАНКЕ ТАНЕ
                  
                   посвящено памяти
                   Зои Космодемьянской.

Избивали фашисты и мучали,
Выгоняли босой на мороз.
Были руки веревками скручены,
Пять часов продолжался допрос.

На лице твоем шрамы и ссадины,
Но молчанье ответом врагу...
Деревянный помост с перекладиной,
Ты босая стоишь на снегу.

Нет, не плачут седые колхозники,
Утирая руками глаза,—
Это просто с мороза, на воздухе
Стариков прошибает слеза.

Юный голос звучит над пожарищем,
Над молчаньем морозного дня:
— Умирать мне не страшно, товарищи,
Мой народ отомстит за меня!

Юный голос звучит над пожарищем:
— Умирать мне не страшно товарищи.

 
 
 
У ПАМЯТНИКА ЗОЕ

Заворковали в городе
Голуби, голуби...
На улице жара,
Сады, недавно голые,
Цветут — пришла пора!

В цветах Ново-Девичье,
Тут слышно пенье птичье
С утра и до темна —
Весной везде весна.

Вот холмик, обложенный дерном,
Пришла сюда женщина в черном.
Она посадила левкои,
Пылинки с надгробия стерла.

Идут сюда к сыну-солдату,
Идут на могилу отца,
И, горько оплакав утрату,
Сажают весной деревца.

Однажды девчонка-москвичка
Пришла сюда ранней весной —
Открытое, ясное личико,
Две светлых косы за спиной.

Ей горе знакомо?
Нет, что вы!
К ней в дом не входила беда,
И папа и мама здоровы,
Они не умрут никогда...

Холодный мрамор и венки —
Мир вечного покоя,
Но, будто смерти вопреки,
С надгробья смотрит Зоя.

Сюда живые к ней идут,
Чтоб вспомнить подвиг Зоин.
Седой подходит воин.
И вот стоит девчонка тут.

Со лба откинув завиток,
Она на камень гладкий
Кладет исписанный листок,
Он вырван из тетрадки,—

Кладет слова присяги
На клетчатой бумаге.

Слова наивны и просты:
«Я тоже буду смелою!
Я тоже, Зоечка, как ты,
Для Родины все сделаю!»

Здесь не один листок такой
Положен детскою рукой.
Листки, листки, еще листки
Белеют словно лепестки.

Листки, листки, еще листки
И в рамке и в конверте...
Вот так у гробовой доски
Живет само бессмертье.

 
 
 
ПИСЬМО СТАРШЕМУ БРАТУ

Мы письмо тебе писали
В адрес почты полевой,
Мы письмо тебе писали,
Вдруг пришел товарищ твой.

На петлицах по две шпалы,
Две медали у него,
Он сказал мне:
— Здравствуй, малый,
Я от брата твоего...

— Жив ли он? —
Спросила мама.—
Жив ли он?
Скажите прямо!

Я мигал ему глазами,
Делал знаки как умел.
Говорить не надо маме!
Мама белая как мел!

Он сказал;
— Даю вам слово,
Что Андрей почти здоров,
Он уж ходит по палате
С разрешенья докторов.

Он с товарищами вместе
Подорвал немецкий дзот,
Он ушел от верной смерти,
Значит, долго проживет.

Ты, Андрюша, сильно ранен,
Но опять стремишься в бой,
Ты воюешь с докторами...
Так сказал товарищ твой.

Дорогой мой брат Андрей!
Поправляйся поскорей!
Выздоравливай, Андрюша,
И опять фашистов бей.

Дорогой мой брат Андрюша,
От ребят тебе привет!
Написал бы я побольше,
Только места больше нет.

 
 
 
НЕТ, НЕ В ЭТОМ ГОРОДЕ...

Нет, не в этом городе
Я, ребята, рос.
Не по этим улицам
Я значена нес.

По знакомой площади
В городе родном
Проходил недавно я
Со своим звеном.

Здесь в апреле месяце
Только сходит лед,
А у нас на праздниках
Все вокруг цветет.

Клены распускаются
В парке городском.
Можно днем по улице
Бегать босиком.

Облака весенние
Ходят над рекой.
Здесь у вас, товарищи,
Нет весны такой.

Только в нашем городе
Теперь не до весны —
Улицы разрушены,
Клены сожжены.

Молодые кустики
Зацветут в саду.
По знакомой улице
Я еще пройду!

По знакомым улицам
Родного городка
С песнями победными
Двинутся войска.

Я до самой пристани
Добегу бегом,
Обнимусь с танкистами,
Оглянусь кругом.

Вот она, знакомая,
Шумная река,
А над ней весенние
Ходят облака.

 
 
 
СОН

Снился сон моей подруге,
Что в Крыму была она
И видала, как на юге
Начинается весна.

Родилась она в Мисхоре,
И наверно, потому
Ей так часто снится море,
Снятся яблони в Крыму.

Корабли несутся в бурю,
Волны плещутся во сне.
Сколько я глаза ни жмурю,
Ничего не снится мне.

Но вчера мне сон приснился,
Мне вчера приснился сон:
Будто папа возвратился,—
Навсегда приехал он!

Он вошел и поднял штору,
Затемненье снял с окна.
Освещен огнями город,
Вся Москва огней полна.

У окна стоял он с нами,
Он веселым снился мне.

Я, наверно, только маме
Расскажу об этом сне.

 
 
 
НАТАША

Почтальон проходит мимо
И стучит не в нашу дверь.
Почтальон проходит мимо,
Мы не ждем его теперь.

Наш учитель от танкиста
Получил письмо вчера.
Только нам не пишет с фронта
Наша старшая сестра.

Но сегодня на рассвете
Вдруг соседи будят нас
И читают нам в газете
Напечатанный указ.

Там написано, в указе,
Кто получит ордена,
Там сестра моя Наташа.
Может, это не она?

Говорят соседи маме:
— Ну конечно, ваша дочь.
Тут не может быть ошибки,
И фамилия точь-в-точь.

Вслух сама читает мама:
— «В марте, первого числа,
Молодая санитарка
Двадцать раненых спасла».

Мама плачет отчего-то,
Младший брат кричит: — Ура!—
Молодец сестра Наташа,
Наша старшая сестра!

Вдруг я вижу почтальона.
Я кричу ему в окно:
— Вы не в пятую квартиру?
Писем не было давно!

На звонок выходит мама,
Отворяет дверь сама.
Почтальон дает ей сразу
От Наташи три письма.

 
 
 
Я, ДРУЗЬЯ-ТОВАРИЩИ

Я, друзья-товарищи,
На Урале рос.
Здесь зима суровая,
Ветер да мороз.

Но если 6 снова родину
Себе я выбирал,
Я бы не задумался,
Выбрал бы Урал.

Наши горы грозные,
Железные хребты,—
Такой нигде, товарищи,
Не встретишь красоты.

В скалах — камень-самоцвет,
Редкий минерал.
Мне говорил об этом дед —
Он был шахтером двадцать лет,
Он знает весь Урал.

Здесь открыт секрет булата,
Здесь сковали первый меч,
Кто-то здесь, в горах, когда-то
Сделал тигельную печь.

Веками плавился металл.
Родной Урал, ты грозным стал,
Ты сталь обрушил на врага,
Стальные танки в бой послал.

Я готов идти на спор —
Лучше нет Уральских гор!

 
 
 
РЕШИЛ Я СТАТЬ УЧЕНИКОМ

Прощайте, кони на лугу,
Я вас все лето пас.
Прощайте, кони на лугу,
Еще разок постерегу,
Потом покину вас.

Холмы синеют вдалеке,
Уже совсем рассвет...
Холмы синеют вдалеке,
Как будто волны на реке,
А лес в туман одет.

Восходит солнце над леском,
Встает погожий день.
Решил я стать учеником,
Надеть фуражку с козырьком
И кожаный ремень.

Все жду я почты полевой.
От брата писем нет...
Алеша, если ты живой,
Пиши скорей ответ.

Алеша, бей их горячей,
Гони фашистов прочь,
И я готов не спать ночей,
Стоять подручным у печей,
Работать день и ночь.

Прощайте, кони на лугу,
Я вас все лето пас.
Еще разок постерегу,
Потом покину вас.

Другого ждите конюха,
Привыкнете к нему...
Гнедой заржал тихонечко,
Не знаю почему.

 
 
 
НОВИЧОК

Решил он стать учеником,
Учиться ремеслу,
Он с деревянным сундучком
Проходит по селу.

А в сундучке — вагон добра:
Связала шарф ему сестра,
Он взял с собой тетрадь,
Спекла лепешек мать.

Больших лепешек десять штук.
Он утром съел одну.
В бумажке — дедушкин мундштук:
«А вдруг курить начну?»

Вложил он ножик в сундучок:
«Он тоже нужен мне!»
С серпом и молотом значок
Лежит на самом дне.

Семнадцать верст
Ему идти,
Он ест лепешки
По пути.

Он в тень поставит сундучок
И отдохнет на нем.
Впервые входит новичок
В большой кирпичный дом.

Как в этом доме можно жить?
Тут столько этажей!
Такой домище сторожить —
Не хватит сторожей!

Идет к ребятам новичок,
Он принят здесь как свой,
А деревянный сундучок
Остался в кладовой.

 
 
 
СПРОСИЛ Я У ТОВАРИЩЕЙ...

Спросил я у товарищей:
— Чье лучше ремесло? —
Нашлось друзей-советчиков
Несметное число.

Зовут ребята в кузницу:
— Ты в кузнице бывал? —
И сварщик уговаривал,
В сторонку отзывал...

А девушка высокая
Такой совет дала:
— Иди работать токарем,
Нет лучше ремесла!

Спросил я у товарищей:
— Чье лучше ремесло? —
Нашлось друзей-советчиков
Несметное число.

Мальца широкоплечего
Я слушал дольше всех.
Сказал он: —Думать нечего,
Иди в горячий цех!

Металл кипит и плавится,
На фронт идет металл,
Чтоб нам с врагами справиться,
Чтоб им конец настал.

Спросил я у товарищей:
— Чье лучше ремесло? —
Нашлось друзей-советчиков
Несметное число.

Я всех, конечно, выслушал,
Перебивать не стал.
А сам решил — попробую,
И сталеваром стал.

 
 
 
ШУРКА

Шла вчера я за водою,
А у нас ведро худое.
Из-за этого ведра
Я наплакалась вчера.

Залепила я дыру.
Только воду наберу —
А она опять наружу
Так и льется по ведру.

Вдруг ребята мне кричат:
— К вам приехал Шурка!
У него шинель до пят,
Форменная куртка.

Я смотрю — в избе мой брат,
У него шинель до пят.
Он с запиской отпускной
К нам пришел на выходной.

Мать хлопочет у стола,
К чаю шанежек дала.
Я, конечно, не зевала —
Сразу две себе взяла.

Шурка — слесарь в мастерской.
Он такой степенный,
Представительный такой,
Прямо как военный..

Утром долго я спала,
Встала позже брата.
Вижу — ведра у стола,
На одном заплата.

Брат стоит смеется:
— Операция легка!
Не такие у станка
Выполнять придется!

Я вам к завтрашнему дню
В доме все перечиню.—

Шурка денег не берет,
Все он чинит даром:
То сосед к нему идет
Со старым самоваром,

То он бабке для замка
Сделал новый ключик.
Хвалят все ученика:
— Хорошо вас учат!

 
 
 
МНЕ НЕ ЗАБЫТЬ

Приехал издалека я,
Приехал я с войны...
Теперь учусь на токаря,
Нам токари нужны.

Теперь стою я
За станком
И вспоминаю мать,
Она звала меня
Сынком
И теплым,
Клетчатым платком
Любила укрывать.

Мне не забыть,
Как мать вели,
Я слышал крик ее
Вдали...

Братишка был
Еще живой,
Он бился,
Звал отца,
Штыком
Фашистский часовой
Столкнул его
С крыльца.

Мне не забыть,
Как мать вели,
Мелькнул платок ее
Вдали...

 
 
 
НЕПОСЕДА

Он вдруг улыбнется,
Взглянув на соседа,
Он вдруг улыбнется,—
Начнется беседа.

Ему над деталью
Сидеть неохота,
Вот сделать бы сразу
Хоть полсамолета!

Он думал, что руки
Задвижутся сами,
А тут со станком
И не сладишь часами.

Обтачивал валик —
Вся смена смеется:
— Смотрите,
Какого
Он сделал
Уродца!

Но мастер подходит,
Становится рядом,
То словом поможет,
То попросту взглядом.

И вот поспокойнее
Стал непоседа.
Он вдруг улыбнется,
Взглянув на соседа,
Начнется у них,
Но прервется беседа.

Он сам удивлен,
Говорит: — Что за чудо?
Терпенье взялось
Неизвестно откуда!

 
 
 
ДРУЗЬЯ ИЗ ШАРТАША

Работают подручными
Два друга неразлучные,
Два парня-крепыша.
Они весной в училище
Пришли из Шарташа.

Они еще мальчишками
Сдружились в Шарташе.
Купались вместе в озере
И спали в шалаше.

Они еще мальчишками
Сражались в городки,
Ходили оба с шишками,
Считали синяки.

В литейном два товарища,
Друзья из Шарташа,
Глазам своим не верили,
Стояли не дыша.

В печах пылала пламенем
Багровая заря.
На мостике —
Два мастера,
Как два богатыря.

Лилась струя гремящая
В огромный зев ковша.
Смотрели два товарища,
Стояли не дыша.

Ребята коренастые,
И оба силачи —
Они недаром выбрали
Работу у печи.

С тяжелыми лопатами
Справлялись
С первых дней,
Слова замысловатые
Давались им
Трудней.

Они, как в классе школьники,
Твердили по утрам:
— Иридий, никель,
Марганец,
Ферротитан,
Вольфрам...

А вечером подручные,
Два друга неразлучные,
Два парня-крепыша,
Идут домой довольные,
Шагают не спеша.

Сказать погромче хочется,
Чтоб слышал весь бульвар:
«Ну, как сегодня выплавка,
Товарищ сталевар?»

 
 
 
НАСТЯ

               Насте Поляковой

Косы светлые венком
Под платком из ситца.
Настя — месяц за станком,
А станка боится.

Смотрит Настя до сих пор
На него с опаской.
Подойдет, включит мотор
И зальется краской:

— Ой, опять пошли ремни
Без конца вертеться!
Как начнут бежать они,
Замирает сердце.

Но сегодня наконец
Хорошо идет резец,
Ровно вьется стружка.
— Ты сегодня молодец,—
Говорит подружка.

 
 
 
ПОПАДЕТ МНЕ ИЛИ НЕТ?

Почему меня директор
Вызывает в кабинет?
Я иду и сам не знаю —
Попадет мне или нет?

Правда, я вчера одетый,
В башмаках на койку лег.
Но, по-моему, об этом
Он узнать никак не мог.

На моем станке доводка,
Я в бригаде фронтовой,-
Что идет работа четко,
Я ручаюсь головой.

Всё, по-моему, в порядке,
Никакой задержки нет.
Для чего меня директор
Вызывает в кабинет?..

Может, ставится вопрос,
Что курить я не дорос?

Я покашлял у дверей,
Говорят: — Входи скорей!

Вдруг директор жмет мне руку
И велит мне
В кресло сесть.
Я ему, как военруку,
По ошибке
Отдал честь.

В кабинете только двое.
Только мной и занят он:
— За отличье трудовое
Ты медалью награжден.

Вот зачем меня директор
Вызывает в кабинет,
Ну, а я-то сомневался —
Попадет мне или нет?

 
 
 
МОЙ УЧЕНИК

Узнал я утром,
До гудка,
Что мне дадут
Ученика.

Все время думал я
О нем,
Как мы работать
С ним начнем...

Узнаю,
Сколько парню лет,
В футбол играет
Или нет.

Я сам недавно
За станком,
Я тоже был
Учеником.

Пришел я тихонький такой,
Боялся суппорт взять рукой;
Не знал сначала,
Где стоять,
Какую тронуть
Рукоять.

Я успокою новичка,
Ведь он неопытный пока.
Скажу, похлопав по плечу:
«Тебя работать научу!»

И вдруг
Приводят мне вчера
Старуху
С нашего двора.

Я с ней знаком
Давным-давно —
Я к ней мячом
Попал в окно.
Потом ходил за ней
Как тень,
Извинялся
Целый день.

Степан Петрович,
Управдом,
Уговорил ее
С трудом.

Теперь пропал я
Все равно...
Она явилась в цех.
Сейчас расскажет
Про окно
И осрамит при всех.

Сказал я:
— Встаньте за станок.—
Она в ответ:
— Иду, сынок.

Смотрю — старуха молодец:
Сама берется за резец,
Сама включает самоход
И стружку правильно берет.

Она совсем
Не так стара,
Старуха
С нашего двора.

И все ребята
Говорят:
— Ей можно дать
Второй разряд.

 
 
 
ПЕРВЫЙ САЛЮТ В МОСКВЕ

Когда впервые над столицей
Салют раздался громовой,
Неслись испуганные птицы
Над освещенною Москвой.

Со всех сторон —
С Тверской, с Неглинной,
Над площадями, над Арбатом
Они метались стаей длинной
И в темноту неслись куда-то.

К Москве суровой, затемненной
Давно привыкли и они.
И вдруг огни над Малой Бронной,
И над бульварами огни.

Впервые небо разгоралось,
Река сияла серебром...
Наверно, птицам показалось:
Весна в Москве! Весенний гром!

 
 
 
НИКИТА

1

Пробило пять часов утра,
Проснулась младшая сестра,
Кричит: — Чего вы спите?
Пора вставать Никите!

Никиту будит вся семья,
И в пять минут седьмого
Он говорит: — Проснулся я! —
И засыпает снова.

— Вчера пришел усталый,—
Его жалеет мать.—
Пускай поспит, пожалуй,
Еще минуток пять.

Вот на часах без двадцати,
Тут как вскочил Никита!
— Я вас просил меня трясти! —
Он говорит сердито.

Он обижается на мать,
Его берет досада:
Не могут вовремя поднять
И растолкать как надо!

— Я говорю — вставать пора!..—
Вздыхает младшая сестра.

Не так это просто —
Быть младшей сестрой:
То у Никиты
Карманы с дырой,

То на сестру
Рассердился Никита
За то, что спецовка
Опять не зашита.

Не так это просто —
Быть младшей сестрой:
Двери входные
За каждым закрой.

Вымой посуду,
За хлебом сходи,
Каждое утро
Никиту буди...

Он опоздает,
А ты виновата,
Вот и волнуйся
За старшего брата!

 
 
 
2

В этом цехе — молодежь,
Пареньки безусые.
Тут и девочка с косой,
С голубыми бусами.

Протирает свой станок
Мальчик невысокий.
Руки в масле у него,
Вымазаны щеки.

Это Петька Кузнецов,
Лучший друг Никиты,
Петр Иваныч Кузнецов —
Парень знаменитый!

Он к высокому станку
Подставляет ящик,
До станка он не дорос,
А токарь — настоящий!

Говорят про них давно:
— Вот друзья до гроба,

Если тронешь одного»
Лезут в драку оба.

Никите кажется с утра,
Когда он входит в цех,
Что перегонит он Петра,
Что он обгонит всех.

Станок начищен и протерт,
Легко идет резец.
Он даже, может быть, рекорд
Поставит наконец.

Листовку выпустят о нем,
Чтоб весь завод читал.
А подойди к Никите днем —
От Петьки он отстал.

Может он в одну минуту
Передумать все подряд,
Вдруг он вспомнит почему-то,
Где на карте Ленинград.

Рукоять он передвинул,
Заточил конец резца —
Вспомнил вдруг кинокартину
Под названьем «Два бойца».

Как сражались
Два героя,
Как они дружили
Двое...

Потом ему лодка
На память придет,
Моторная лодка
Куда-то плывет,

Волны взлетают—
Волна за волной,
Оглянешься —
Мастер стоит за спиной...

Когда над станком
Зажигается свет,
Не только рекорда,
И нормы-то нет!

 
 
 
3

Сегодня новость важная
С утра волнует всех!
Два токаря отличных
Нужны в особый цех.

А там заданье трудное,
Там нужно мастерство.
Приятно думать каждому:
А вдруг пошлют его?

И все в глазах у мастера
Ответ хотят прочесть.
Он говорит: — Подумаем,
До завтра время есть.

Никите думать нечего,
Тут речь не про него,
И думай хоть до вечера,
Не выйдет ничего!

Пошлют Петра Иваныча.
Ребята говорят:

— Не зря Петру Иванычу
Повысили разряд.

Расстроился Никита:
Дружили больше всех,
И вдруг товарищ лучший
Уйдет в особый цех.

А там другая смена,
Другие пропуска...
Когда теперь он встретит
Приятеля-дружка?

Теперь он с Петькой
Встретится
Раз в четыре
Месяца...

Тяжело вздохнул Никита:
— Ну и что ж, счастливый путь,
И без Петьки Кузнецова
Проживем мы как-нибудь...

 
 
 
4

Закрепил деталь Никита,
Нарезает он резьбу,
Он насупился сердито —
Сам с собой ведет борьбу.

За станком стоит Никита,
Он резец ведет рукой.
На обед ушли ребята,
Он остался в мастерской.

«Зря мальцом тебя считали,—
Скажут завтра мастера.—
Вам особые детали
Доверять давно пора...»

Если он не сдаст заказа
Раньше всех, к пяти часам,
Если он не сдаст заказа,
Он себя накажет сам.

Не пойдет тогда в кино —
Это твердо решено.
Нет, пожалуй, наказанье
Он смягчит наполовину.
Он пойдет в кино, пожалуй,
Но на детскую картину.

 
 
 
5

В столовой двери настежь,
Народу у дверей!
И все торопят Настю,
И все кричат: — Скорей!

Настя носится с подносом
По столовой заводской,
Сразу две тарелки супа
Подает одной рукой.

Кузнецов подходит к Насте,
Говорит с почтеньем: — Здрасте!
Как живете? Как дела?
Сколько порций подала?

Говорит он: — Вот в чем дело:
Выдай мне второй обед! —
Настя только поглядела:
Мол, в уме ты или нет?

Говорит он: — Подождите!
Я снесу обед Никите.
На работе человек,
Что вам стоит выбить чек?

Нет, она проходит мимо,
Он идет за Настей вслед:
— Настя, мне необходимо
Получить второй обед.

Настя, сделай одолженье!
Там меня товарищ ждет.—
Настя любит уваженье,
Ценит вежливый подход.

— Ладно, я уважу вас,
Выбью чек в последний раз.

Пустая мастерская,
Одни станки вокруг,
Никиту окликая,
К нему подходит друг.

Две глубокие тарелки
Ставит он на табурет:
— Это Настя мне велела
Отнести тебе обед.

 
 
 
6

Целый день в окне открытом
Проплывают облака,
Целый день стоит Никита
У токарного станка.

Он опять резец заправил,
Он проверил самоход,
Он уже себя оставил
Без кино на целый год.

— Обогнать меня хотите?!—
Кузнецов кричит Никите.—
Обогнать меня пора,
Утром после выходного,
Через года полтора.

Он смеется над Никитой:
— Ты чего такой сердитый?
Хочешь, дам тебе совет? —
Вдруг увидел Петр Иваныч —
У станка Никиты нет.

 
 
 
7

Не так это просто
Быть младшей сестрой:
Синими шторами
Окна закрой

И дожидайся Никиту
С огнем,
Он не идет —
Беспокойся о нем.

Спать не ложись —
Открывай ему дверь.
Мать говорит:
— Он хозяин теперь.

Он во дворе
Защищает Анюту,
А сам отколотит
В плохую минуту.

Чайник Анюта
Согрела для брата,
Чайник остынет —
Она виновата.

 
 
 
8

Сменяется бригада,
В цехах зажегся свет,
Сменяется бригада,
Нигде Никиты нет.

В цехах его искали,
Искали в гараже,
В диспетчерской искали
На первом этаже.

Зачем-то Петр Иваныч
Заглядывал в завком,
Искал его на сборке
И даже под станком.

Не идет домой бригада,
Беспокоится о нем,
А токарь третьего разряда
Задремал в шкафу стенном.

Обтачивал он валики,
Расстроился как маленький.

Он тут побудет пять минут,
А мысли горькие бегут,
Без конца мелькают мысли,
Пролетают в голове:
Петька сдал четыре нормы,
А Никита только две.

«Товарищ Никита,
Зайдите ко мне! —
Его вызывает
Директор во сне.—

Вы дали рекорд.
Вы добились успеха.
Я вас назначаю
Начальником цеха.

А домой на самолете
Я могу вас подвезти,
Вы на Кудринке живете?
Нам, пожалуй, по пути».

Облака бегут навстречу.
Как прохладно в вышине!
Над Москвой летит Никита,
Он привык летать во сне.

Видит он издалека,
Как блестит Москва-река,
Как внизу проходят танки
Через площадь, по Таганке.

«Это с нашего завода»,—
Говорит ему пилот.

А внизу полно народа,
Вся Москва салюта ждет.

Там, наверно, и Анюта
Дожидается салюта.

А город весенний
Как дымкой окутан,
И носятся птицы
Под самым салютом.

Но вдруг он падает куда-то,
Летит... Врезается в толпу.
Вокруг него стоят ребята,
Он просыпается... в шкафу.

Перед ним начальник цеха,
Мастера стоят вокруг.
— Разрешите обратиться? —
Говорит Никита вдруг.—

Я закончил всю работу,
Пусть проверят мастера.
Если б мне характер твердый,
Перегнал бы я Петра.

На него глядит начальник:
— Ты проснулся наконец? —
Улыбается начальник,
Говорит: — Ты молодец.

Вдруг Никите снится это?
Или это наяву?
Вот хорошая примета —
Увидать во сне Москву.

Усмехается Никита:
Иногда заснуть не грех!
Вместе с Петькой Кузнецовым
Он пойдет в особый цех.

 
 
 
ЗОЛОТАЯ ТРАВА

1

Тихая платформа
Детей и не ждала.
Птицы распевали,
Акация цвела,
Сверкала Серебрянка —
Серебряный ручей.
И вдруг привозит поезд
Шумливых москвичей.

А мимо Серебрянки
Везут на запад танки...

Тогда зачем же дети
Не дома, не в Москве?
— А нам денечки эти
Нужны! — сказали дети.—
Мечтали мы о лете,
О золотой траве.

 
 
 
2

В летний день
За целебными травами
Мы идем
По опушке лесной.
Помоги нам,
Березка кудрявая,
Ты нам тайну
Лесную открой:
Где достать нам
Целебного сока?
Где найти
Золотую траву?

И шепнула
Березка высокая,
Словно в сказке
И как наяву:
«Ищите и в дубравах
И в рощах
Всей гурьбой,
И вас попросят травы,
Чтоб взяли их с собой».

 
 
 
3

Травушка зеленая,
Ты выросла в лесу
И в тени, под кленами,
Ты пила росу.

В это утро знойное
Покинешь ты лесок,
Раненому воину
Отдашь целебный сок.

В покой больничных комнат
Ворвется шум лесной.
Бойцы больные вспомнят
Зеленый лес весной.

Душистого настоя
Пускай попьют они...
Лекарство золотое,
Ты силы им верни.

 
 
 
ВЕРНУЛСЯ...

Мы папу не видели
Очень давно,
С тех пор
Как на улицах
Стало темно...

Маме работать
Вечернюю смену,
Мама ушла,
Поручила мне Лену.

Мы с Ленкой одни
Остаемся в квартире.
Вдруг входит военный
В зеленом мундире.

— К кому вы пришли? —
Я спросил у майора.—
Мама с работы
Вернется не скоро.

Вдруг — я смотрю—
Он бросается к Ленке,
Поднял ее,
Посадил на коленки.

Он и меня тормошит
Без конца:
— Что ж ты, сынок,
Не узнаешь отца?

Я майора обнимаю,
Ничего не понимаю:

— Вы на папу не похожи!
Посмотрите — он моложе! —
Вынул я портрет из шкапа —
Посмотрите — вот мой папа!

Он смеется надо мной:
— Ах ты, Петька, мой родной!

Потом он как начал
Подкидывать Ленку —
Я испугался:
Ударит об стенку.

Block title

Поиск

Произведения

Статьи


Snegirev Corp © 2016
Яндекс.Метрика